Результаты референдума в Каталонии: отделится ли Барселона от Испании

Максим Кречетовжурналист, блогер

Прежде всего: абсолютно несправедливо пытаться ставить знак равенства между каталонским референдумом и тем трагическим фарсом, который произошёл в марте 2014 года в Крыму, а через 2 месяца – на Донбассе. А именно этим занимались все выходные многочисленные «эксперты» в украинском сегменте соцсетей.

Во-первых, за спиной каталонцев не стоит мощный враг Испании, желающий её уничтожения как государства. Во-вторых, каталонцы вовсе не мечтают начать безнаказанно убивать испанцев и «отжимать» их имущество в Каталонии. Каталонцы разве что могли бы перефразировать лозунг донецких сепаратистов и заявить, что «Каталония кормит Испанию», но только они, в отличие от восточноукраинских «коллег», могут это легко доказать на цифрах.

Бьёт – значит любит?

Результаты: проголосовать на «референдуме» в Каталонии смогли чуть более 40 процентов граждан, из которых 90 процентов высказались за независимость провинции от Испании. Из более двух тысяч участков для голосования верные Мадриду силовики смогли заблокировать работу лишь нескольких десятков – в большинстве из них каталонцы ночевали ещё с пятницы как раз для того, чтобы обеспечить их работу (в основном это были школы). Сообщается о трёх погибших (пока без подробностей), более 1000 человек пострадали в различной степени (большинство – легко) в результате противостояния с федеральной полицией и Нацгвардией, тогда как местная полиция была «с народом» и не выполняла приказы из Мадрида. Собственно, именно жёсткое противодействие испанской полиции попытке каталонцев провести референдум как раз и стимулировало такую высокую явку и такой результат. Тут уместно будет вспомнить, что на «Марш миллионов» 1 декабря 2013 года вышло огромное количество украинцев именно вследствие жестокого разгона Евромайдана, тогда как до этого интерес к студенческой акции во главе с тогда ещё журналистами был крайне низким.

Происходящее в испанской провинции Каталония правильнее было бы сравнивать с попыткой одного из супругов уйти из семьи без согласия второго. Вчерашний референдум – это «битьё посуды» со стороны «жены» Барселоны и «домостроевские тумаки» от «мужа» Мадрида. Очень важно отметить: в Каталонии нет гражданского противостояния по национальному признаку и даже по принципу «за» или «против» независимости Каталонии. Всё противостояние сводится к политическим разборкам между центральным и местным правительствами. Пример тому – обиженное заявление мэра Барселоны Ады Колау, мол, глава правительства Испании даже не попытался вступить в переговоры с каталонцами, а это исключительно в его компетенции. Вся история с референдумом очень похожа на попытку Барселоны принудить Мадрид быть щедрее и внимательнее по отношению к Каталонии. Дипломат и эксперт Алексей Куропятник пишет: «Референдум 1 октября 2017 – это последняя попытка каталонских сепаратистов не так выиграть референдум (реалистично они на это не надеялись), как выторговать у центральной власти больше полномочий для автономии, которые были утрачены после 2010 года».

Самоопределение или кошелёк!

Богатейшая провинция на северо-востоке Испании, Каталония лишилась независимости 303 года назад и лишь 38 лет назад получила автономию – после смерти диктатора Франко, уже при реставрированной им же монархии. Кстати, двое из семи творцов испанской Конституции были каталонцами, а при ратификации документа в Каталонии он получил поддержку 90% граждан. Официально правительство Каталонии заявляет о планах провозгласить теперь независимость по результатам обязательного референдума, тогда как неудавшийся плебисцит 2014 года получил лишь статус опроса общественного мнения. Но фактически речь, скорее всего, пойдёт об усилении прав автономии в составе Испании и прежде всего – в экономических вопросах. Каталония «дарит» центральному бюджету 16 миллиардов евро в год; при 16% от населения страны эта провинция производит 25% ВВП Испании. Но в Барселоне помнят и о том, что 90% производимой ими продукции реализуется именно в Испании – потерять такой рынок экономической смерти подобно. И понимают, что без согласия Мадрида (а его не будет ни за что) Брюссель даже не начнёт обсуждать с Барселоной перспективы вступления Каталонии в ЕС, попросту не признавая её независимость от Испании.

Однако ставки накануне начала неминуемых переговоров подняли до максимума обе стороны: в ответ на незаконный референдум многие сотни чиновников и даже мэров каталонских городов оказались фигурантами уголовных дел, а то и вовсе были арестованы. В кармане у премьер-министра Испании решение Конституционного суда о незаконности референдума, а у каталонского лидера Карлеса Пучдемона – результаты самоопределения народа Каталонии, право на которое гарантировано международными документами, главный из которых – Устав ООН. Правда, эксперты напоминают: бывший генсек ООН Пан Ги Мун заявил, что случай Каталонии не подпадает под право на самоопределение, которое декларируется в ООН, поскольку не подпадает под деколонизацию или отделение от недемократических режимов, которые не уважают верховенство права. В общем, противоборствующие друг с другом власти Каталонии и Испании смогли совместными усилиями раскачать каталонцев и получить результат, который теперь обязательно усадит их за стол переговоров. Каталонцы ведь не террористы и действовали пусть и незаконно, но не прибегая к насилию, а лишь защищаясь от испанских силовиков. Но нельзя считать, что за спинами испанского и каталонского правительств совсем никто не стоит.

Призрак сепаратизма ботит по Европе

Согласно последним соцопросам, предшествующим референдуму, лишь 41% жителей Каталонии высказались за независимость, тогда как 49% - против. Казалось бы: центральному правительству не стоило беспокоиться, как раз силовое противодействие референдуму и привело к озвученным в начале статьи результатам. Но Мадрид просто не имел права игнорировать сепаратистское действо в Каталонии. Хотя бы потому, что за происходившим там внимательно следили другие свободолюбивые провинции Испании: Страна Басков, Наварра, Галисия и Андалусия. Если бы королевство «проглотило» каталонский референдум, то незамедлительно последовал бы «парад суверенитетов» других провинций. Кроме того, пассивности испанскому правительству не простили бы европейские лидеры. Ведь мало того, что целые страны уже «отваливаются» от Евросоюза (Великобритания), так ещё и во многих европейских государствах есть мечтающие об отделении провинции.

Мэр Барселоны требует отставки премьера ИспанииМэр Барселоны Ада Колау заявила 1 октября, что премьер-министр Испании Мариано Рахой должен покинуть свой пост.

Политолог Елена Галкина отмечает, что при очевидном росте популярности идей отделения регионов от стран ЕС сепаратисты, тем не менее, планируют после обретения независимости оставаться в Евросоюзе. Эксперт даёт этой тенденции такое объяснение: «ЕС вызревает как новая политическая нация (это хорошо было видно на последних выборах во Франции), а для национального единения мелкие регионы с доминирующей панъевропейской идентичностью лучше крупных старых национальных государств с тараканами типа Ле Плен или AfD. Да и общие тренды Запада на делегирование всё больших полномочий местному самоуправлению и на расширение элементов прямой демократии тоже коррелирует с этим концептом».

А вот за спинами некоторых каталонских деятелей чётко просматриваются «руки Кремля» и прочие его части. Ну, во-первых, представители Каталонии регулярно посещают сепаратистские шабаши в России наравне с делегатами из Калифорнии, Техаса, Пуэрто-Рико, Северной Ирландии, Италии, Ливана и прочих государств. Россия активно поддерживает различные движения сецессионистов (желающих выхода их территорий из состава государства) в США и Европе, поскольку усиление таких тенденций ослабляет этих соперников России на международной арене. Москва, утопившая в крови в Чечне немало симпатиков независимости этой кавказской республики (вместе с десятками тысяч своих солдат и мирных граждан) и в итоге купившая лояльность местных князьков, активно экспортирует сепаратистские идеи за свои пределы. Нет смысла перечислять все примеры на территории бывшего СССР, где Москва поддерживает тлеющие (или всё ещё пылающие – как на Донбассе) конфликты на почве сепаратизма. Заинтересованность Москвы в этом проявляется и в высказываниях её давно «взорвавшихся консервов» - Джулиана Ассанжа и Эдварда Сноудена, а также в действиях многочисленных кремлёвских ботов. Конечно же, это прекрасно понимают в Европе. В частности, испанская газета El Pais пишет: «Цифровые армии Кремля действуют по одному шаблону: обеспечивают вирусную популярность гипертрофированным или ложным сообщениям или новостям, чтобы обострять кризисы и сеять раздоры в США и Европе, что в конечном итоге выгодно позиции Москвы. Потому-то эти «партизаны» используют сайты, замаскированные под серьезные газеты; именно они создают или размещают такие новости, которые позднее распространяются». Так что чем больнее Москва будет давить на «сепаратистские мозоли» Европы и США, тем скорее там осознают реальные проблемы Крыма и Донбасса, а не буду внимать фейкам, сочиняемым в Москве. А в Каталонии всё будет хорошо и Барселона будет по-прежнему встречать миллионы туристов традиционным испанским «Bienvenida!».

Максим Кречетов, специально для «Слова и Дела»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...