Реформа МВД: как работает Аваков в должности министра

Евгений КрапивинЭксперт группы "Полиция под контролем"

После Майдана остро встал вопрос о необходимости деполитизации Министерства внутренних дел. Ранее министр внутренних дел по факту одновременно был министром полиции, менеджером, который отвечал за работу этого ведомства, и политиком.

Об этом в комментарии «Слову и Делу» рассказал специалист экспертной группы «Полиция под контролем» Евгений Крапивин, оценивая деятельность МВД под руководством Арсена Авакова.

Распределение власти

«В 2015 году был принят новый закон о Национальной полиции, где четко разграничили, что МВД – орган, координирующий и направляющий работу, а Нацполиция – отдельный орган исполнительной власти, который при этом имеет определенные гарантии независимости от влияния Авакова. К примеру, с ним заключается контракт, по которому руководитель Нацполиции должен отработать 5 лет независимо от смены правительства, отставки Авакова», – напомнил Крапивин.

Эксперт отметил, что с Деканоидзе такой контракт не заключали, хотя это прямое требование закона.

«С одной стороны, это положительный шаг, поскольку все, что касается управления, теперь отделено от министерства, а министр, по идее, не имеет влияния на полицию. С другой – в реальности у нас ситуация несколько иная, а политизация – скорее начало процесса, чем конец», – добавил он.

Специалист подчеркнул, что даже на законодательном уровне остались механизмы влияния на Нацполицию со стороны МВД.

Глава Нацполиции вынужден согласовывать все кадровые вопросы с министром. Это оставляет возможность использовать полицию в политических целях, причем вполне законно. События в Днепре 9 мая этого года являются тому свидетельством.

Эксперименты с полицией

«Ядро полиции – криминальный блок. Наибольшая ответственность на нем. Если не трогать коррупцию на дорогах, то незаконные задержания, пытки, вымогательство взяток за открытие или закрытие производства, фальсификация доказательной базы, давление на бизнес – все это связано со следователями, оперативниками. Когда стартовала реформа, было понимание, что нужно начинать именно с них», – отметил специалист.

По его словам, на первом этапе был Аваков, который со своим общественным советом написал концепцию и стратегию реформирования органов внутренних дел.

«Кабмин в конце 2014 года ее утвердил. Документы не реализованы даже на 50%. В 2015 изменился вектор – появился Порошенко и грузинская команда. Эка Згуладзе, а затем и Деканоидзе имели карт бланш на реформу и могли не считаться с концепцией Авакова», – продолжил он.

Арсен АваковМинистр внутренних дел Украины

Эксперт уточнил, что программа Деканоидзе была неплохой, но сложной, и также не реализована даже на треть.

«Второй этап реформы – грузинский. Третий этап начался с приходом Князева, который как раз убедил всех в том, что проблема номер один полиции – борьба с преступностью. Он делает ставку на реформу криминального блока. Есть определенные сдвиги, определенные недостатки, запущен эксперимент с введением детективов, но пока это лишь эксперимент», – констатировал специалист.

В общем, по его мнению, то, что хоть и на третьем году реформы, но дело дошло до криминального блока милиции, является позитивом.

Проблема оборота оружия

«Точку в дискуссии о легализации оружия может поставить Кабмин, приняв изменения. Есть много аргументов за и против. Опыт Молдовы говорит о том, что насильственная преступность уменьшилась, а, к примеру, в отдельных штатах США после легализации отдельных видов оружия уровень насилия вырос», – отметил Крапивин.

Незаконный оборот оружия, которое идет с Донбасса, которое есть у людей на руках, фактически полностью выпадает из поля зрения правоохранительной системы. Именно этим оружием в большинстве случаев совершаются преступления.

«Зарегистрированное оружие как орудие совершения преступления фигурирует редко», – уточнил он.

По его словам, до сих пор не решена проблема с охотничьим, травматическим оружием.

«Здесь много коррупционных проблем, лазеек, как такое оружие регистрируется, перерегистрируется. МВД не хочет отдавать этот вид заработка», – подчеркнул Крапивин.

Открытым остается и вопрос наградного оружия, напомнил эксперт.

Как работается в должности министра внутренних дел Арсену Авакову?«Слово и Деле» продолжают следить за работой министров на своих постах: сегодня мы разобрались, сколько обещаний выполнил министр внутренних дел Арсен Аваков.

«Должно быть системное видение, какое оружие позволять, при каких условиях, что именно легализовать, как контролировать. Например, в некоторых штатах США можно вполне законно иметь пулемет, а в некторых – разрешен пистолет девятого калибра и не более», – добавил он.

Длительная отставка

«Случай в Княжичах – это действительно внутренняя кухня полиции, к которой министр отношения не имеет. Однако есть множество других эпизодов: коррупционные сделки, госзакупки, прямые политические конфликты с АП, трагические ситуации, которые дают основания говорить, что Аваков должен уйти в отставку», – подчеркнул эксперт.

Однако, уточнил специалист, в данном случае это политический вопрос.

«Противостояние НФ и БПП длится уже не один год, и у каждого свои интересы. Хотя с профессиональной точки зрения, человек, который отвечает за управление правоохранительными ведомствами и при том имеет конфликты с АП, губернатором Одесской области, а также постоянно замешан в скандалах, должен уйти в отставку», – проанализировал Евгений Крапивин.

Подробнее о деятельности Министерства внутренних дел – по ссылке.

«Слово и Дело» зафиксировало 137 обещаний Арсена Авакова. Общий показатель уровня ответственности чиновника составляет 47%.


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...