Помогут ли Украине миротворцы ООН

Денис Поповичжурналист

В Украине снова заговорили об условиях, при которых на Донбасс возможно введение миротворцев ООН. По мнению военного эксперта Олега Жданова, обязательным условием для этого является признание со стороны Украины наличия на востоке страны международного военного конфликта с участием России. Тем не менее, существует множество факторов, при которых «голубые каски» могут не оправдать ожидания, которые на них возлагаются.

Военный эксперт Олег Жданов недавно назвал условия, при соблюдении которых на Донбасс могут быть введены миротворцы ООН. По его словам, для этого необходимо юридическое признание со стороны Украины того факта, что на востоке нашей страны происходит международный военный конфликт с участием России. В этом случае наше государство как полноценный член ООН получает право требовать введения миротворческого контингента. «Как только приходят «голубые каски», воцаряется тишина и начинается мирный диалог противоборствующих сторон», - добавил военный эксперт.

Ранее с этим мнением уже не согласился представитель Украины в Трехсторонней контактной группе по урегулированию ситуации на Донбассе Евгений Марчук. По его словам, введение «голубых касок» ООН как раз и будет означать, что в Украине разгорелся внутренний конфликт. «Потому что миротворцы никогда не вводятся, когда воюют две страны», – пояснил Марчук.

Как бы то ни было, но возможность введения на Донбасс миротворцев обсуждается уже третий год, причем не только на экспертном уровне – президент Петр Порошенко еще 18 февраля 2015 года вел в действие решение СНБО об обращении к ООН и Евросоюзу о развертывании в Украине международной операции по поддержанию мира и безопасности. Это произошло сразу после завершения тяжелых боев под Дебальцево. Украина действительно имеет право рассчитывать на помощь ООН, особенно после того, как сама приняла участие в 15 миссиях под эгидой этой организации (3 из них – в Конго, Либерии и Кот д`Ивуаре еще продолжаются). Однако миротворцы ООН могут не оправдать надежд, которые на них возлагаются в нашей стране.

Во-первых, для того, чтобы принять решение о введении миротворческого контингента ООН в Украину, нужно решение Совета безопасности ООН, где Россия имеет право вето и может применить его, как уже не раз поступала в прошлом.

Украинцы стали больше поддерживать идею введения миротворцев на Донбасс – опросБольшая часть украинцев поддерживают введение на Донбасс международных миротворческих сил. Такую идею поддержали 60% опрошенных в ходе свежего социологического исследования респондентов.

Во-вторых, даже если удастся каким-либо образом игнорировать позицию России, то силы ООН, которые будут размещаться на линии разграничения на Донбассе, должны быть достаточно многочисленны для того, чтобы добиться полного прекращения огня и разведения сторон. Их численность должна быть сопоставима с численностью хотя бы одной из противоборствующих сторон, а значит, достигать 40-50 тысяч человек. Это чрезвычайно крупный контингент, поэтому его формирование и развертывание может занять очень много времени и сил.

В-третьих, возникают сомнения в эффективности самой миссии. Для ее успешных действий необходима заинтересованность всех сторон в мирном разрешении конфликта. И если заинтересованность украинской стороны налицо, то кто является второй стороной? Значит, необходимо признавать представителей незаконных «ДНР» и «ЛНР» полноправными участниками конфликта, что выгодно России, но невыгодно Украине, либо искать контакты с Россией, которая всячески дистанцируется от своего участия в войне на востоке Украины, называя это внутренним конфликтом на территории нашей страны.

Несоблюдение этого условия поставит под угрозу жизни самих миротворцев, поскольку тогда боевики «ДНР» и «ЛНР» могут посчитать себя свободными от всех обязательств. Схожая ситуация сложилась, например, в Сомали в 1993 году, когда лидер одной из противоборствующих группировок Мохаммед Айдид начал организовывать нападения на миротворцев ООН. В результате «голубые каски» оказались втянуты в боевые действия, а мирный процесс в Сомали был сорван.

Можно игнорировать даже эти обстоятельства, но тогда Украину может не устроить сам формат миссии ООН из-за порядка применения оружия: «голубые каски» могут стрелять исключительно в целях самообороны. Представители НАТО в этом отношении действуют жестче: миротворцы Альянса могут открывать огонь, если появляется хотя бы подозрение, что против них может быть применено оружие.

Автор этих строк в свое время побывал на американской базе Bond Steel в Косово, где дислоцировались американские и украинские военнослужащие из состава многонациональных сил KFOR, выполнявшие миротворческую миссию под эгидой НАТО; а также в расположении украинских миротворцев 4-го отдельного ремонтно-восстановительного батальона и 20-го отдельного вертолетного отряда, выполнявших задачи в миссии ООН в Сьерра-Леоне. Разница действительно бросалась в глаза: американские военнослужащие в Косово даже в столовую ходили с оружием, правда, не заряженным: боеприпасы в случае тревоги выдаются прямо на выезде из базы.

В то же время, надежд на то, что Альянс захочет направить своих миротворцев в Украину, пожалуй, еще меньше, чем в случае с ООН.

И, наконец, в-четвертых, присутствие «голубых касок» далеко не всегда прекращает конфликт. В качестве примера можно опять же привести ситуацию в Сомали. Кроме того, урегулирование конфликта всегда требует времени. Иногда очень продолжительного. В частности, до сих пор продолжаются миссии ООН, развернутые в 1948 и 1949 годах в результате первой арабо-израильской и индо-пакистанской войн.

Денис Попович, специально для «Слова и Дела»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...