О профессионалах и любителях

Леся Литвиноваволонтер

За последние дни то тут, то там натыкаюсь на гневные спичи «крепких профессионалов» о том, что «вот, понаприходили кто попало, не дают работать специалистам, сейчас все развалится, а мы предупреждали»... Тексты полны картин грядущего апокалипсиса. Они убедительны и литературно безупречны. Профессионалы в них выглядят солидно и ответственно, а волонтеры – комично и практически карикатурно.

Каждый раз, когда я читаю подобный опус, мне на какое-то время начинает казаться, что крепкие профессионалы, безусловно, правы. И что не может человек, не разбирающийся в тонкостях законодательства, подзаконных актах и внутренних инструкциях, в алгоритмах и протоколах, пытаться что-то там наладить и улучшить. Это сродни тому, о чем говорят ребята на передке: «Слушайте, ну давайте как-то обеспечим наши каналы. А то ловит только из-за поребрика. Как новостей насмотришься – хочется пойти и самого себя расстрелять за зверства».

А потом я вспоминаю, откуда взялись все эти странные непрофессионалы. И что они успели сделать за это время.

Крылышки Баффало под видом гуманитарки. Почему волонтеры конфликтуют с Минсоцполитики?Волонтер Леся Литвинова рассказала, почему украинские волонтеры конфликтуют с чиновниками Минсоцполитики в вопросе гуманитарной помощи.

На Майдане стояли профессионалы. Крепкие. В черных касках и пятнистой форме. Да чего уж там, у руля государства тоже стоял крепкий хозяйственник. Просто таки проффесор всего на свете. И окружали его прекрасные профессионалы. Без тени иронии.

Непрофессионалы стояли по другую сторону. Их никто не учил самоорганизовываться. Они не разбирались в психологии толпы и тактике ведения уличных боев. Они даже дрова рубили как попало. Профессионалы бы с этим справились значительно легче. Они совершенно кустарно организовывали домашние госпитали и эвакуацию раненых в обход профессиональных скорых, временно доукомплектованных профессионалами из МВД и СБУ. Они, смешно сказать, мастерили щиты из фанеры и верили, что строительная каска от чего-то там убережет. А эти баррикады? Это же курам на смех. О каком профессионализме может идти речь, если мешки набивались снегом, а поверх укреплялись вообще чем попало – от кусков забора до палет. А пращи? Неужели профессионал всерьез бы рассматривал большую рогатку и запас брусчатки как оружие?

У них не было ни умений, ни специального образования. Ничего, кроме желания победить. Они победили. И это было невероятно. Нет, было бы совсем глупо говорить, что по эту сторону горящего Майдана не было профессионалов. Были профессиональные медики. Профессиональные психологи. Профессиональные повара. Профессиональные политики. Но не они были движущей силой. Они были небольшой частью ее.

Когда началась война, профессиональная армия, разваленная и разворованная на корню, не могла даже одеть и накормить солдат, отправлявшихся на фронт. Она снабжала их бумажными картами образца Второй мировой и техникой, неспособной выехать из ангара. Она укомплектовывала аптечки анальгином и углем. И счастье, если там оказывался резиновый жгут. А еще большее счастье – если он не разваливался в руках от старости.

Непрофессионалы таскали на себе каски и броники через границу с Польшей по пешим переходам, скупали по всему миру разномастную, но крепко сшитую форму, отправляли караваны с консервами и водой.

Непрофессионалы шили берцы. Непрофессионалы разрабатывали программы для планшетов и закупали эти самые планшеты. Девочки, которые в мирной жизни были кем угодно – от швеи до актрисы, разобрались в комплектации тактических аптечек и классах бронежилетов за считанные недели. Профессиональные менеджеры и переводчики-синхронисты превратились в контрабандистов-любителей, умеющих притащить в страну все – от оптических прицелов до машин медицинской эвакуации.

Непрофессионалы шли добровольцами. Им было от 16 до 70 лет. И большинство из них не умели ни стрелять, ни рыть окопы. Они приняли на себя первый, самый страшный удар. И их разорванные тела в черных мусорных пакетах с поля боя вывозили непрофессионалы. И за рулем машин с надписью на лобовом стекле «Груз 200» сидели тоже непрофессионалы.

Профессионалы от Министерства социальной политики придумали справку переселенца и дискриминационные постановления, выводящие бегущих от войны людей в такое себе виртуальное гетто, с отдельными правилами и ограничениями в правах. Непрофессионалы вывозили, селили, лечили, одевали и трудоустраивали. Решали миллион задач ежедневно. Совершенно забыв о том, что их квалификация никак не позволяет брать на себя функции центра занятости, соцработника и юриста.

Профессионалы от СБУ, имея на руках кучу кучную доказательств, так и не смогли привлечь к ответственности мэра Дружковки, который выводил людей на референдум. Непрофессионалы создали базу «Миротворец».

Статус УБД для волонтеров: волонтеры категорически противВолонтер Леся Литвинова рассказала, почему законопроект депутата Андрея Денисенко имеет коррупционные риски.

Профессионалы от медицины говорят: «Мы не сможем вам ничем помочь. Потому что это не закуплено, не выделено, не прошло сертификацию, не оплачено». Непрофессионалы собирают за месяц деньги на пересадку желудка в Индии и за несколько часов разрабатывают логистику доставки необходимого препарата хоть с Мадагаскара, хоть с Аляски.

А знаете, кто больше всех возмущается «непрофессионалами, во все сующими нос»? Нет, не высококвалифицированные врачи, не по-настоящему преданные стране СБУшники, не юристы высокой квалификации. Возмущаются управленцы. Те самые «крепкие хозяйственники», без которых жизнь в стране остановится. Потому что они действительно профессионалы. Они умеют уходить от налогов и знают все схемы откатов. У них правильные контакты в записной книжке и еще более правильная компания в сауне. Они знают, как «порешать». И совершенно не намерены сдвигаться со своих позиций.

И когда я смотрю на них, радуюсь тому, что я – дилетант. Что не вижу этих чудовищных механизмов, а значит, они не мешают мне. Что не знаю причин, по которым это сделать невозможно, а значит, напрягусь и сделаю. И, откровенно говоря, я не хочу у них учиться. И становиться таким же профессионалом – тоже не хочу. Человек – существо обучаемое. И при желании может освоить все: от международного права до микрохирургии. Если принять для себя это как цель в жизни. Но от этих вот «тайных знаний», которые несет система, доставшаяся в наследство от почившего в бозе «нерушимого надежного оплота», я, пожалуй, буду держаться подальше. В этом вопросе мне комфортнее быть дилетантом.

Леся Литвинова, специально для «Слово и Дело»

Загрузка...