Крылышки Баффало под видом гуманитарки. Почему волонтеры конфликтуют с Минсоцполитики?

Леся Литвиноваволонтер

Официально точкой отсчета в истории с гуманитарными грузами в этой стране можно считать первое января 2000 года. В этот день в силу вступил «Закон о гуманитарной помощи», принятый в конце 1999 года. Тогда это находилось в ведении Кабинета министров.

Первые гуманитарные грузы предназначались в основном для религиозных организаций, которые достаточно быстро поняли, что необлагаемые налогом грузы – это весьма неплохая возможность для маленького бизнеса. Впрочем, сориентировались не только они. Буквально за пару лет были налажены прекрасно работающие схемы, определены крупные игроки, распределены роли. «Крышей», конечно же, стали силовые ведомства, обеспечивавшие беспроблемное пересечение грузами границы и имевшие хороший кусок пирога под названием «гуманитарка». Проконтролировать происходящее извне было практически невозможно. Впрочем, это никого особо и не интересовало.

Кабмин уполномочил Минсоцполитики определять гуманитарность грузовВ украинском правительстве уполномочили Минсоцполитики определять перечень документов для признания грузов с гуманитарной помощью.

В 2013 году функцию по признанию грузов гуманитарными передали в ведение Министерства социальной политики, а в 14-м, буквально за несколько дней до аннексии Крыма, изменили порядок. С этого момента при Министерстве начала работу группа по гуманитарке. В нее вошли представители всех заинтересованных ведомств. Теоретически, решение по грузам должно было приниматься коллегиально. На практике – поскольку нигде не было обозначено понятие кворума, решения принимались любым составом, даже если в день заседания пришло всего два человека.

До начала пятнадцатого года отработанные схемы продолжали спокойно работать. Грузы завозились самые разнообразные и группа без тени сомнения признавала их гуманитаркой, а значит – освобождала от уплаты налога на ввоз, например, годовалый «Мерседес-Бенц» (приказ №11 от 11 января 2014 года, получатель – Киево-Печерская Лавра). Или, например, телефоны «Блекбери» в количестве 200 штук (8 декабря 2014 года, получатель – Министерство иностранных дел). Или, допустим, двести с половиной тонн клеенки ПВХ для Свято-Кирилловского монастыря от китайского LTD (приказ №247 от 26 апреля 2013 года).

Красный Крест отправил новый гуманитарный конвой на территорию ОРДЛОМеждународный комитет Красного Креста вместе с благотворительной организацией «Человек в беде» отправили на неконтролируемые территории Донецкой области 24 грузовика с гуманитарной помощью.

За месяц до начала Майдана приказом №559 от 6 сентября 2013 года в адрес Департамента социальной защиты населения Одесской ОГА пришел многотонный груз, состоящий из журналов «Солдаты России» от Российского общества «Доблесть Отечества».

Весь этот праздник жизни мог бы продолжаться до бесконечности, если б осенью 2014 года на волне постмайданных настроений в Громраду при Министерстве социальной политики не пришли волонтеры. Тема громрад при министерствах – отдельная большая история. Которую имеет смысл затронуть только в одном аспекте – до 14-го года они полностью состояли из «профессиональных» общественников, получавших нормальное такое финанасирование «на развитие организации» и занимались в основном дележом свалившихся благ и при этом не мешали самому Министерству заниматься его наработанными схемами заработка.

Именно в качестве члена ГР Оксана Сухорукова (БФ «СВОЇ», больше известный как «Центр помощи переселенцам на Фроловской») впервые попала на рабочую группу по признанию грузов гуманитарными. Это случилось уже в начале 2016 года, с приходом нового министра Андрея Ревы. Его предшественник, Павел Розенко, вел себя значительно умнее, не давая волонтерам и молодым фондам повода приходить и разбираться с грузами.

В стране вовсю шла война. Молодые фонды, выросшие из волонтерских движений, начали активно завозить в страну гуманитарные грузы. Диаспоры из разных стран охотнее сотрудничали с ними, чем с государством или старыми фондами. И если в середине 14-го года это были в основном вещи и продукты питания, то спустя всего год-полтора основная часть волонтерских грузов уже состояла из медицинского оборудования и расходников для госпиталей, машин для фронта и прочих весьма недешевых вещей.

При Розенко волонтерские грузы проходили процедуру практически мгновенно, не тормозились на таможне, а ошибки в документах исправлялись легко и оперативно. Занятым по самые уши своими собственными задачами волонтерам в голову не приходило поинтересоваться – а что же происходит с остальными грузами и как вообще работает вся эта система в масштабах страны. И уж тем более – засовывать нос в приказы по принятым грузам, среди которых встречались, например, такие:

Август 2015 года, приказ №870, груз весом 38,8 тонн:

«Салями из говядины длинные, колбаса из говядины, отварные сосиски из говядины/телятины, сосиски, приготовленная первой нарезки солонина из говяжьей грудинки, пастрома из говяжьей грудинки, бастурма из лопатки, говяжий шейный позвонок, говяжья грудинка, говяжья солонина, шейка, щека, мясо говяжьей шейки бескостное, ребрышки, лопатки, мясо палец, подвески, мясо колена, лондонское жаркое, панированные индюшачьи/куриные котлеты, куриная печень жареная кошерная, жареные куриные крылышки в соусе Баффало, куриные котлеты, жареные на гриле, копченая грудка индейки, классическая грудка индейки, куриные котлеты, куриное темное мясо петуха с кожурой, кожа куриная, куриные крылышки, крупа, курица нарезанная, куриные бедра средние, бескостная грудка индейки средняя, ножки индейки, курица по-китайски с кунжутом, курица фаршированная грибами и рисом, бескостное темное мясо курицы, обжаренное куриное филе ломтиками».

Россия отправила на оккупированный Донбасс очередной «гумконвой»Российская Федерация снова отправила на территорию оккупированного Донбасса очередной гумконвой.

Пришедший на смену Розенко Андрей Рева допустил ту же ошибку, что и предыдущая власть по отношению к мирному студенческому протесту на Майдане. Вместо того, чтобы просто не трогать – начал активно вести войну.

Впрочем, было бы неправдой сказать, что война молодым фондам была объявлена прямо с порога и на пустом месте. Первой активной фазе конфликта предшествовала попытка «договориться и подружиться».

В январе 2016 года некто Алексей Исаев, известный в волонтерской среде по Антикоррупционному комитету Майдана, пригласил на встречу с Верой Сигриянской (на тот момент и. о. уполномоченного Кабмина по вопросам антикоррупционной политики) в Кабинет Министров нескольких представителей Благотворительных Фондов и волонтеров.

Встреча прошла под общим лозунгом «Рейтинги государства на мировой арене падают, давайте поможем друг другу». Предлагалось объединить безупречную репутацию волонтеров с безграничными возможностями функционеров и создать единую структуру по приему и распределению гуманитарки. Со стороны Кабмина обещалось полное содействие. Слова «крыша от силовиков» прозвучали открытым текстом. Обещания вывести на структуру всех международных доноров и вообще дать зеленый свет на все, наверное, должны были прозвучать убедительными аргументами. Но вместо этого вызвали прямо противоположную реакцию. Волонтеры, прошедшие Майдан, успевшие похоронить и потерять «без вести пропавшими» кучу друзей, не вылезавшие с фронта и из госпиталей, мягко говоря «удивились». Некто Вадим Петров, которого г-жа Сигриянская представила как своего представителя, в частной беседе еще попробовал привести «железные» аргументы вроде помещений в центре города и прочих благ жизни, но был послан уже прямым текстом.

Именно с этого момента и начались проблемы с волонтерскими грузами. Машины месяцами стояли на таможенных складах, накапливая немаленькие деньги за простой. Требования к документам стали совершенно абсурдными и невыполнимыми. А попытки прояснить ситуацию приводили к примерно такому же результату, как усилия Сизифа, толкающего камень по отвесному склону.

Примерно через месяц Оксана Сухорукова и пришла на рабочую группу в Минсоц, где с удивлением обнаружила того самого Вадима Петрова, уверенно рулящего процессом. Не то что б Вадим Петров был рад этой встрече, но попытался провести еще один раунд переговоров, предлагая помощь в закрытии мифических уголовных дел, открытых за «помощь незаконным вооруженным формированиям». Чтобы было совсем понятно, «незаконные вооруженные формирования» – это украинская армия, ведущая бои на востоке страны с «ихтамнетами». Если верить горячим речам Петрова, именно на машинах, завезенных волонтерами, «убивали детей и насиловали женщин».

И если предложения поучаствовать в коррупционных схемах еще можно было худо-бедно списать на то, что люди слегка подзабыли какой год на дворе, то высказывания в адрес армии подтолкнули к мысли написать запрос в СБУ с вопросом: «А это вообще кто?». Ответа на вопрос получено не было, но г-н Петров пропал с горизонта, не оставив никакого следа. Ходят слухи, что в 17-м он «всплыл» где-то в системе МВД, но это уже совсем другая история.

Кстати. С приходом Ревы в коридорах Министерства появился еще один весьма любопытный персонаж по имени Александр Привалов. Какое-то время осваивался на должности мелкого клерка, а потом вдруг, в обход конкурса, занял место главы сектора предотвращения коррупции. Ну и тут же занял еще теплый после Петрова стул в рабочей группе по гуманитарке.

В ООН озвучили сумму, необходимую для оказания гуманитарной помощи УкраинеДля оказания Украине гуманитарной помощи Организации Объединенных Наций необходимо 214 млн грн.

Никаких коррупционных действий в принятии таких грузов, как консервированные ананасы, глава сектора не усматривал. Зато машины медэвакуака продолжали растамаживаться со страшным скрипом. Вот она где, коррупция. Вот с кем надо бороться. Неужели кто-то может усмотреть что-то дурное в освобожении от налогов груза с примерно таким описанием: «Шоколадный торт Mix (смесь), нуга Bamba, шоколадные вафли, конфеты Elite, маленькая кукуруза (консер.), сухарики для супа, снеки Bamba, кукурузные чипсы Bisli, Гранола (плитки), шоколадное печенье, соевый соус, пикантный соус чили, замороженный кофе (порошок), замороженный ванильный порошок, томатная паста (малая банка), крекер, крупнозернистая соль, Доритос, снеки Bisli BBQ, снеки Bisli Grill, рисовое печенье, снеки Bisli Onion, уксус, лимонный сок, кус-кус готов, кетчуп, вафли, печенье Berman, соленые крендельки, попкорн Osem, маленькое рисовое печенье»? Общий вес груза 194,5 тонн. Приказ №1061 от 23 сентября 2016 года.

Вот машины на фронт и расходники для прифронтовых больниц – это именно то, с чем нужно бороться.

Волонтеры устали удивляться и написали открытое письмо на имя Розенко с просьбой навести порядок в работе группы. Просили в соответствии с законом про гуманитарную помощь (статья пятая) допуска на заседания прессы и общественности, прозрачной отчетности, а так же четко выписанных правил, одинаковых для всех. Письмо подписали около 50 волонтеров и БФ со всех концов страны. Результатом этого письма стало распоряжение, подписаное Розенко о необходимости открытой работы и обязательном присутствии на заседаниях предствителей общественности. Ни на Привалова, ни на Реву это не произвело особенного впечатления. Заседания продолжали происходить за закрытыми дверями, а подписанты письма легли в основу черного списка по растаможке.

Ситуация зашла в острую фазу конфликта. Появились публикации в прессе, достотаточно подробный анализ схем и фамилии заинтересованных лиц. В ответ на поднятую волну начали откликаться народные депутаты. Их было около десятка и все они предлагали свою помощь в борьбе за чистоту и прозрачность потоков гуманитарки. Спустя две недели все эти депутаты по очереди позвонили и разными словами сказали одно и то же. Они конечно, дико извиняются и восторгаются смелостью и принципиальностью волонтеров, но ничем не могут им помочь. Потому что с ними побеседовали и посоветовали не делать ненужных телодвижений. Поэтому они, конечно, за прозрачность и против коррупции, но посмотрят за сражением со стороны. Другими словами – денег нет, но вы там держитесь…

Ну и ладно. Остается держаться. Хотя маленьким фондам очень трудно противостоять большой системе. У нее в рукаве еще пара козырей. И десятилетиями отработанные механизмы. У маленьких фондов – только вера в свою правоту и надежда на изменения в стране. Хотя, наверное, это не так мало…

Леся Литвинова, специально для «Слова и Дела»

Загрузка...