Война или АТО: «за» и «против» военного положения в Украине

Николай Сунгуровскийдиректор военных програм
Сергей Грабскийвоенный эксперт

Прежде всего должен быть утвержден пакет документов, где прописывалось бы не только военное положение, но и закон об оккупированных территориях.

Такое мнение в комментарии «Слову и Делу» высказал директор военных программ Центра Разумкова Николай Сунгуровский, анализируя заявление Павла Климкина о том, что в Украине не исключено введение военного положения.

«Если бы мы признали ОРДЛО оккупированной территорией, то были бы сняты все вопросы по блокаде, пенсионному обеспечению, соцвыплатам, поддержке или неподдержке наших граждан на тех территориях и многие другие», – констатировал эксперт.

Закон с возможностью введения военного положения на отдельных территориях, на его взгляд, является спорным.

«Мы же не объявляем мобилизацию по отдельным территориям. Мобилизацию объявляем по всей стране. Предприятия оборонной промышленности, если они расположены во Львове, будут работать по мобилизационному плану, как при военном положении. Военное положение вводят по всей стране», – подчеркнул специалист.

Почему не вводят военное положение (ИНФОГРАФИКА)«Слово и Дело» совместно с СНБО Украины решило объяснить, чем отличается «военное положение» от «антитеррористической операции»

Просто когда вводится военное положение, добавил он, можно прописать все особенности: причины, период, каких территорий касается и прочее.

«Особое положение должно быть введено, но в указе нужно четко разграничить меры, которые вводятся на приграничных территорий, в зоне военных действий и на остальных территориях, обозначить вопросы прав и свобод граждан», – считает Сунгуровский.

Абсолютный миф, уточнил эксперт, который удобен власти, что Запад отвернется от Украины если мы введем военное положение.

Украине, наоборот, предїявляют: определитесь, помогать вам в борьбе с террористами или в борьбе с Россией. Мы сами должны определиться, что мы делаем.

«Складывается впечатление, что власти думают, будто вокруг никто не понимает, чьи интересы там присутствуют и чьи интересы отстаиваются. Все прекрасно видят, что интересы Украины учитывают в последнюю очередь. К сожалению, защищаются интересы тех групп, которые делают бизнес на войне», – рассуждает он.

В то же время глава Совета Всеукраинского объединения «Союз участников миротворческих операций» Сергей Грабский придерживается иного мнения и считает, что даже с началом войны не было возможности принимать такие меры.

«Украина не была готова к этому ни тогда, ни сейчас. У нас была номинальная система управления государством, а по факту эта система была практически парализована. Введение военного положения подразумевает взятие административных функций под контроль армии. Была ли у нас тогда армия? Обученных людей, которые могли осуществить такое управление? Нет, как, впрочем, и сейчас», – отметил он.

Кроме того, на его взгляд, есть риск, что мы таким образом просто формально объявим войну РФ, ведь она не вводила военного положения, и это будет наш первый шаг.

Александр ТурчиновСекретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины
Турчинов обещает, что в случае активизации российских войск на Донбассе Украина введет военное положениеСказано 14 августа 2015 г.Статус обещания: В процессе

На прошлой неделе в АП сообщили, что решение о введении военного положения будет принимать СНБО в соответствии с развитием ситуации в зоне АТО.

Два года назад секретарь СНБО Александр Турчинов пообещал, что в случае срыва РФ Минских соглашений и активизации российских войск на Донбассе Украина введет военное положение.

«Слово и Дело» рассказало, чем отличается военное положение от антитеррористической операции, в материале «Почему не вводят военное положение».

Загрузка...