Охота на ведьм: зачем депутатам закон о «партийной диктатуре»?

Читати українською
Александр Радчукполитолог

Вопрос о так называемых «социальных лифтах» всегда был актуальным для отечественной политической системы. Большинство нынешних политиков попадали во власть путем использования влиятельных связей с крупным бизнесом, а политическая карьера определялась лояльностью или близостью к тем или иным группам влияния.

Социальные потрясения, а особенно революции, всегда предоставляли возможность на волне народного подъема «зайти» во власть новым лицам. Впрочем, восторг всегда переходил в разочарование, а на смену романтическому постреволюционному периоду приходит время «закручивания гаек» – сужение политических прав и свобод.

Революция Достоинства не стала исключением из исторического контекста. Постепенный переход от плюрализма политических предпочтений к ограничению прав и свобод является закономерным этапом любых постреволюционных преобразований в обществе. Воспоминания о решимости украинцев в вопросе смены власти несколько сдерживают нынешнее руководство страны в методах воздействия на конкурентную политическую среду. Однако именно подобные явления представляют наибольшую опасность для реформирования и обновления отечественного политического ландшафта.

На днях Президент подписал знаменитый закон №3700, который в народе уже окрестили «партийной диктатурой». Документ предусматривает ряд процедурных новшеств, которые на законодательном уровне позволяют руководству партий, уже попавших в парламент, формировать свой список кандидатов любым удобным для нее способом.

Убрать внутренних конкурентов

О сверхважности данного закона для власти свидетельствует тот факт, что на голосование в сессионном зале парламента его выносили более 20 раз! Наконец, 16 февраля, в день, когда вся страна обсуждала будущее правительства Яценюка, спикер ВР Владимир Гройсман сумел достичь желаемого результата: за законопроект проголосовали 236 народных избранников.

Фактически, законопроектом вносятся изменения в ч. 7 ст. 58 закона «О выборах народных депутатов Украины», которые предоставляют лидерам партий право исключать кандидатов из своих списков уже после объявления результатов выборов. То есть, по сути, «доформировывать» собственные партийные списки уже после достижения желаемой цели - преодоление 5% барьера и попадание в парламент. «Партия, которая выдвигала кандидатов в депутаты, включенных в ее избирательный список, принявшая участие в распределении депутатских мандатов, может принять решение об исключении кандидата в депутаты, который по итогам результатов выборов считается неизбранным, из своего избирательного списка в любое время после дня выборов до принятия решения ЦИК о признании его избранным», – говорится в новом законе.

Таким образом, решение об исключении кандидата из партийных списков принимает, в соответствии с уставом политической силы, высший орган - как правило, это съезд или партийная конференция. После этого, соответствующее решение передается в ЦИК, которая в 5-дневный срок принимает решение об исключении соответствующего кандидата из партийного списка. Учитывая «подвешенное» состояние нынешнего состава Центризбиркома, не трудно догадаться, что все его решения в подобных вопросах будут исключительно положительными. «Несмотря на то, что определенная часть политиков видит в этом законе признаки неконституционности, этот закон, набрав силу со дня, следующего за днем его опубликования, то есть с 27 февраля, будет безусловно выполняться Центральной избирательной комиссией в части ее полномочий», - уже успел убедить в своей преданности нормам закона председатель ЦИК Михаил Охендовский.

В политической и экспертной среде закон вызвал волну возмущения. Народные избранники говорят, что таким образом партийные вожди планируют бороться с инакомыслием в рядах политических сил. Еще одна причина для введения закона о «партийной диктатуре» - потребность в кадровых чистках среди возможных претендентов в нардепы. Так, во фракции «БПП» пока не могут отправить ни одного из своих нардепов в исполнительную власть, ведь следующим по спискам партии в парламент могут попасть слишком нежелательные для ее руководства кандидаты. Например, им может стать адвокат экс-председателя партии «УКРОП» Геннадия Корбана Андрей Богдан, который может попасть в парламент по спискам «БПП», если кто-то из нардепов из пропрезидентской фракции сложит полномочия в пользу работы в других органах власти.

К слову, в введении закона №3700 заинтересованы не только в пропрезидентской политсиле. Соавторами документа стали все пять лидеров фракций предыдущего состава коалиционного большинства (БПП, «Народный фронт», «Самопомощь», «Батькивщина», «РПЛ»).

Представители третьего сектора неоднократно призывали нардепов не принимать скандальный законопроект, а Президента - наложить на него вето. «Отныне партии получают возможность исключать из своего избирательного списка любого кандидата после установления результатов выборов. Фактически это дает возможность партиям просматривать результаты выборов в ручном режиме. Законопроект №3700 не имеет ничего общего с демократией и развитием парламентаризма, а также противоречит коалиционному соглашению», - говорится в заявлении Комитета избирателей Украины. Солидарны с коллегами в «Реанимационном пакете реформ», в движении «Честно» и гражданской сети «Опора». Представители последней считают, что данный закон поставил партийные интересы выше политических прав граждан, «поскольку возможность отзыва кандидатов из списка после голосования нарушает их право быть избранными, а избирателей, которые голосовали за весь список в целом, выбирать своих представителей».

Предвыборная дисциплина

Эксперты связывают единство позиций в вопросе введения «партийной диктатуры» с приближением внеочередных парламентских выборов. Как правило, накануне выборов в Верховную Раду начинается волна громких демаршей и выходов из фракций тех депутатов, которые не нашли общего языка с партийным руководством или просто захотели начать собственную политическую игру.

Еще один случай - когда на подобных «обломках» ранее мощных фракций вырастают совершенно другие партийные проекты. Ведь иметь своих представителей в Верховной Раде - это очень удобная площадка для предвыборного позиционирования, особенно, когда речь идет о медийной составляющей. Например, из состава крупнейшей пропрезидентской фракции «БПП» за последний год вышло не менее 10 народных депутатов. Две трети из них «зашли» в ВР по партийным спискам. Отныне ни формального, ни реального влияния руководство фракции и партии на решение своих бывших подопечных не имеют, а это - непозволительная роскошь в условиях коалиционного кризиса, когда катастрофически не хватает голосов.

Дискуссии о введении так называемого «жесткого императивного мандата» длятся еще с начала 2000-х годов. Партийные лидеры сами провоцировали так называемое явление «тушкования», когда набирали в проходные части своих списков кандидатов, которые сразу после принесения присяги нардепа могли с легкостью изменить фракционной и партийной дисциплине, объявив себя «независимыми» внефракционными народными избранниками. Конституция и законы прямо этого не запрещали, поэтому нынешнее нововведение является неким актом «мягкой партийной диктатуры». Отныне партийные вожди могут особо не беспокоиться, кого именно берут в свои списки, тогда как будущим кандидатам стоит очень серьезно задуматься над своим политической поведением и вложением финансового «вступительного взноса» для того, чтобы оказаться в проходной части избирательного списка.

Не исключено, что принятие закона №3700 вызвано целью застраховаться от возможных рисков в случае принятия изменений в избирательное законодательство в части открытых партийных списков. В случае проведения досрочных парламентских выборов, общественность будет давить на нардепов выполнить одно из ключевых требований коалиционного соглашения - а именно, принять изменения в избирательный закон о введении пропорциональной системы выборов по открытым спискам.

Неотвратимость этих изменений, скорее всего, неизбежна, поэтому партийные вожди заранее предусмотрели последствия возможных проблем с избирательными списками. Ведь чтобы понравиться избирателям, в проходные части могут пригласить вполне популярных, а значит, потенциально независимых от воли партийного руководства кандидатов. Которые в случае прохождения в парламент могут создать дополнительные неудобства в планировании политических стратегий позиционирования.

Остается логичным предположить, что нардепы нынешнего созыва ВР таки собираются изменить избирательное законодательство. Ведь, согласно логике «партийной диктатуры», смешанная избирательная система автоматически более привлекательным делает баллотирование кандидата на мажоритарном округе. А если не усилить ответственность народного избранника перед своими избирателями путем, например, введения в действие процедуры отзыва нардепа за невыполнение своих обещаний, тогда вполне логично, что кандидаты будут отдавать предпочтение не партийным брендам, а займутся «засеванием» потенциально привлекательных для себя округов. Зачем платить за место в списке, если «мажоритарка» гарантирует большую независимость в парламенте?

Есть ли выход из данной ситуации? Да, есть: это создание действительно эффективных партийных структур «снизу», путем широкомасштабного участия самих граждан в создании новых правил взаимоотношений в партийной системе. Звучит несколько утопично, впрочем, не стоит пренебрегать желанием активных граждан изменить ситуацию к лучшему путем создания новых по своей сути и наполнению политических партий. Сейчас реализовать подобные инициативы препятствует низкий уровень вовлеченности украинцев в общественно-политические процессы: в обществе уже обычной практикой является обсуждение и критика деятельности политиков, а вот попытаться самим изменить ситуацию на доступном для себя уровне - до сих пор остается чрезвычайно трудной задачей для большинства граждан.

Александр Радчук, специально для «Слово и Дело»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...