Отставка Кихтенко: с чем не справился донецкий губернатор?

Основными причинами анонсированной отставки председателя Донецкой ВГА смело можно назвать неудовлетворительную управленческую деятельность Кихтенко и его принципиально отличные от общественных настроений взгляды на сотрудничество с самопровозглашенными республиками.

Сегодня, 11 июня, Президент Украины Петр Порошенко примет участие в выездном совещании, посвященном возведению фортификационных сооружений на востоке Украины. По информации в СМИ, в ходе нее будет также представлен и новый глава Донецкой области, который сменит на этом посту ныне председателя Донецкого военно-гражданской администрации Александра Кихтенко.

Среди главных претендентов, чью фамилию, по мнению экспертов, назовет сегодня Петр Порошенко – бывший губернатор Житомирской области и экс-народной депутат Павел Жебривский. «Слово и Дело» решило проанализировать возможные причины отставки Александра Кихтенко.

12 мая Президент Украины Петр Порошенко вынес выговор председателю Донецкой ОГА Александру Кихтенко за медленное строительство инженерных сооружений. 5 июня во время своей пресс-конференции Глава государства подчеркнул личную ответственность Кихтенко за строительство фортификационных сооружений. Именно после этого об увольнении Кихтенко стали говорить как о логическом кадровом шаге Президента.

Неудовлетворительная деятельность Кихтенко в должности председателя ДВГА

От первого «недонецкого» губернатора в Донецкой области общество ожидало качественных трансформаций манеры управления в регионе. Однако их так и не произошло. Во-первых, большие вопросы вызывала кадровая политика губернатора: как среди исполнительной власти в Донецкой области, так и на государственных предприятиях региона никаких обновлений не случилось. Бывшие члены «Партии регионов», «перекрасившись», остались на своих должностях. Кихтенко объяснил это их патриотизмом, профессионализмом и дефицитом кадров. Бывший «регионал» Александр Кравцов долгое время был его заместителем, несмотря на скандалы, связанные с бизнесом его семьи. Возмущение общественности вызвало и назначение заместителя городского головы Славянска Нели Штепы 22-летнего Ярослава Секирожа советником председателя Донецкой ОГА.

Экономическая ситуация в регионе также не улучшилась. Прошлой зимой Украина была вынуждена закупать уголь как у других стран, так и у сепаратистов, и даже – у страны-агрессора. И это – несмотря на то, что на украинских шахтах, которые остались под украинским контролем, были значительные запасы угля. Губернатор объясняет такой коллапс отсутствием необходимых полномочий и разрушением логистики и инфраструктуры в регионе.

Не были решены и вопросы обеспечения переселенцев благами первой необходимости: жильем, работой, социальными гарантиями (хотя эта проблема актуальна и на общегосударственном уровне).

Не увидел Донбасс и обещанного наведения порядка на предприятиях области. Так, в начале 2015 года состоялся ряд забастовок шахтеров – как из-за отсутствия заработной платы, так и по причине неэффективного управления на предприятиях. Коррупция и контрабанда в области также процветают. Эксперты отмечают отсутствие понимания между председателем Донецкой ОГА и силовыми структурами.

22 апреля распоряжением Кабинета министров Украины была создана правительственная комиссия, которая должна была проверить эффективность деятельности Донецкой ОГА. 21 мая сам Кихтенко рассказал, что правительственная комиссия, которая проверяла его деятельность, признала работу Донецкой облгосадминистрации неудовлетворительной. Кихтенко тогда заявил: «С фактами, приведенными в выводах, можно поспорить – большинство замечаний касается центральных органов власти, ОГА на эти процессы просто не влияет». По его словам, он не понимает, каким образом были сделаны эти выводы, поскольку комиссия фактически не работала на месте. А 8 июня Александр Кихтенко и вообще заверил, что выводы правительственной комиссии – не что иное, как фальсификация, а правительство Яценюка объявило войну Донецкой областной администрации.

Политический фактор

Несколько дней назад Петр Порошенко сообщил, что Украина начинает плотную экономическую блокаду оккупированных территорий Донбасса. Цель этой политики – перекладывание ответственности за социальную, экономическую, гуманитарную ситуацию на оккупированном Донбассе на Российскую Федерацию. 3 июня группа депутатов из разных фракций зарегистрировала проект закона о внесении изменений в Закон Украины «Об обеспечении прав и свобод граждан и правовом режиме на временно оккупированной территории Украины», предусматривающий усиление контроля за перемещением лиц и грузов через временно оккупированную территорию. Законодательные инициативы парламента выглядят вполне логичным и прогнозируемым трендом. К этому моменту главари так называемых народных республик, военные формирования на этих территориях уже были признаны ВР Украины террористами, а РФ – страной-агрессором. Очевидно, что законопроект №2004 будет принят в Верховной Раде и подписан Президентом.

Выстраивание такой линии поведения шло на фоне противостояния двух концептуальных подходов к так называемым ДНР и ЛНР: жесткого – по примеру руководителя Луганской военно-гражданской администрации Геннадия Москаля, и мягкого – так, как это происходило у Александра Кихтенко.

В последнее время телевизионные эфиры Украины заполонили кадры с рейдами Москаля против контрабандистов, остановками колонн грузовиков с различными товарами – от пива до корма для животных, направлявшихся в фейковые республики. Москаль установил жесткие правила перемещения с украинской территории на территории, находящиеся под контролем террористов, закрыл ряд пропускных пунктов. Геннадия Москаля смело можно назвать «губернатором на передовой». При этом председатель Луганской ВЦА не выбирает слов как в общении с террористами, так и с простым людом Донбасса.

Александр Кихтенко исповедует другие принципы. Он, в частности, настаивает на отмене пропускного режима, говорит о необходимости восстановления экономических связей с оккупированными территориями. За это Кихтенко министр внутренних дел Арсен Аваков и лидер «Радикальной партии» Олег Ляшко уже окрестили коллаборационистом и предателем. При этом, не прекращалось его противостояние с правительством Яценюка. 5 июня именно Кабинет министров внес на рассмотрение Президента представление об увольнении Кихтенко.

Общество все чаще противопоставляет методы и результаты руководителей военно-гражданских администраций Кихтенко и Москаля. Симпатии большинства – на стороне второго. Инициативность, активность, принципиальность и жесткость Москаля добавляет ему рейтинг. Кихтенко же обвиняют в бездействии и неспособности преодолеть контрабанду и коррупцию, а высказывания о необходимости восстановления экономических связей с оккупированными территориями и устаревшее клише «никто не слышит Донбасс» вызывают осуждение и непонимание.

Кроме того, Кихтенко явно не из тех людей, которые будут отстаивать политические интересы Порошенко и его партии в Донецкой области. Тогда как в условиях подготовки к местным выборам хороший политический менеджер в регионе Президенту просто необходим.

Очевидно, Президент все-таки услышал принципиальную позицию руководителя Луганской ВЦА относительно полной блокады оккупированных территорий. Кихтенко с его принципиально отличными взглядами в эту парадигму точно не вписывается.

Претендентами на кресло председателя Донецкой ВГА называли и бывшего нардепа Юрия Грымчака, который является уроженцем Донецкой области, работал в органах самоуправления Макеевки, а еще – занимал должность заместителя председателя ДонОГА и последовательно поддерживает Порошенко. Однако 11 июня в СМИ появилась информация о том, что это кресло в конце концов достанется совсем другому человеку – экс-руководителю антикоррупционного управления ГПУ и бывшему губернатору Житомирской области Павлу Жебривскому.

Как бы там ни было, вывод напрашивается такой: во время активных военных действий на Донбассе Александр Кихтенко вынужден был сосредоточиться на недопущении распространения сепаратизма на остальную территорию региона и взять этот вопрос под жесткий контроль. Учитывая ситуацию на момент назначения Кихтенко, руководство государства требовало от него действовать как военный, а уже потом – как чиновник. В этом ключе в целом со своей задачей Кихтенко справился, поэтому... Мавр сделал свое дело – мавр может уходить.

Сергей Михальков, специально для «Слово и Дело».


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...