Польша-1990, Грузия-2004, Украина-2015: что общего у реформаторов?

Уже более 100 дней так называемое «правительство реформаторов» под руководством премьер-министра Арсения Яценюка пытается воплотить в жизнь долгожданные изменения в стране. Первые шаги Кабмина не впечатляют: пока результаты реформ полностью зависят от воли международных кредиторов предоставить Украине очередной транш финансового «спасительного круга». Казалось бы, в сложившейся ситуации, у правительства есть карт-бланш на быстрое проведение понятных и в то же время кардинальных реформ, которые впоследствии помогли бы Украине наконец выбраться из сложной экономической и геополитической ситуации. Впрочем, несмотря на угрозу территориальной целостности и в условиях фактического коллапса экономики, правительство осуществляет слишком слабые попытки изменить жизнь украинцев к лучшему.

Почему так происходит – причин и факторов множество. Однако самое главное, чего не хватает украинским реформаторам – воли и стремления к реальным изменениям в Украине. А еще – вменяемого стратегического плана действий, так называемого «украинского экономного чуда», которым можно было бы вдохновить каждого гражданина Украины.

Особенно обидно за собственную несостоятельность становится тогда, когда видишь успехи стран-соседей, которые также 25 лет назад покинули соцлагерь СССР. Первой вырваться из сетей нищеты удалось Польше еще в 90-х годах прошлого столетия. Самый свежий пример – реформы в Грузии, начались почти сразу после так называемой «Революции роз» в 2003 году. Можно много спорить о том, что реформы в Польше и Грузии воплощались в других обстоятельствах, прежде всего не в условиях активных военных действий на территории этих государств. Однако стоит вспомнить и российско-грузинский конфликт 2008 года, когда России удалось аннексировать часть территории Грузии в пользу непризнанных республик Абхазии и Южной Осетии. Тем не менее, грузинам удалось провести ряд эффективных изменений в стране, по крайней мере, начать эти изменения.

В данном контексте, не считая значительных временных пробелов между воплощением реформ в Польше Грузии и Украины, попробуем проанализировать период первых 100 дней деятельности правительств реформаторов в этих странах. Какие основные шаги удалось осуществить польскому правительству под руководством Лешека Бальцеровича и грузинскому под руководством Президента страны Михаила Саакашвили, и что не удалось из этого перечня новому правительству Арсения Яценюка?

Польша времен Бальцеровича

Важная ремарка, которую всегда вспоминал сам Лешек Бальцерович: стране не так нужна иностранная помощь, как радикальные реформы. «Это как в медицине – если откладывать лечение, пациенту становится только хуже», – объяснял сам автор так называемой «шоковой терапии» в Польше.

Главный акцент восстановления экономики профессор Бальцерович сделал на развитии с нуля малого и среднего бизнеса. При этом государство в самом начале максимально устранилось от регулирования экономики – под контролем государства остались только сферы тарифов на ЖКХ и транспорта. При этом сами тарифы были также увеличились почти в 4 раза. Государство отказалось поддерживать граждан субсидиями, а целые сектора экономики – государственными инвестициями. Прежде всего такая стратегия была выбрана потому, что денег у государства по сути не было, а иностранной помощи надолго не хватило.

Первые демократические выборы в Польше прошли в сентябре 1989 года. Уже 6 октября состоялась презентация программы изменений в стране на государственном телевидении, а в декабре Сейм принял пакет из 11 актов, которые были подписаны Президентом 31 декабря 1989 года. Реформы основывались на таких законодательных актах:

  • законе о финансовой экономии в государственных компаниях, что позволило государственным предприятиям объявлять банкротство. Таким образом, был положен конец фикции, благодаря которой могло существовать предприятие, даже при отсутствии эффективности и подотчетности;
  • законе о банковской деятельности, который запретил национальному центральному банку финансировать дефицит Государственного бюджета и запретил выпуск новой валюты;
  • законе о кредитах, отменившего льготное кредитование государственных компаний, привязав проценты к инфляции;
  • законе о налогообложении чрезмерного повышения заработной платы, вводил так называемый попивек (польск. popiwek) – налоговые ограничения на рост заработной платы в государственных компаниях, что значительно ограничило гиперинфляцию;
  • законе о новых правилах налогообложения, которым были введены одинаковые правила налогообложения для всех компаний;
  • законе о хозяйственной деятельности иностранных инвесторов, что позволило иностранным компаниям и частным лицам инвестировать в польскую экономику и экспортировать свою прибыль за границу;
  • законе о иностранной валюте, который исправил внутреннюю конвертируемость польской национальной валюты злотого и отменил государственную монополию на международную торговлю;
  • законе о таможенном праве, который внедрил единые ставки пошлины для всех компаний;
  • законе о занятости, которым был урегулированы обязанности учреждений в выдаче пособий по безработице;
  • законе об особых обстоятельствах, при которых работник может быть уволен. Данный документ был введен для защиты работников государственных компаний от массовых увольнений и гарантировал выплату пособия по безработице.

После действительно двух лет «шока» для экономики страны, безработицы, инфляции, дефицита товаров, экономика Польши в 1992 году начала постепенный рост. Полякам понадобилось 3 месяца для того, чтобы принять программу действий, а также 2 года «затянутых поясов» для создания собственного «экономического чуда». Путь Польши был непростой и длительный, но сейчас – это успешная страна, которая с 2004 года входит в семью государств-участников Европейского Союза и показывает удивительные успехи по росту экономики и уровню жизни своих граждан.

Недавно посещая Украину, господин Бальцерович посоветовал украинцам не просто реформировать экономику, а именно уменьшить политическое влияние государства на все составляющие жизни. «Нужно только создать команду, выдать политический мандат и начинать быстро двигаться вперед. Программа должна быть комплексной. В этой программе должен быть обязательный элемент, который необходимо показать людям, – в их жизни должно все меньше ощущаться присутствие государства», – рассказал господин Бальцерович журналистам одного из отечественных изданий.

Грузия времен Саакашвили и Бендукидзе

Главное отличие ситуации в Грузии в 2004-м году от ситуации в Польше в 1990-м – это то, что грузины должны были не просто создать свое экономическое чудо, но и остановить всепоглощающие метастазы масштабной коррупции. Ведь для проведения реформ в экономике сначала нужно было убедить граждан в честности намерений нового грузинского правительства.

Поэтому, одновременно вводя реформу органов правопорядка, правительство начало серьезные изменения в направлении либерализации экономики. Для этого нужно было разрушить старую бюрократическую разрешительную систему, которая кроме ненужных барьеров для бизнеса и дополнительных источников подпитки коррупции – никакой полезной роли для общества не выполняла. Следующим серьезным шагом была налоговая реформа, которая упростила условия ведения бизнеса и уменьшила количество налогов с 22 до 6, при этом была значительно упрощена сама процедура уплаты налогов. Кроме того, в Грузии была проведена масштабная приватизация государственного имущества, включая больницы и поликлиники.

Первыми шагами правительства Саакашвили в 2004 году стала кардинальная реформа государственного аппарата с одновременным сокращением чиновников, изменением правил набора на госслужбу и повышеним зарплаты новым сотрудникам. Вместе с антикоррупционными мероприятиями, такой подход действительно способствовал обновлению чиновничьего аппарата и изменения самой философии деятельности бюрократической машины: вместо воспроизведения коррупционных схем - предоставление государством качественных услуг населению.

Первые шаги правительства Саакашвили поражали своим радикальным подходом к изменениям:

  • государственная автоинспекция была просто ликвидирована;
  • были ликвидированы пожарная инспекция, инспекция цен и другие ведомства;
  • была введена добровольная стандартизация продукции, отменена обязательная сертификация;
  • на законодательном уровне был отменен принцип обязательного нотариального заверения документации;
  • упрощена процедура получения разрешений на строительство;
  • объявлена налоговая амнистия, что способствовало выведению бизнеса из тени;
  • упрощена регистрация общественных объединений;
  • в сфере здравоохранения введена государственная программа «Дешевое страхование», что дало толчок для создания страховой медицины;
  • внедрение системы адресных льгот.

Все эти реформы не гарантировали быстрого результата, но уже в 2007 году страну была не узнать: по всем возможным международным рейтингам Грузия значительно улучшила свои позиции, а благосостояние граждан начало постепенно расти.

Украина – 100 дней Кабмина Яценюка

Как и в Польше и Грузии, правительство Украины якобы взяло курс на либерализацию экономики путем уменьшения давления на малый и средний бизнес. При этом ключевое отличие Украины – наличие мощной олигархической составляющей – как в экономике, так и в политике. Демонополизация экономики – одно из первых заданий, которое должно осуществить новое правительство «реформаторов» на пути к созданию упорядоченных «правил игры».

Другое существенное отличие и акцент, на который планируют сделать особую ставку в Кабмине господина Яценюка – экономическая децентрализация регионов. Правда, с этой задачей правительство также не справилось.

Первые 100 дней правительства Яценюка ознаменовались громкими заявлениями по поводу начала фундаментальных реформ во всех сферах жизни украинского. Однако если проанализировать первые решения Кабмина в сотрудничестве с Верховной Радой, становится вполне понятно: пока говорить даже об успешном «старте» не приходится. Пока правительство и парламент смогли осуществить лишь на одну существенную «реформу» – по требованию иностранных кредиторов значительно увеличило цены на тарифы для населения. Все остальные «реформы» – пока только декларация о намерениях.

Еще одним ключевым отличием нынешних украинских реалий стало то, что и в Польше, и в Грузии чиновники не пытались сохранить за собой политическое влияние. Лешека Бальцеровича после проведенных им непопулярных реформ некоторое время вообще не воспринимали в польском обществе, а значит – он не имел никаких политических перспектив. В правительство Саакашвили команду подбирали по профессиональным качествам – с помощью собеседований, тестов, по результатам деятельности и соответствующему опыту. В то же время при формировании правительства господина Яценюка никуда не исчезли квоты политических команд. Как показывает опыт Польши и Грузии – для проведения реформ в Украине таки придется сформировать настоящее правительство технократов, то есть профессионалов, которые не будут болеть дальнейшими политическими амбициями, а свою профессионально выполненную работу не будут воспринимать за мессианство.

Александр Радчук, специально для «Слово и Дело»

***
Редакция «Слово и Дело» может не разделять точку зрения автора. Редакция не отвечает за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль ее носителя.


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...