Кредитование или реструктуризация долгов: что спасет экономику Украины?

Свидетельством нервозности среди украинских чиновников является пропорциональное увеличение заявлений и комментариев по поводу имеющихся проблем в экономике. Очередным поводом для волнений в Кабмине стал слишком тяжелый переговорный процесс с представителями Международного валютного фонда (МВФ). Украина еще в начале января планировала получить транш помощи от МВФ по новой – расширенной – программе финансовой поддержки. Впрочем, рассмотрение данного вопроса затянулось почти на 1,5 месяца.

В последних заявлениях министр финансов Наталья Яресько была несколько сдержанной в прогнозах относительно сроков получения кредита МВФ, назвав ориентировочную дату получения транша в первой-второй неделе марта этого года. Более того, госпожа Яресько заявила, что правительство не обсуждало объемов будущего первого транша, однако прогнозирует, что он составит около 60% от общей суммы кредита. «Мы не обсуждали с МВФ сумму первого транша. Позиция правительства – первая часть должна быть существенной. Исходя из опыта сотрудничества с МВФ, это может быть 60% от всей суммы (от 17,5 млрд долларов), это примерно 10,8 млрд долларов», – заявила министр.

Причин для затяжных переговоров много. Учитывая геополитическую составляющую непростой ситуации на Донбассе, кредитование экономики Украины рассматривается инвесторами как чрезмерно рискованный проект. Именно поэтому, руководство МВФ после длительных переговоров с украинским правительством пожелало большего – очередных изменений в Бюджет. Фактически, речь идет о значительном секвестре основного финансового документа страны в сторону еще более сильного «затягивания поясов». В частности, речь идет об очередном повышении тарифов на газ для населения, ведь в поправках к изменениям в Бюджет речь идет о сокращении дефицита расходов «Нафтогаза» с 31,5 млрд гривен до 29,7 млрд гривен – то есть, автоматически сокращение расходов ложиться на плечи потребителей услуг. В целом планируется увеличение доходов Государственного бюджета на 22 млрд гривен (из-за инфляции и девальвации) и расходов на 35 млрд гривен (из-за увеличения субсидий на ЖКХ, помощи переселенцам и сумм на обслуживание госдолга в связи с девальвацией). В связи с этим будет увеличен дефицит Государственного бюджета с 3,7% до 4,1% от ВВП, на что Украина уже получила согласие Международного валютного фонда. Более того, в Кабмине уже предупредили: в случае непринятия Верховной Радой изменений в Госбюджет, МВФ денег вообще не даст.

Такая категоричность украинских чиновников является мнимой, ведь западные кредиторы понимают: сейчас Украине нужна хотя бы кажущаяся экономическая стабильность, в противном случае – учитывая войну на Донбассе, полный развал отечественной экономики обещает только общее ухудшение ситуации во всем восточноевропейском регионе. Кроме того, это будет означать невозможность возврата уже вложенных средств от МВФ и других инвесторов. Именно поэтому западные партнеры Украины делают все возможные попытки, чтобы исключить риск объявления дефолта. Никому не нужен еще один дополнительный повод к усилению и так крайне панических настроений среди украинцев, что приведет к окончательному коллапсу экономики.

Впрочем, по большому счету, в марте Украина и так будет не в состоянии платить по своим внешним обязательствам. Факты более чем красноречивы: по словам премьер-министра Арсения Яценюка, по самым скромным ожиданиям, Украина в 2015 году должна отдать 11 млрд долларов долгов. Учитывая сокращение золотовалютных резервов НБУ до уровня менее 6,5 млрд долларов, на международной арене Украина де-факто воспринимается как государство-банкрот. Денег взять негде. Главный вопрос для МВФ заключается лишь в том, давать очередной транш кредита, или, наконец, прекратить реанимацию неизлечимой украинской экономики и запустить процесс реструктуризации или списании долгов по примеру Греции или Кипра.

Выступая на прошлой неделе в Брюсселе, директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард успела заверить, что долгожданный кредит Украина таки увидит сразу же после решение исполнительного комитета фонда. По ее словам, правительство господина Яценюка уже начало внедрять реформы в стране, а это означает, что МВФ таки приступит к очередному кредитованию украинской экономики. Однако, заявляет госпожа Лагард, самое время для украинского правительства начать внедрение дальнейших реформ, которые заключаются в «дальнейшем повышении тарифов на энергоресурсы; реструктуризации банков; реформе государственных предприятий; законодательных изменениях для реализации антикоррупционной и судебной реформ». Эксперты считают, что задержки с долгожданными кредитом от МВФ связаны с тем, что кредиторы «перестраховывают» значительные риски усиления военной агрессии на востоке Украины. Частично это подтвердили в самом Фонде: «Основной риск, конечно, относится к геополитическим событиям, которые могут повлиять на рынок и доверие инвесторов. По этой причине, программа (МВФ) предполагает учет консервативных макроэкономических допущений и показателей, чтобы в дальнейшем смягчить последствия конфликта на востоке», – заявила госпожа Лагард.

Западные экономисты считают, что кредитование украинской экономики в нынешних условиях – тупиковый путь. Ведь сокращение расходов, предусмотренных дополнительными поправками в Бюджете-2015, не приведут к развитию экономики Украины, а будут идти на финансирование войны. Именно этого больше всего боятся инвесторы: чтобы о вложенных деньгах в конечном счете не пришлось просто забыть. Именно поэтому все чаще звучат призывы не выделять дополнительные средства на кредитование украинской экономики, которые в конечном итоге идут на погашение внешних обязательств, а реструктуризовать предыдущие долги Украины. Конечно, реструктуризация долгов будет предусматривать те же условия (а иногда еще более жесткие), что и при кредитовании. В дальнейшем свободные от кредиторских обязательств накопленные средства, украинское правительство в случае выполнения всех условий по реформированию отечественной экономики, сможет «запустить» на внутренний потребительский рынок, например, увеличив заработные платы украинцам. К слову, экономический эксперт Юрий Буздуган считает, что именно таким образом нужно проводить стабилизацию финансовой системы – путем соотношения производства и заработных плат. «Чтобы стабилизировать кредитно-финансовый баланс, нужно поднять заработную плату. Как бы нереально это не звучало. Это первое. Объясняю: баланс потребления для всех без исключения стран мира имеет принцип: чтобы люди купили произведенный в стране продукт, надо отдать на зарплаты и пенсии – 60-70% ВВП. В США – это 74%. В 1991 году в Украине это было 59%. Когда Янукович сбежал – это было 37%. В США зарплаты – 74%, а прибыли – 19,6%. В Украине зарплаты – 30,5%, а прибыли – 47%. Приходит Яценюк и первое, что делает – отпускает цены и «замораживает» зарплаты. То есть еще увеличивает прибыли», – анализирует эксперт.

Возможно, правительству господина Яценюка самое время начать диалог с западными кредиторами не на тему предоставления новых кредитов, а предложить программу хотя бы частичной реструктуризации долгов предыдущих правительств, чтобы не заставлять рядовых украинцев еще больше страдать от финансовой безысходности?

Александр Радчук, специально для «Слово и Дело»

***
Редакция «Слово и Дело» может не разделять точку зрения автора. Редакция не отвечает за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль ее носителя.


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...