Скрытые детали коалиционного дерибана

Вот уже почти 3-ю неделю продолжается так называемая «коалициада». После окончания внеочередных парламентских выборов, уже через несколько дней подсчета голосов были известны названия всех партий, которые попадают в новую Верховную Раду. Напомним, 5% барьер преодолели 6 политических сил - Блок Петра Порошенко, «Народный фронт», «Самопомощь», Радикальная партия Олега Ляшко, «Батькивщина», Оппозиционный блок.

Существенным достижением переговорного процесса по созданию парламентской коалиции является то, что она может стать крупнейшим объединением фракций в истории парламентаризма независимой Украины: участие в переговорах принимают сразу 5 политических сил, кроме Оппозиционного блока.

Однако самым большим разочарованием для украинцев стал уже привычный процесс кулуарных договоренностей, сопровождающий коалициаду. Ведь целью проведения внеочередных парламентских выборов было обновление Верховной Рады для дальнейшей реализации широкого спектра реформ в стране. Общество беременно реформами и с каждым дыханием рядового украинца потребность в переменах только увеличивается, приближая нас к новой социальной напряженности.

Инструмент воплощения этих реформ - новое правительство, большая часть которого формируется по предложениям участников коалиции. Сама же коалиция депутатских фракций в Верховной Раде обеспечивает нормативную базу деятельности правительства.

Похоже, что политики не слишком озабочены нехваткой времени, работая не над качеством коалиционного соглашения, а над дележкой должностей. Конечно, формат новой коалиции будет слишком широким, поэтому договариваться есть о чем.

Впрочем, о неосновательности формата таких переговоров свидетельствуют подробности проектов коалиционных соглашений, которые таки стали доступными для общественности. Надо признать, что само по себе коалиционное соглашение - это не нормативный документ в классическом понимании. Это политические договоренности, которые участники сделки планируют соблюдать, чтобы достичь общей цели. Единственное законодательное упоминание о процессе формировании коалиции в парламенте можно найти в пункте 3-м ст. 61 Закона Украины «О регламенте Верховной Рады»: «в коалиционном соглашении фиксируются согласованные политические позиции, которые стали основой формирования этой коалиции, а также порядок решения внутри организационных вопросов деятельности коалиции». Те условия, в которых сейчас находится Украина, должны гарантировать коалиционному соглашению чрезвычайно прочный фундамент, ведь каждая депутатская фракция-участник коалиции сейчас имеет возможность при помощи реальных действий стать полезной для своих избирателей.

Рабочий вариант коалиционного соглашения, обнародованный на сайте пропрезидентской политической силы БПП, состоит из 17 разделов, в которых кратко описаны те направления реформ, над которыми планируют работать нардепы. Мы уже писали о том, что эти стратегические указатели не является конкретным планом действий с фиксированным графиком и с перечнем необходимых законопроектов для реализации той или иной реформы.

Однако в коалиционном соглашении пока отсутствуют и другие механизмы, которые должны обеспечить именно институциональную деятельность этого политического объединения, то есть регламент коалиции. Чтобы хотя бы частично гарантировать избирателям общее понимание всеми участниками коалиции единой цели, соглашению не хватает некоторых важных элементов, которые присутствуют в любой документации по планированию и реализации проектов. Коалиционному соглашению не хватает своеобразного бизнес-плана, основными элементами которого являются:

  1. Управление и принятие решений коалицией. Зафиксировано, что руководящими органами объединения фракций будет собрание и совет коалиции. В состав совета коалиции будут входить по три представителя от фракций-участниц, один из которых должен быть главой депутатской фракции. Решения совет коалиции будет принимать ¾ голосов. Существенным недостатком такого управления является то, что депутатам-мажоритарщикам, которые планируют войти в состав коалиции, согласно условиям документа нужно будет сначала войти в состав одной из фракций. Кроме того, такие нардепы останутся без своего представителя в совете коалиции. Похоже, что вопрос совместного управления в коалиции станет еще одним индикатором готовности ее участников к настоящей работе над реформированием страны.

  2. Критерии оценки и сроки реализации реформ. У каждой из прописанных в коалиционном соглашении реформы должны быть четкие сроки выполнения, а также прописано - как изменится жизнь украинцев после вступления в силу того или иного закона (то есть, будут ли отвечать законодательные инициативы реальным положительным изменениям в жизни людей - это и будет основным критерием качества реформы).

  3. Ответственность за реформы. За каждым из направлений реформирования страны должен быть закреплен перечень нардепов, которые будут отвечать за их воплощение на законодательном уровне. Также должен быть прописан механизм устранения ответственных в случае негативных последствий или неэффективности реализации отдельно взятого направления. Даже в самых демократических странах вся фракция или отдельно взятый комитет не могут отвечать за то или иное направление реформ в парламенте. Этим занимаются конкретные народные депутаты, которые разрабатывают необходимые законопроекты, воплощая лучше, с их точки зрения, видение изменений в той или иной отрасли, сфере жизни. С другой стороны - мы получим возможность контролировать обещания политиков и сможем оценить эффективность того или иного шага конкретного народного депутата.

  4. Пределы ответственности каждого из нардепов-участников коалиции. Чтобы на разных этапах деятельности коалиционного соглашения у отдельных нардепов не возникало соблазна прибегнуть к политическим спекуляциям, участники коалиционного соглашения должны утвердить условный кодекс поведения народных избранников в рамках деятельности коалиции. То есть, нужно ответить на вопрос, не противоречат ли логике реформ те или иные отдельные законодательные инициативы нардепов? Будет ли возможность у каждого народного депутата вносить на рассмотрение ВР законопроекты, которые противоречат решению фракции и т.д.?

Каждый из этих пунктов должен быть в той или иной форме четко выписан в регламенте деятельности новосозданной коалиции. Иначе мы получим не четкий план реформ, а броуновское движение беспорядочных инициатив на фоне периодической «грызни» за должности.

Александр Радчук, специально для «Слово и Дело»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...