Чего еще ждать от «Правого сектора»

Разбойные нападения Саши Белого на представителей власти, захват автомобилей из автопарка Виктора Януковича, стрельба активиста «Правого сектора» в представителей «Самообороны Майдана» - неполный перечень поступков, которыми для многих запомнилась деятельность «Правого сектора». «Слово и Дело» попыталось выяснить, следует ли усматривать в действиях организации «руку Кремля» и чего ждать от представителей «Правого сектора» дальше.



















История «Правого сектора» недлительна. Сформировался он в ноябре прошлого года как одна из групп Евромайдана. Однако организации, входящие в нынешний ПС, действуют на территории Украины не первый год. Основой радикальной силы, по словам пресс-секретаря ПС Артема Скоропадского, стали представители «Тризуба» им. Степана Бандеры. Именно лидер «тризубовцев» Дмитрий Ярош возглавил в конечном результате и сам «Правый сектор». Политическая же партия, по словам Скоропадского, была создана на основе Украинской национальной ассамблеи (партия «УНА», зарегистрированная в Укргосреестре 29 сентября 1997 года, а на партийном съезде 22 марта 2014 года была переименована в партию «Правый сектор» - Ред.), которая существует уже 20 лет.

«Националистические организации вышли на Майдан для того, чтобы требовать того же, что требуют все украинцы», - объясняет корреспонденту «Слово и Дело» спикер ПС.

Наконец и политолог Владимир Фесенко в появлении «Правого сектора» при Евромайдане тоже не видит ничего необычного. «Там (на Майдане - Ред.) организовывались совершенно разные группы и организации, в частности, и путем объединения автономных организаций», - отметил Фесенко.

Вместе с тем эксперт в области праворадикальных партий Антон Шеховцов подчеркнул, что в «Правый сектор» вошло немало представителей неоднозначных, по его мнению, правоэкстримистских и неонацистских организаций, таких как «Патриот Украины», «Социал-Национальная Ассамблея», рок-группа неонацистского толка «Топор Перуна» и «довольно странные люди из УНА». «Или Ярош не контролирует ситуацию, или это всё делается целенаправленно, и «Правый сектор» будет использоваться как виртуальная «партия-пугало», чтобы вести провокационную деятельность», - поделился своими предположениями со «Словом и Делом» Шеховцов. Кроме того, эксперт отметил, что первичная организация Яроша «Тризуб» им. Степана Бандеры в «Правом секторе» осталась в меньшинстве - только три представителя. Однако, по мнению Шеховцова, в ПС есть и провокаторы, которые подрывают деятельность всей организации. Хотя эксперт в области праворадикальных партий не исключает и мысли, что «Правый сектор», возможно, с самого начала был провокационной организацией.

Кремлевская «страшилка»

Разбойные нападения Саши Белого на представителей власти, штурм парламента с разбиванием окон, стрельба пьяного активиста «Правого сектора» в представителей «Самообороны Майдана» на Крещатике, захват автомобилей из автопарка семьи Януковичей, пропавшие вещи с дачи Виктора Медведчука, которую охраняли представители ПС - эти и другие провокационные мероприятия натолкнули многих украинцев на мысль, будто «руками» «Правого сектора» российские власти пытаются дестабилизировать ситуацию в государстве и дискредитировать Украину на международной арене.

Больше всего поведение праворадикалов раздражает главу МВД Арсена Авакова. Оценивая деятельность представителей «Правого сектора», министр внутренних дел не подбирает слов и называет их бандитами. «Истинные патриоты с оружием в руках охраняют границу государства и стоят там на блокпостах...», - убежден Аваков. Недовольна деятельностью ПС и заместитель секретаря СНБО Виктория Сюмар. Угрозы главе МВД и призывы к силовым действиям, по словам Сюмар, могут использовать для дестабилизации ситуации в стране.

В «Правом секторе» все обвинения властей воспринимают как адекватную реакцию на их критику. «Мы говорим, что МВД занимается какими-то ненужными вещами, что отсутствует люстрация, а потом нам говорят: «О, эти ребята работают на Кремль», - заявляет Скоропадский. Он убежден, что критика и упреки со стороны властей не должны стать препятствием для борьбы за соборную и независимую Украину. «Мы такие, какие мы есть, солдаты революции, и не занимаемся самопиаром», - резюмирует пресс-секретарь «Правого сектора».

В то же время Владимир Фесенко подтверждает, что российские СМИ используют «Правый сектор» как «страшилку», однако, по его мнению, эту роль мог бы выполнять любой, ведь раньше такие же функции выполняла партия «Свобода». «Если бы не было «Правого сектора», надо было бы придумать что-то другое», - уверен политолог. Мнение Фесенко разделяет и Шеховцов. «У врагов украинской революции появляются аргументы, чтобы назвать события в стране фашистским неонацистской мятежом», - заявил эксперт в области праворадикальных партий. Он убежден, что популистские и радикальные партии вроде «Правого сектора» и «Свободы» - это не те политические силы, которые нужны для строительства новой Украины. «Они не являются демократическими, они не являются либеральными, они отвергают все те базовые европейские ценности, к которым стремится Украина», - добавил Шеховцов.

Народный депутат, бывший зам министра МВД Геннадий Москаль эмоционален в своих оценках. Политик отвергает мнение, будто «Правый сектор» действует под эгидой российского руководства, списывая их провокационное поведение на нехватку дисциплины. «Что, «рука Кремля» прислала их сюда под парламент бить окна? Или «рука Кремля» наливала водку бойцу «Правого сектора», который затем пошел стрелять людей? Это же просто отсутствие дисциплины и порядка. Революционные события прошли, а постреволюционный синдром в головах некоторых патриотов гуляет», - прокомментировал ситуацию корреспонденту «Слово и Дело» нардеп.

Однако активисты «Правого сектора» не ассоциируют себя с провокационными событиями с участием вооруженных людей. «Есть много политических мошенников, проходимцев и просто бандитов, которые, прикрываясь «Правым сектором», скрывают свои темные дела. Мы такие ситуации пресекаем и передаем проходимцев органам правопорядка», - заверил пресс-секретарь ПС Скоропадский. Кроме того, он подчеркнул, что активисты-радикалы создали "переломный момент" (речь идет о начале противостояния 19 января на ул. Грушевского - Ред.), выступили "авангардом революции". И напомнил, что одной из первых жертв на Майдане стал активист УНА-УНСО (и «Правого сектора» соответственно) Михаил Жизневский. Скоропадский утверждает, что у «Правого сектора» нет собственного оружейного арсенала, однако отмечает, что у некоторых их активистов все-таки есть официально зарегистрированное оружие.

На пути к президентству

«Дмитрий Ярош - лидер Правого Сектора - будет президентом Украины», - уверенно заявил Скоропадский. Однако эксперты не разделяют энтузиазма представителя праворадикалов. Владимир Фесенко убежден, что на президентских выборах у Яроша нет серьезных шансов бороться за выход во второй тур. Он объясняет, что сегодняшняя электоральная поддержка Яроша составляет менее 1% от всех избирателей, и только 1,5% от определившихся и тех, кто пойдет на выборы. Впрочем, Фесенко считает, что на местных выборах «Правый сектор» имеет шансы получить мандаты. В частности, это касается столичных выборов и выборов в западных регионах.

Политолог скептически относится к перспективе, что Дмитрию Ярошу или другим представителям «Правого сектора» предложат занять хоть какие-то должности во власти. «Во-первых, для этого нужно получить весомый результат (на выборах - Ред.). Во-вторых, ты должен быть приемлемой фигурой для правительства», - пояснил «Слову и Делу» Фесенко. В частности, он напоминает о противостоянии «Правого сектора» и МВД, скандальной репутации движения и его неприятии европейскими партнерами Украины.

Мнение Фесенко разделяет и Антон Шеховцов. Он утверждает, что «Правый сектор» не имеет шансов стать значимой политической силой в Украине. «Я думаю, украинцы понимают, что подобные политические силы не принесут стране никакой пользы. Судя по опросам, поддержка «Правого сектора» среди населения постоянно уменьшается», - отметил эксперт. Оптимальным шагом для представителей «Правого сектора» было бы вхождение в Национальную гвардию, считает Шеховцов, однако они им пренебрегли.

Что дальше?

В «Правом секторе» заявляют, что «правые» и дальше не будут отказываться от своей революционной основы. Вместе с тем против нынешней власти будут использоваться политические методы борьбы, ведь нынешние чиновники были вчерашними собратьями в борьбе на Майдане. Именно с этой целью «Правый сектор» создал политическую партию и выдвинул Дмитрия Яроша кандидатом на президентских выборах. «Не нужно думать, что завтра весь «Правый сектор» будет ходить в галстуках. Для нас партия - это еще один метод борьбы за независимую и соборную Украину», - объясняет Скоропадский. И добавляет, что активисты ПС не оставят занятий спортивной и военной подготовкой и будут оставаться «в том же формате».

Владимир Фесенко, в свою очередь, считает, что «Правый сектор» ждет трансформация, внутреннее разделение. Одна часть сторонников ПС будет трансформироваться в политическую партию праворадикального толка, а другая - в структуры, которые будут зарабатывать на своих силовых функциях и официально или неофициально предоставлять соответствующие услуги.

Похожего мнения и Антон Шеховцов. Он считает, что «Правый сектор» уже сегодня делится на две составляющие: партийную и спортивно-военизированную, и праворадикалам не нужно распадаться, чтобы дальше действовать в таком формате. Организации, вошедшие в ПС, по мнению экспертов, уже сейчас занимаются различными сферами деятельности - политикой, военной выучкой и даже рэкетом. А политическая партия может использоваться как прикрытие для организации, по своей сути являющейся криминальной, считает Шеховцов. Однако эксперт отметил, что силы, которые вошли в «Правый сектор», исповедуют разные политические идеологии. При Евромайдане такой идеологический диапазон был оправдан, поскольку нужно было получить наибольшее количество активистов. Однако для партийной структуры такое идеологическое разнообразие, по мнению Шеховцова, убийственно.

Илона Македон, «Слово и Дело»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...