Принуждение к звонку: чего ждать от разговора Байдена и Путина

Читати українською
Денис Поповичжурналист

Сегодня, 7 декабря, президенты США Джо Байден и России – Владимир Путин проведут переговоры в формате видеоконференции. Большая часть общения будет касаться ситуации вокруг Украины. В последний месяц, прежде всего в западных СМИ, активно распространяется информация о готовящемся широкомасштабном вторжении российских войск на территорию Украины. Называются даже вероятные сроки ‒ январь-февраль 2022 года. Разговор Путина и Байдена, по идее, должен снять напряженность. Как будет на самом деле?

Разговор Джо Байдена и Владимира Путина должен начаться в 17.00 по киевскому времени. В 21.00 мы сможем узнать о его предварительных результатах. Самым главным итогом должно стать снятие напряженности последних недель, связанное с широкомасштабным вторжением в Украину, которое российская армия якобы может начать уже в январе-феврале 2022 года.

Слухи о готовящемся вторжении начали распространять авторитетные западные СМИ в конце октября со ссылкой на источники в американской разведке. Первым об этом написало издание The Washington Post. Речь шла о необычной активности, которую проявляют российские части у границ с Украиной. Отмечалось, что после учений «Запад-2021» 41-я общевойсковая армия не вернулась на место постоянной дислокации в Новосибирск, а объединилась с другими воинскими частями на границе с Украиной. Фиксировалась также переброска частей и подразделений Первой гвардейской танковой армии из Подмосковья.

Американские издания указывали, что ситуация не похожа на ту, которая была весной 2021 года, когда РФ активно стягивала свои войска к границам Украины, собирая их на различных локациях, включая оккупированный Крым. Во время осеннего обострения чаще всего указывалась только одна такая локация – город Ельня, в 260 км от границ с Украиной – вдвое дальше, чем от границ с Беларусью.

В этих сообщениях действительно было много странного. Во-первых, весной в Интернете демонстрировалось множество фото- и видеосъемок российских армейских эшелонов с танками и другой военной техникой, со всех сторон ползущих к украинской границе. В марте-апреле мы тоже стягивали свои войска к восточным и северным рубежам, а также в сторону Крыма. Осенью таких кадров было раз-два и обчелся, хотя в современных условиях очень трудно собрать войска так, чтобы этого никто не заметил.

Во-вторых, если весной Украина сама изо всех сил пыталась привлечь внимание западных партнеров к нависшей угрозе, то теперь эту информацию разгоняли, прежде всего, западные СМИ. Хотя первоначальные данные украинской стороны как раз свидетельствовали о том, что на границах ничего особенного не происходит. В частности, Главное управление разведки (ГУР) Министерства обороны назвало подобные сообщения «элементом специальных информационно-психологических действий». В Минобороны указывали, что российские войска, скорее всего, возвращаются домой после учений. Наличие каких-либо опасных перемещений ВС РФ возле украинских границ, по состоянию на 15 ноября, отрицала и Госпогранслужба.

Российские официальные лица, к примеру, пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков также заявляли об отсутствии каких-либо агрессивных планов в отношении Украины. Собственно говоря, они продолжают это делать и сейчас.

Тем не менее, американские СМИ продолжали писать о возможном вторжении. О концентрации российских танковых групп, вооруженных танками Т-80У, сообщило 8 ноября издание Bloomberg, а 12 ноября госсекретарь США Энтони Блинкен заявил, что Вашингтон обеспокоен необычной военной активностью РФ вблизи украинской границы.

Ситуация вышла на высший уровень. Очевидно, это заставило украинских силовиков скорректировать свою позицию. Апофеозом в этом отношении стало интервью руководителя ГУР Министерства обороны Кирилла Буданова изданию Military Times, обнародованное 21 ноября. По словам Буданова, Россия планирует значительно более масштабное нападение на Украину, чем все операции с 2014 года. Атака может состояться в январе-феврале 2022 года и будет включать в себя авиаудары, артиллерийские и танковые атаки, высадки десантов в Одессе и Мариуполе и, возможно, вторжение со стороны Беларуси.

Но и в этом достаточно конкретном сообщении была одна странность. По данным Буданова, для атаки на Украину уже накоплено 40 батальонных тактических групп (БТГр) и до 94 тыс. военнослужащих. А это гораздо меньше, чем весной 2021 года, когда у границ с Украиной стояло 105 тысяч военнослужащих, сведенных в 53 БТГр. В последующем можно было сделать вывод, что вопреки всем тревожным сообщениям, численность российских войск у границ с Украиной вообще не растет. Министр обороны Алексей Резников, выступая перед народными депутатами 3 декабря, назвал практически ту же цифру – 94,3 тыс. российских военнослужащих.

Правда, на следующий день, 4 декабря, издание The Washington Post заявило, что к январю численность российских войск у границ с Украиной может достигнуть 175 тыс. военнослужащих. В воскресенье, 5 декабря, господин Резников повторил этот же тезис в одном из своих интервью, хотя в его же выступлении 3 декабря цифра в 175 тысяч вообще не звучала. Складывалось впечатление, что все старания украинской стороны подавать информацию сколько-нибудь объективно, всякий раз пресекались чьими-то окриками.

К тому времени мощнейшая информационная артподготовка, несмотря на все возникающие вопросы, уже достигла результата. Ситуация вокруг Украины обсуждалась на самом высоком уровне, включая президентов США и России, генсека НАТО, руководителей Турции, стран Балтии и Польши. Шла речь о суровых санкциях в отношении РФ, если та снова нападет на Украину. В ответ Владимир Путин чертил свои «красные линии», требуя от США гарантий нерасширения НАТО и обеспечения выполнения Украиной Минских соглашений.

На фоне всех перечисленных фактов складывается впечатление, что такая информационная накачка как раз и была необходима для того, чтобы организовать внеочередную беседу между Байденом и Путиным. Причем «адские санкции», угроза большой войны в Европе и необходимость срочной деэскалации, судя по всему, являются той страшилкой, которую можно продать обществу для того, чтобы пояснить необходимость любых уступок. Для Украины, например – это необходимость выполнения Минских соглашений, на которую осторожно намекают в Белом доме.

Поэтому не стоит удивляться, если одним из результатов видеоконференции станет очередное принуждение Украины к Минску под угрозой готовящейся эскалации. Согласие президента Владимира Зеленского на эти условия (после разговора Байден-Путин планируется звонок к Зеленскому) грозит большими проблемами внутри Украины. Но это уже другая история.

Денис Попович, специально для «Слово и дело»

Лучшие инфографики от аналитиков «Слово и дело» каждый день без лишнего текста – в телеграм-канале Pics&Maps.

Получайте оперативно самые важные новости и аналитику от «Слово и дело» в вашем VIBER-мессенджере.

ЧИТАЙТЕ В VIBER

самое важное от «Слово и дело»
Поделиться:
АКТУАЛЬНОЕ ВИДЕО
Подпишитесь на наш канал