На войну не явились: чем закончится конфликт между Ираном и США

Читати українською
Денис Поповичжурналист

В среду, 8 января, резко обострилась ситуация на Ближнем Востоке. Иран в отместку за убийство генерала Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) обстрелял американские базы в Ираке. Мир замер в ожидании сокрушительного ответного удара со стороны США, но война, похоже, закончилась, не начавшись. Президент США Дональд Трамп объявил о продолжении политики санкций в отношении Ирана.

В ночь на среду Иран отомстил за убийство влиятельного генерал-лейтенанта КСИР Касема Сулеймани. Напомним, иранский военачальник был ликвидирован 3 января в аэропорту Багдада вследствие воздушного удара, нанесенного американскими военными. В Тегеране тут же заговорили о возмездии, подняв над центральной городской мечетью красный флаг мести. Обеспечив Сулемайни пышные похороны (количество желающих попрощаться с генералом было так велико, что в давке погибли более 50 человек и пострадали более 200), Иран перешел от угроз к делу.

В ночь на 8 января от 15 до 35 иранских ракет обрушились на американские военные базы Эрбиль, Айн Асад и Аль Таджи, расположенные неподалеку от Багдада. За обстрелом с командного пункта КСИР лично следил верховный правитель Ирана аятолла Хаменеи, назвавший произошедшее «пощечиной Соединенным Штатам». Иранские СМИ тут же сообщили об огромных потерях, нанесенных ракетным ударом. В частности, сообщалось о 80 погибших американских военных и более 200 раненых. Реакция американской стороны была на удивление спокойной – Пентагон о потерях не сообщил. Позже стало известно, что иранская сторона заранее предупредила иракцев, к каким базам им лучше не приближаться, тем самым раскрыв свои намерения и перед американцами.

О том, почему это важно – чуть позже, а пока пару слов о том, что такое КСИР (это тоже важно для понимания дальнейшей цепочки событий). Корпус стражей Исламской революции входит в состав вооруженных сил Ирана, но фактически является отдельной армией. С помощью КСИР Иран продвигает свои интересы в соседних государствах. При этом «стражи» активно пользуются услугами так называемых «прокси» – различных террористических организаций, против которых воюют Израиль и США.

Касем Сулеймани как раз и командовал спецподразделением КСИР, ответственным за проведение операций за пределами Ирана. Например, Сулеймани, а также возглавляемые им «прокси», многое сделали для того, чтобы президент Сирии Башар Асад остался при власти (в этом отношении иранцы выступили ситуативными союзниками российских военных). Тем самым Сулеймани заслужил признание в Иране, но стал врагом для американцев и израильтян, что в общем и привело к его ликвидации.

С другой стороны, многочисленные войны, которые вел и ведет КСИР на чужих землях, стали причиной серьезного падения уровня жизни в самом Иране. Это вылилось в массовые акции протеста, которые прошли в иранских городах в 2018 и 2019 годах. Осенние протесты 2019 года были подавлены, но проблемы остались и грозили новым социальным взрывом. Но убийство Сулеймани и последовавшая за ним волна национального гнева как раз и стали тем свистком, который вовремя позволил аятоллам выпустить пар.

Бряцая оружием, в Тегеране отлично понимали, что шансов даже на ничью в большой войне против США у них нет. Да, Иран является мощным региональным игроком и практически своими силами добился впечатляющих успехов в создании собственной ракетной программы. Но военные потенциалы Ирана и США все равно несопоставимы. Противостояние с таким мощным противником и связанные с этим новые тяготы и лишения могут окончательно взорвать ситуацию внутри Ирана. Именно поэтому Тегерану было важно осуществить месть, при этом не переступив черту. Именно поэтому иранская сторона предупредила о своих ударах, которые, несмотря на победные реляции в СМИ, оказались не столь разрушительными и не привели к жертвам среди американцев.

В течение дня 8 января мировые лидеры всерьез опасались, что у президента США Дональда Трампа сдадут нервы и он отдаст приказ на масштабный военный ответ. Опасения, впрочем, оказались напрасными. Большая война во многом невыгодна и американцам и прежде всего лично Трампу, поскольку возможные жертвы и неудачи могут сильно ударить по его рейтингу накануне выборов. Обратившись к нации вечером в среду, президент Трамп заявил, что Вашингтон не намерен стремиться к эскалации с Ираном, но продолжит кампанию максимального санкционного давления. Но в условиях санкций Иран живет на протяжении последних 40 лет, выдержав кровавую войну с Ираком в 1980-1988 годах и развившись, как уже было сказано, в мощную региональную державу.

Таким образом, первый раунд поединка между Ираном и США позволил сторонам «сохранить лицо». США показали готовность применять оружие, а Иран – готовность «мстить», но так, чтобы не разбудить спящего льва. Пока большая война отменяется – Иран и США на нее не явились.

Денис Попович, специально для «Слово и Дело».


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...