Церковный конфликт: почему Филарет пошел против ПЦУ и томоса

Читати українською
Андрей Горбенкополитолог

Если не брать с позиции верующих, то церковь – это в первую очередь деньги и власть. Вероятно, Филарет реально надеялся на то, что будет руководителем, а не пребывать на почетной должности.

Такое мнение в комментарии «Слову и Делу» выразил политолог Андрей Горбенко.

Он напомнил, как во время избирательной кампании многие оппоненты говорили о том, что предоставление томоса – заслуга не Порошенко, а Филарета. Очень многие на этом спекулировали.

«Теперь мы видим, что это была заслуга все же команды Порошенко. Конечно, томос есть и будет, но мы уже видим очередной раскол. Очевидно, у Порошенко были рычаги влияния, успокоения Филарета, его амбиций. Сейчас влияние закончилось. Мы видим, что начался откат», – отметил Горбенко.

Он обратил внимание, что откат начинается не только в церковной сфере, но и по некоторым другим направлениям. К примеру, решение ПАСЕ по РФ также можно считать откатом. Не стало сильного давления со стороны украинской дипломатии и мы начали терять. Что касается томоса, то он нужен был для того, чтобы объединить украинскую церковь, которая давно была разделена.

«Томос был тем аргументом, когда те, кто был патриотически настроен, но вынужден был ходить в УПЦ МП, потому как все украинские церкви были неканоничны. Порошенко сделал так, что украинские церкви стали каноничными. У прихожан есть аргумент ходить в украинскую церковь, а не в ту, которой управляет РФ. Увы, видимо, команда Зеленского недооценивает этот фактор, поэтому все спустилось на тормозах», – подчеркнул эксперт.

Сейчас вопрос в том, как будет новая церковь на это все реагировать. Формально они все делают правильно, но насколько сильно влияние Филарета, чтобы не довести до серьезного раскола украинской церкви?

Любой раскол украинских сил всегда сталкивается с тем, что как раз московское влияние едино в своем порыве.

Если абстрагироваться от религиозности, то томос – это достижение украинской дипломатии. Это было очень сложно, добавил он.

«Если бы не было Майдана, войны, достаточно было бы только этого, чтобы войти в историю. Но сейчас мы видим, что Украина осталась Украиной. Мы делимся на фракции. И Филарет больше оказался украинцем, чем государственным мужем. Он мог спокойно говорить, что это его заслуга, а Порошенко был лишь политиком при нем. Но, видимо, Филарет решил, что деньги и влияние более важны», – пояснил политолог.

По его словам, это характерно для украинского общества. У нас сначала есть «герой», а потом он что-то делает и получается Савченко и тому подобные прецеденты. Происходящее вряд ли станет поводом для того, что томос могут забрать, но проблема не в этом. Томос нужен, но вопрос в людях, в верующих. Не исключено, что эта ситуация может повлиять на приходы.

В какие церкви ходят украинцы: как менялись религиозные предпочтения населения за последние пять летБольшинство украинцев еще не определились с вопросом, кто мог бы возглавить поместную церковь в Украине, хотя 54 процента выступают за автокефалию.

«Вряд ли сам по себе Филарет сейчас это раскручивает. Скорее всего, замешаны деньги. Первый раскол христианства – тоже о деньгах и влиянии», – уточнил специалист.

С точки зрения исторических процессов, христианства, мы не видим ничего нового, это вопрос исторического контекста.

«Почему это происходит сейчас в Украине? Потому что было влияние на Филарета у Порошенко как авторитетом, так и, вероятно, ресурсами. Нужно понимать, что во всех АП есть команды, которые занимаются исключительно религией. Скорее всего, это было эффективно налажено и работало. Сейчас это потеряно», – отметил он.

Вероятно, аргументация, которая работала эффективно ранее, для Филарета исчезла. Восстановить ее можно было бы, если бы было желание у Зеленского и у команды Порошенко коммуницировать с Зеленским по этому поводу.

«Но этого нет. Поэтому Филарет ушел в самостоятельное плаванье. А амбиции есть. Было и есть желание стать лидером новой церкви. Но так не бывает. С точки зрения любой церкви, он больше революционер, он деструктивен. Для каждой позиции есть свое историческое место. Для Филарета было такое. Но ему оказалось недостаточно, несмотря на то, что вроде как основная цель достигнута», – резюмировал Андрей Горбенко.

Напомним, 20 июня патриарх Филарет провел встречу, которую назвал «собором», и заявил о возобновлении деятельности УПЦ КП. Также участники встречи отвергли томос. По их словам, документ якобы ставит ПЦУ в зависимость от Константинополя.

24 июня Синод лишил Филарета прав епархиального архиерея, а все имущество бывшей УПЦ КП оставил под руководством ПЦУ.

Ранее «Слово и Дело» проследило, как менялась религиозная самоидентификация украинцев в течение 2013-2018 годов.

Хотите обсудить эту новость? Присоединяйтесь к телеграм-чату CHORNA RADA.


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.