Крымскотатарская многовекторность: представители коренного народа сразу в пяти списках

Читати українською
Осман Пашаевжурналист

Две недели стыдливо обхожу тему включения крымских татар в партийные списки на внеочередных выборах украинского парламента 9-го созыва.

На первый взгляд нужно ликовать. Впервые за 28 лет представителей коренного народа включили сразу в списки пяти партий, три из которых имеют шанс на прохождение в парламент. А ведь раньше крымских татар брали в свои ряды только национально-демократические силы («Народный Рух» – 1998, «Наша Украина» – 2002, 2006, 2007, «Батькивщина-Объединенная оппозиция» – 2012, БПП «Солидарность» – 2014). Меджлис-Курултай придерживались тактики – один список и никакой внутринациональной конкуренции.

С оккупацией Крыма, когда крымские татары перестали представлять электоральный ресурс для желающих попасть в парламент, была опасность, что их вообще не будет в парламенте. Но пока символическая капитализация крымских татар как борющегося народа оказалась мощнее электоральной. Крымские татары превратились в модный аксессуар для политического аутфита.

В первой десятке «Европейской солидарности» Петра Порошенко Мустафа Джемилев и зампред Меджлиса Ахтем Чийгоз. В «Голосе» Вакарчука на 18-м месте член Курултая Рустем Умеров, на 26-м глава КрымSOS Тамила Ташева. В первой тройке «Силы и чести» Игоря Смешко председатель Меджлиса Рефат Чубаров, в первой тройке «Стратегии» Гройсмана первый заместитель министра информационной политики Эмине Джапарова, в списке «Зеленых» член Меджлиса Гаяна Юксель.

Появление председателя Меджлиса Рефата Чубарова в списке самой странной партии «Сила и честь» во главе с кадровым службистом, мягко говоря, шокировало. Дело даже не в том, что список Смешко не гарантированно проходит в парламент. К этому обстоятельству Рефату Чубарову не привыкать. С 2006 года его ставят на полупроходные места. 2014-й не был исключением. В проходную часть всегда ставили только Мустафу Джемилева как лидера народа и всемирно известного диссидента. Но сейчас «всегда второй» Чубаров – это неуважение к институту Меджлиса. В условиях, когда Международный суд в Гааге рассматривает запрет Меджлиса оккупационными властями как нарушение Международной конвенции о противодействии всем формам расизма, ставить главу представительного органа в аморфный полупроходной список недопустимо и унизительно.

Меджлис поддержал Порошенко: что это значит для крымских татарМеджлис решил поддержать на президентских выборах нынешнего главу государства Петра Порошенко. Осман Пашаев разбирался в причинах этого решения.

Вторым проходным теперь является Ахтем Чийгоз. Заместитель Чубарова. Если уж так важно было для Порошенко вести с собой «кремлевского узника», то необходимо было жертвовать Джемилевым, которого как хоругву готова использовать любая политсила. Тем более Мустафа ага сам давно уже не хочет депутатствовать и вынужденно соглашается в очередной раз идти в парламент.

Еще одним недоразумением стало включение первого замминистра информационной политики Эмине Джапарову в непроходной список Гройсмана. Эмине ханум один из самых эффективных менеджеров в крымскотатарской среде последних пяти лет. Первый заместитель без права подписи при самоустранившемся министре несла весь груз ответственности четыре года. И результаты ее работы налицо. Во всяком случае, узнаваемость крымских татар на международной арене, удачные медиа кампании, целый ряд документальных фильмов, участие в судах по возврату скифского золота – это лишь то немногое, которое можно вспомнить. Логично было либо включать Джапарову в проходную часть ЕС или «Голоса», либо не сжигать в списке правительственной братской могилы.

Более-менее адекватно выглядят крымские татары в списке вакарчуковского «Голоса». Хотя, при всем уважении к финансовому менеджеру Мустафы Джемилева – Рустему Умерову – последний никак не ассоциируется с депутатством. За все эти годы Рустем Умеров не стал публичным политиком и ничего не предвещает его превращение в такового. А вот 26-й номер списка Тамила Ташева вполне органично может вписаться в работу комитета по защите прав человека, но пока ее прохождение под вопросом.

В общем, несколько выводов. Крымские татары выставили неэффективных мужчин на проходные места на фоне эффективных женщин, задвинутых в списки для картинки. Старая неэффективная политика по-прежнему отгоняет молодежь. Институт Меджлиса уступил место личным пристрастиям Порошенко.

В списках не оказалось еще нескольких публичных крымских татар, которые логично смотрелись бы в будущем парламенте. Арсен Жумадилов – опытный молодой чиновник, проработавший два года в рабочей группе Конституционной комиссии. Эскендер Бариев – один из самых инициативных политиков Меджлиса на международной арене. Ахтем Сейтаблаев – кинорежиссер и глава Крымского дома, ставшего центром крымской жизни на материке.

Пожалуй, Сейтаблаев – единственное удачное невыдвижение, которое позволит сохранить Ахтема для кинематографа.

А Меджлису на материке в условиях оторванности от основной части народа необходимо хотя бы консультироваться о своем участии в политических проектах. Ведь на сегодня ни одна из партий, включившая в список крымских татар, не отвечает ни на один актуальный вопрос для народа, включая главный – крымскотатарскую автономию.

Осман Пашаев, специально для «Слова и Дела»

Хотите обсудить эту новость? Присоединяйтесь к телеграм-чату CHORNA RADA.


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...