Живи, Серега. Колонка Леонида Швеца

Читати українською
Леонид Швецполитический обозреватель

Несколько дней назад, 21 мая, Георгию Гонгадзе, могло бы исполниться 50 лет. Сергею Стерненко в марте исполнилось 24 года, и это заслуга в первую очередь его самого: одесский активист уже трижды мог быть убит, но на его стороне удача и повышенная сопротивляемость. Кате Гандзюк уже никогда не будет 34 года, ее день рождения через месяц, в июне.

И в случае с Гией, и в случае с Сергеем распорядителями жизней выступают отечественные правоохранители, те, кому положено защищать людей по долгу и, как любили прочувствованно рассказывать на День советской милиции, по призванию. Гонгадзе милиционеры казнили, во время одного из нападений на Стерненко нападавшие кричали: «Полиция!». Конечно, эти крики сами по себе ничего не доказывают, но с доказательствами вообще все плохо. Как раз накануне годовщины последнего покушения, которая приходится на 24 мая, стало известно, что из дел о нападениях на одесских активистов исчезли вещдоки.

Нападения на активистов в Украине в 2017-2018 годахСлово и Дело вспоминает самые громкие нападения на активистов в Украине за прошлый и этот год.

О роли правоохранительных органов в покушении на Катю предстоит еще многое узнать. Точно известно, что они пытались списать дело на невинного человека, и это бы им удалось, если бы не дотошность журналистов. А один из главных обвиняемых, Игорь Павловский, до и после нападения находился на постоянной связи с местной полицией, СБУ и прокуратурой. Во всех трех случаях, прошлогодних и том, что произошел 19 лет назад, люди в погонах проявили убийственное, в буквальном смысле, рвение на службе у хозяев из политико-бизнесовых кругов. Никто из окружения Кучмы не ответил за убийство Гонгадзе. Бывшее руководство Херсонской области продолжает успешно отбрыкиваться от обвинений в причастности к делу Гандзюк. Сергей Стерненко назвал тех, кто заинтересован лишить его жизни: он уверен, что это мэр Геннадий Труханов и неформальный хозяин Одессы Владимир Галантерник. Между тем больше оснований ожидать, что в четвертый раз у заказчиков получится, чем в то, что они будут привлечены к ответственности.

За всем этим поверхностным бурлением, сменой президентов и парламентов и вопреки двум революциям и войне почти ничего не меняется в нравах и привычках хозяев жизни. И как двадцать лет назад, так и сейчас они решают свои проблемы теми же способами, и нет для них врага большего, чем те, кого легче убить, чем договориться.

Пока изменения не перелопатят глубинный уровень, из которого произрастает украинская политика, да что политика – наша жизнь и смерть, до тех пор все пафосные рассказки о европейских ценностях и стратегических ориентирах не стоят бумажки, на которой написаны. А тем временем из свежих новостей: Игорь Коломойский, вернувшийся в Украину, чтобы принять за кулисами парад по поводу победы его кандидата, заявил, что выступает консультантом политической партии с ехидным названием «Доверяй делам», которую создают Геннадий Труханов и Геннадий Кернес. А приехавший из Вены Андрей Портнов наряду с задачей неустанного правового преследования Порошенко пообещал посадить Сергея Стерненко.

Очевидно, все наивные упования на волевого, просвещенного и полного благих намерений реформатора, которого случайно занесет к нам, видимо, с Марса, не должны вытеснять первостепенной задачи повседневного сопротивления и выживания. Тотальный прессинг на гражданских активистов не прекращался никогда, и нельзя рассчитывать, что он прекратится в какой-то обозримой перспективе. Значит, только взаимопомощь, солидарность, организация и наращивание встречного прессинга.

Тогда Серега будет жить долго, пока самому не надоест.

Леонид Швец, специально для «Слова и Дела»

Хотите обсудить эту новость? Присоединяйтесь к телеграм-чату CHORNA RADA.


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...