Языковой закон: почему депутаты будут вынуждены голосовать и есть ли чего опасаться

Читати українською
Андрей Дудаполитолог

Закон будет принят из-за того, что фракции, которые ориентированы проукраински, просто побоятся голосовать по-другому.

Такое мнение в комментарии «Слову и Делу» выразил политолог Андрей Дуда, оценивая перспективы принятия языкового законопроекта.

«Когда апеллируют к тому, что за языковой вопрос взялись ради предвыборного пиара, то можно сказать, что здесь скорее предвыборная рациональность тех, кто продвигает этот закон. Закон выносится тогда, когда фракции просто не будут иметь морального права перед избирателями не проголосовать за него. Как раз именно здесь выборы играют в плюс. Другого подходящего времени может не быть», – отметил Дуда.

Если говорить о необходимости именно сейчас рассматривать документ, то кроме того, что есть политическая целесообразность, поскольку почти гарантирован результат, важно то, что языковой вопрос на сегодня вообще никак не урегулирован. Есть решение суда, которым фактически отменен предыдущий закон «Об основах государственной и языковой политики», принятый в 2012 году, напомнил он.

«Был и общественный резонанс, и языковой майдан. Очевидно, что так называемый закон Колесниченко-Кивалова был антиконституционным. Он устанавливал принцип не и/и, то есть и язык нацменьшинств, и государственный, а был принцип или/или. Но в любом случае, был закон, который регламентировал языковой режим в Украине. На сегодня мы в ситуации, когда закона, который бы регулировал языковой режим, вообще не существует», – подчеркнул эксперт.

Языковой закон: что изменится для украинцевУкраинский язык должны будут знать все граждане страны, в частности депутаты и чиновники. Но на частную жизнь нормы закона распространяться не будут.

Есть Конституция Украины и Европейская хартия региональных языков и языков меньшинств. Отсюда возникает много проблем и недоразумений. Часто в общественных местах, учреждениях общественного питания отказываются обслуживать на украинском языке, уточнил он.

«Это не совсем правильно, учитывая 10 статью Конституции. Сейчас это попытка урегулировать вопрос», – добавил политолог.

По его словам, языковой вопрос принципиален, в разных государствах он имеет свое правовое обеспечение. Но такого, чтобы вообще не было закона, который бы регулировал языковой режим, нет, особенно там, где есть представители разных языковых меньшинств.

Законопроект, который предлагается в качестве базового для рассмотрения, обычный для любой страны, в которой нормативно определен государственный язык, отметил он.

«Однозначно то, что каким бы языковой закон ни был, он не может противоречить Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств, которую мы ратифицировали. Ее многие страны не подписали. Франция и РФ, например. Украина ее ратифицировала на очень демократических началах. Мы ратифицировали документ де-факто для 13 языков, поскольку считаем отдельными молдавский и румынский языки. Это языки, которые мы определили как региональные или языки меньшинств. Это очень много», – пояснил специалист.

Для них Хартия выписана таким образом, что каждый может выбрать отдельный пункт, который мы обеспечиваем. Украина выбрала самый высокий уровень обеспечения языковых прав. То есть, например, не на уровне воскресной, а на уровне средней школы, уточнил он.

«Поэтому то, что сейчас предлагается в новом языковом законе, – лишь гарантии для государственного языка и определенный режим разрешения на использование языка, прежде всего государственного. Меньшинства у нас и так защищены. Вопрос только в том, чтобы ВР ежегодно в бюджете закладывала определенные средства для выполнения законов», – резюмировал Андрей Дуда.

Напомним, 4 октября 2018 года Верховная рада приняла в первом чтении языковой закон. Как голосовали нардепы – на инфографике.

Также «Слово и Дело» разбиралось, какие изменения ждут украинцев, если документ в нынешнем виде попадет на президентский стол.


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...