Объединительный собор обещают 15 декабря. Но есть ли единство?

Читати українською
Андрей Ермолаевполитолог

29 ноября Архиерейский синод Вселенского патриархата утвердил проект устава будущей единой Украинской православной церкви. Также было принято решение о тексте томоса. Тем временем Украина определилась с датой и местом проведения Собора. «Собор состоится 15 декабря 2018 года в Святой Софии в Киеве, которая на протяжении веков была центром православной украинской религиозной жизни», – сказал президент Петр Порошенко. Во время Объединительного собора должны выбрать предстоятеля Автокефальной поместной православной церкви и утвердить ее устав. Константинополь уже направил приглашения на собор епископам всех действующих православных церквей в Украине. Это 45 представителей Киевского патриархата, 14 – Автокефальной церкви и около 90 – УПЦ МП. Также прибудут экзархи Вселенского патриарха. Однако в УПЦ МП уже сообщили, что не намерены участвовать в Соборе.

«Слово и Дело» попыталось разобраться в вопросе соборности, изменениях, которые происходят в церковной жизни Украины, и поинтересовалось, есть ли риск, что на самом деле долгожданное эпохальное событие может стать разьединительным.

Политолог Андрей Ермолаев напомнил, что был прецедент 1917 года, когда именно на Соборе с участием верующих мирян, православных общин состоялось избрание нового патриарха Русской церкви. На тот момент это было историческое событие.

По его мнению, именно это мероприятие можно рассматривать как настоящий Собор единства верующих с церковью, духовенством.

«В данном случае, мы имеем дело лишь с самоорганизацией церковных организаций. Хотя некоторые церкви проводили собрания приходов, собирали мирян, но тем не менее этот процесс имел очень ограниченный характер. Вряд ли это может свидетельствовать о широкой самоорганизации православных общин Украины в широком смысле», – отметил Ермолаев.

По его словам, пока что это больше церковное мероприятие, которое может по-разному восприниматься верующими, особенно на фоне тех несогласованных позиций, которые они слышат от представителей даже тех церквей, которые являются сторонниками формирования новой церкви.

«У нас постоянно кричат ​​о соборности Украины, но соборность – это не собрание церквей, а то самое духовное и институциональное единство православной общины со своей церковью. Именно этим мы всегда гордились, когда вспоминали времена Киевской Руси после татаро-монгольского нашествия. Это принципиальный момент», – уточнил он.

Эксперт пояснил, что даже несмотря на позицию, которую занимает Константинополь в вопросе поддержки появления новой церкви в Украине, готовность предоставить томос, аспект единства позиций действующих православных церковных организаций, их способности заявить об объединительном процессе совместно, тем более речь идет об организациях, объединяющих десятки тысяч верующих, будет достаточно важным идеологическим и политическим моментом.

Позиция УПЦ МП может стать своеобразным раздражителем готовности Константинополя предоставить томос. Их неучастие в церковном Соборе свидетельствует о том, что такого единства нет.

Вопрос стоит о единой православной общине. Если Константинополь продолжит свою линию на предоставление томоса, то, конечно, это может восприниматься как побуждение к своеобразным расколам, добавил он.

«Возможно, даже побуждением к своеобразной межцерковной войне, которая будет заключаться в информационном, организационном противостоянии. Если не принимать во внимание угрозу побуждения к гражданской активности. Здесь эта угроза есть. Константинополь в сложном положении. Он может засвидетельствовать, что не видит того единства для создания единой церкви», – подчеркнул политолог.

Он обратил внимание, что сейчас власть пропагандирует создание единой церкви, но Украина – поликонфессиональная страна. Да, православная община самая многочисленная, мощная, опирается на исторические традиции но в Украине не только представлены, но и пользуются уважением и другие церкви.

В какие церкви ходят украинцы: как менялись религиозные предпочтения населения за последние пять летБольшинство украинцев еще не определились с вопросом, кто мог бы возглавить поместную церковь в Украине, хотя 54 процента выступают за автокефалию.

На его взгляд, складывается новая ситуация, связанная с клерикализацией государственной политики. Как дальше будут на это реагировать другие конфессии и общество, под вопросом. Мы входим в избирательную кампанию, где вопрос веры и межцерковных отношений будет предметом политических спекуляций.

«Здесь может быть скрыта угроза роста напряжения в общественной среде. Перенос институциональных, идеологических конфликтов на уровень гражданский. Это не только вопрос собственности сакральных сооружений. Это вопрос взаимоотношений церквей с территориями в самых общинах», – отметил эксперт.

Кроме того, есть значительное количество граждан, которые скорее являются верующими по культурному укладу, а не воцерковленными, стихийными атеистами, образно говоря. Однако это также определенная гражданская позиция, состояние сознания, подчеркнул он.

«Люди могут быть пассивны в церковной религиозной жизни, считать себя атеистами. И даже бытовой атеизм имеет право на жизнь, как и позиция тех, кто более воцерковлен», – добавил политолог.

Это те решения, которые могут стать следствием такого специфического понимания и организации Собора с целью создания единой церкви, констатировал он.

«В Украине большим достижением политиков, церковных организаций было то, что действует Совет церквей, который объединяет различные конфессии. Однако ситуация, которая создана на осень 2018 года, свидетельствует о том, что политики сознательно пошли на разрушение этой новой традиции межконфессиональной жизни», – резюмировал Андрей Ермолаев.

Как менялась религиозная приверженность населения за последние пять лет – по ссылке.

Хотите обсудить эту новость? Присоединяйтесь к телеграм-чату CHORNA RADA.


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...
Загрузка...