ЧАЭС спустя 32 года: что изменилось в зоне отчуждения и в чем новая опасность?

Читати українською
Владимир Борейкоэколог

26 апреля 1986 года взрыв реактора на Чернобыльской АЭС, который по выбросам радионуклидов равноценен 50 сброшенным на Хиросиму атомным бомбам, изменил жизни миллионов людей, а у некоторых – и вовсе забрал. Сегодня исполняется 32 года с момента одной из самых страшных катастроф в истории человечества. Спустя годы «оживить» мертвую зону стало частым обещанием политиков. Так, действующий министр экологии еще два года назад обещал представить стратегию развития зоны отчуждения. Чуть позже вице-премьер-министр Украины Владимир Кистион заявил, что в Киевской области рядом с зоной отчуждения ЧАЭС построят хранилище для отработанного на атомной электростанции топлива. Сейчас, отдавая дань трагедии, президент Украины Петр Порошенко заявил, что современная Чернобыльская зона должна стать местом новых прогрессивных технологий, территорией изменений.

«Слово и Дело» решило выяснить, изменилось ли что-то к лучшему в мертвой зоне спустя 32 года после аварии.

Годовщина Чернобыльской катастрофы: 32 обещания политиковРовно 32 года назад произошла авария на Чернобыльской атомной электростанции. Слово и Дело собрало обещания политиков на эту тему.

Директор Киевского эколого-культурного центра Владимир Борейко подчеркнул, что изменения происходят, но, к сожалению, не в лучшую сторону.

По его мнению, пока политики в большей степени делают те же ошибки, которые уже когда-то привели к трагедии, а теперь эти ошибки могут представлять новую опасность.

«В частности, речь о строительстве хранилища для ядерных отходов. Это даже в психологическом плане уже неуместно. Тем более в экологическом», – отметил он.

Эколог пояснил, что хранилища, как правило, имеют тенденцию взрываться, поэтому нужно делать выводы из прошлого.

«За несколько километров от Киева по согласованию местной власти, без референдума, согласования жителей приняли такое решение. При этом особого контроля за строительством нет, к сожалению», – добавил Борейко.

Ядерное хранилище возле огромного мегаполиса не решится строить ни одна страна мира. В 90-х годах еще было какое-то понимание ситуации, но чем дальше, тем больше стало популистских решений.

Кроме того, в зоне до сих пор не нейтрализован радионуклид. Время его действия – миллионы лет, уточнил эксперт.

«Нужно биологическое время. Нет никакой возможности нейтрализовать последствия полностью. Поэтому все планы по турам в зону ЧАЭС, поездки, изъятие земли и отвод ее для ведения хозяйства недопустимы. Это просто свидетельствует о непонимании базовых законов физики и химии. Зона до сих пор не является безопасной», – констатировал эколог.

Более того, саму зону фактически не контролируют должным образом, отметил он.

«В зону могут заехать, воруют металл, лес. Нужно установить контроль и запретить строительство ядерного хранилища. Мы снова можем получить серьйозную проблему. И чем дальше, тем больше появляется разговоров, что в зону можно въезжать, что-то там строить. Это не так. К сожалению, нет у нас такого зеленого движения, как в Европе, чтобы хоть что-то изменить», – резюмировал Владимир Борейко.

Что для помощи чернобыльцам и развития зоны отчуждения сделали политики, читайте в нашем материале «Годовщина Чернобыльской катастрофы. 32 обещания политиков».


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...