Убийство правозащитницы Ноздровской: дело о «круговой поруке» и «тест для общества»

Читати українською
Максим Кречетовжурналист, блогер

«Дело Гонгадзе» в 2000 году подкосило режим Кучмы, с «дела Врадиевки» начался закат всемогущего Януковича, а «дело Ноздровской» имеет все шансы стать переломным моментом в отношениях «послемайданной» власти с теми, кто на этот Майдан выходил, морально его поддерживал и разделяет ценности Революции Достоинства – с народом Украины.

Уровень цинизма в этой истории просто зашкаливает: убили правозащитницу Ирину Ноздровскую, которая мужественно боролась против всесильной «правоохранительной» системы, покрывающей убийц-мажоров (родственников членов этой же системы). Её, раздетую, обнаружили чуть ли не под окнами бывшего главы Вышгородского районного суда, чей племянник (в неадекватном состоянии) сбил насмерть её сестру и чьего реального осуждения она с огромным трудом добилась. Разве не символично такое посмертное унижение и не похоже ли это на своеобразное жертвоприношение? А одиозный неофициальный спикер МВД Илья Кива тут же заявляет о… самоубийстве на почве неразделённой любви!

Убийственные дела

Напрашивается много параллелей и ассоциаций: в первую очередь история во Врадиевке, с которой началась волна гнева людей в отношении режима Януковича. А также недавняя история в Княжичах, которая очень сильно надломила доверие людей к «новой полиции». Но и сама жуткая ситуация с Ириной Ноздровской может войти в историю как точка отсчёта быстрого нарастания народного гнева против системы, которая так и не поменялась, а продолжает убивать невинных людей, а также тех, кто вступается за жертв, требуя правосудия. Лишь после информационного взрыва трагедию прокомментировал министр иностранных (а не внутренних) дел Павел Климкин. Не потому ли, что на нашу трагедию отреагировали даже в США (в отличие от украинских властей)? В Twitter он написал, что считает расследование убийства правозащитницы вызовом для государства, а также… тестом на способность общества обеспечить защиту женщин-активисток и справедливость вообще. Если нас тестируют на способность самих себя защищать, то зачем мы содержим всю государственную машину?!

Полиция установила последние часы жизни НоздровскойПо словам представителя полиции, согласно экспертизе, смерть Ноздровской наступила за два-три дня до того, как нашли тело.

Ирина Ноздровская как профессиональный юрист сопровождала дело о гибели в результате ДТП своей сестры Светланы 30 сентября 2015 года. За рулём был племянник тогдашнего главы Вышгородского райсуда Дмитрий Россошанский, пребывавший в состоянии наркотического опьянения. И «новая полиция», и «новейшая» прокуратура, и «послереволюционные» суды делали всё, чтобы развалить дело: круговая порука в районах – это не пустой звук, она была и остаётся, поэтому правоохранительные органы, перефразируя поговорку, глаз друг другу не выклюют. Пока их из Киева кто-нибудь куда-нибудь не клюнет. В случае с Ириной именно она мобилизовала центральную прессу, которая подробно освещала процесс. Поэтому дело не смогли спустить на тормозах. Поэтому Ирина постоянно получала угрозы от друзей и даже от отца виновника гибели её сестры. Последняя такая угроза прозвучала незадолго до гибели Ирины – 27 декабря, в день, когда Апелляционный суд постановил: в ходатайстве защиты убийцы об амнистии для него отказать, а дело направить на повторное рассмотрение в суд первой инстанции (оставив племянника влиятельного судьи под арестом на 60 дней). А 29 декабря Ирина пропала…

Собака вместо полиции

Не все понимали и разделяли стремление Ирины добиться справедливости в деле о гибели её сестры. Например, вдовец погибшей Светланы претензий к виновнику трагедии не имеет. Говорили, что не за простое «спасибо». Да и был ли ему смысл тягаться с теми, у кого в районе всё схвачено? Погибшую ведь не вернёшь, а компенсацию виновник якобы предложил солидную. Это лишь версия, да и линию поведения муж погибшей вправе выбирать любую на своё усмотрение. Но Ирина Ноздровская и до этого как правозащитник помогала добиться правды многим другим людям, так что позаботиться о справедливости в истории гибели своей сестры считала делом чести. Ирина контролировала каждый шаг следствия, каждую экспертизу и была очень убедительна в суде. А от выступления в суде мамы Ирины (и, соответственно, погибшей Светланы) зрителям трудно было сдержать слёзы. Но, говорят следившие за процессом журналисты, на суд в большей степени повлияло не это, а именно неусыпный контроль прессы. Право на справедливое правосудие, как видим, у нас обеспечивают не Конституция и профильные законы, а СМИ. Товарищ Климкин, этот тест можно считать успешно пройденным?

А за то ли вообще стоял Майдан, чтобы дела рассматривали в суде по справедливости не автоматически, а через «не хочу» всей правоохранительной и судебной системы, только под прицелом телекамер, только под контролем решительно настроенных бесстрашных правозащитников? Притом последним, как видим, эта справедливость может стоить жизни. В каком из ведомств за все 4 постмайданных года мы можем увидеть хоть малейшее изменение к лучшему? Представьте: полиция никак не отреагировала на заявление родственников о пропаже женщины, которой многократно угрожали! В ЕРДР сведения об исчезновении правозащитницы внесли лишь на следующий день. Драгоценное время было потеряно, а ведь труп все эти дни (вплоть до обнаружения 1 января) находился в родном селе погибшей Ирины! Начальник полиции Киевской области Дмитрий Ценов, имея жалкий вид во вторник перед митингующими, несколько раз повторял фразу «мы нашли тело», но ведь полиция здесь ни при чём: тело Ирины обнаружил пёс местного жителя, а он не получает полицейских (и тем более генеральских) окладов. Неужели этих людей не в состоянии ничему научить ни Майданы, ни опыт предыдущих дел?

Такие странные самоубийства

Пока министр Арсен Аваков хвастается в соцсетях фотографиями из заграничного отпуска, его «рот» Илья Кива кинулся «спасать ситуацию»: примчавшись на место, где обнаружили полностью обнажённое тело Ирины Ноздровской (одежду – вероятно, со следами крови и прочими уликами – пока так и не нашли), Кива додумался заявить, что, скорее всего, имеет место… самоубийство на почве неразделённой любви! Это был один из факторов, вызвавших настоящий гнев у волонтёров, помогавших в поисках правозащитницы. Эту же версию на первых порах подхватила и полиция области, а уже на следующий день глава областного управления Нацполиции вынужден был открещиваться и от Кивы, и от маразматический версии, мол, такого бреда следователи даже не рассматривали всерьёз: речушка Кизка в том месте, куда сбросили тело, мелкая и узкая, течения почти нет. Да и что за странная идея – топиться раздетой? А где же одежда? А ещё незадолго до предполагаемого времени гибели она преспокойно поговорила по телефону с матерью, сказав, что едет в автобусе домой. Какой мотив был накануне Нового года, после выигранной в суде тяжёлой битвы наложить на себя руки таким невероятно странным способом, сделав сиротой свою дочь, а убитых горем родителей оставив теперь вовсе без дочерей? Ну и 12 ножевых ранений в шею – не очень характерный почерк для самоубийцы… Впрочем, мы же помним о «самоубийстве» бывшего влиятельнейшего министра внутренних дел Юрия Кравченко, который якобы совершил переломанными пальцами два смертельных выстрела себе в голову, а ведь эта версия так и осталась официальной!

Зато место, где нашли тело Ирины, очень близко к дому бывшего главы Вышгородского райсуда – влиятельного дяди убийцы Светланы. Отец убийцы, как мы уже говорили, угрожал Ирине тем, что она «плохо кончит», всего за 2 дня до трагедии. Но кого же в первую очередь вызвали на допрос в полицию и якобы даже пытались возвести в статус подозреваемого? Нет, вовсе не угрожавших погибшей отца и друзей виновника ДТП, а бывшего жениха Ирины – Виталия Сергеева. На том основании, что камера видеонаблюдения зафиксировала, как он в день исчезновения выходил из своего дома около 21 часа. Так ведь Ирина пропала после 18 и его позвали родственники Ирины присоединиться к поискам женщины! Так какие же основания были его в чём-то подозревать?! Осознавая, видимо, откровенную бредовость попыток увести дело в сторону и уже под давлением начавшейся в соцсетях волны возмущения, бывшего жениха так и оставили в качестве свидетеля и после 6 часов допроса отпустили с миром. Тот говорит, что виделся с Ириной в последний раз в августе. Друзья семьи их расставание подтверждают. А тем временем шокированные убийством Ирины активисты собрали во вторник митинг под стенами облуправления полиции. Провокаторы, конечно, были, но прошло всё практически без инцидентов (не считая резких высказываний в адрес главного полицейского Киевской области, который, уж простите, внешне больше напоминает директора советской продуктовой базы, чем бравого генерала обновлённой полиции).

Гуськов-Саакашвили

Эта трагическая история вызвала волну людского гнева, которая в беззаботные праздничные дни быстро достигла уровня небольшого (пока?) цунами. Очевидно, что людьми движет не только стремление к торжеству справедливости. А появился у людей и страх – система всё-таки не простила Ирине своего поражения, догнала и жестоко убила её. Система круговой поруки. И если теперь включится режим отчаянной самозащиты большого количества людей, то это может привести к стихийным «судам Линча», о которых уже давно говорят – к коллективным расправам над теми, кто убивает нас поодиночке. Путин – он где-та далеко, а внутренний враг, жестокий и циничный – вот он, живёт рядом во дворцах за высоченными заборами. Нам иногда показывают ковры денег в жилищах некоторых из них, золото и картины, но они очень быстро уходят от уголовного преследования и даже восстанавливаются в должностях, продолжая жить как жили и избегая конфискации «нажитого непосильным трудом».

Аваков и Князев взяли под контроль расследование убийства правозащитницыПроведение необходимых мероприятий по раскрытию убийства Ирины Ноздровской взято на личный контроль председателем Нацполиции Сергеем Князевым и на соответствующий контроль министром внутренних дел Арсеном Аваковым.

Как ни старались политики типа Саакашвили раскачать ситуацию перед Новым годом, но уровень возмущения людей экономическими проблемами так и не достиг нужного для бунтов показателя. Праздники и вовсе заморозили народное недовольство практически полностью. Теперь же Саакашвили первым ухватился за возможность напомнить о себе, но сделал это хитро. Политик написал в своём призыве прийти на митинг во вторник (который созывали вообще-то без него и вовсе не для него): «Буду ли я среди них (участников митинга – ред.)? Буду. Душой и сердцем. Я буду с вами, но не рядом и не на трибуне. Придут мои соратники и друзья. Чтобы армия информационных мошенников не сообщила всем, что Саакашвили использует смерть этой смелой женщины для собственной политической выгоды». Чем-то его поведение напоминает жену Гуськова из гениального рязановского фильма «Гараж»: та тоже по любому поводу начинала кричать и вылезать на стол. Решил «примазаться» к истории даже Мустафа Найем… Он при этом никак не комментирует неприглядную роль в этом деле «новой полиции», на реформировании которой он охотно пиарился пару лет назад.

О чём молчат властители?

Зато громогласная и «бескомпромиссная» нардеп Татьяна Чорновол, чьей помощницей была погибшая Ирина Ноздровская, хранит гробовое молчание. Впрочем, как и её однопартиец Аваков – любитель по поводу и без повода писать в соцсетях. Молчит и ещё один любитель соцсетей генпрокурор Юрий Луценко. А вы помните о том, что в том же 2015 году, когда погибла сестра Ирины, сын Луценко Александр стал участником смертельного ДТП? Тогда от столкновения с внедорожником Луценко-младшего погиб 26-летний старший сержант милиции Шевченковского района Киева Петр Левчук, управлявший Daewoo Lanos. Виновным оказался сам покойный. А сын Авакова фигурирует в другом ДТП с жертвой – ещё в 2011 сын экс-губернатора Харьковской области якобы не был за рулём собственной машины (потому что даже прав не имел), когда под колёса сам бросился некий пьяный человек...

А тут и новая история подоспела: накануне под Киевом произошло ДТП с участием судьи Киево-Святошинского районного суда Дмитрия Усатова. Ресурс dtp.kiev.ua сообщил, что судья, который управлял автомобилем Ford, не справился с управлением и выехал на встречную полосу, где врезался в автомобиль Renault. Тот от удара вылетел в кювет и перевернулся на бок, водитель Renault госпитализирован с серьезными травмами. По сведениям издания, судья-водитель был в состоянии алкогольного опьянения и якобы пытался скрыться на «скорой», но его задержали. Интересно, как быстро пострадавший водитель усилиями судьи трансформируется из потерпевшего в виновника ДТП? Делаем ставки?

Открытый финал

Известный журналист Станислав Речинский написал в соцсесях в связи с делом Ноздровской: «А ведь есть еще «дело Крысина», в котором убийца получил условный срок благодаря высокой «крыше» в лице экс-убоповца, ныне губернатора Савченко. И сколько еще примеров того, что закон в нашей стране, сталкиваясь с «кумовской системой», не работает? Нас потрясло убийство правозащитницы, которое, вероятно, стало возможным из-за круговой поруки власти в маленьком райцентре. Но нас уже не удивляет тотальное кумовство на самой вершине украинской власти».

Мы уже упоминали о незавидной судьбе экс-министра внутренних дел Кравченко, но в последних строках хочется вспомнить его коллегу из Кыргызстана. Власть во главе с президентом Курманбеком Бакиевым, свергшая «диктатора» Аскара Акаева в 2005 году, в какой-то момент также перестала, как говорится, «видеть берега». Народ, терпение которого лопнуло, прогнал в 2010 году Бакиева вслед за Акаевым (укрывшимся, конечно же, в России). А вот министр внутренних дел Молдомуса Конгантиев тогда поехал в провинцию усмирять беспорядки и убежать не успел – его лицо, превратившееся после «общения» с восставшими в одну сплошную гематому, обошло все телеканалы и другие СМИ. Но Аваков вряд ли думает о таком – у них маленькое семейное торжество: его сыну, задержанному было НАБУ по «делу о рюкзаках», суд вернул свободу вместе с загранпаспортами. Зачем людям портить праздник?

Максим Кречетов, специально для «Слова и Дела»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...