Большие зарплаты против коррупции: сколько теперь получают украинские чиновники

Олег Новиковжурналист, Слово и Дело

(Исправлено) В цивилизованном мире с коррупцией борются двумя путями: ужесточая наказание и увеличивая размер поощрения. В Украине с наказанием пока не задалось (точки в расследованиях специализированных правоохоранительных органов так или иначе должны ставить суды). А вот с поощрением, судя по некоторым декларациям, дела идут куда лучше.

Зарплаты

Сравнительно невысоки зарплаты разве что у патрульных полицейских и следователей районных отделов Национальной полиции. Несмотря на то, что они получают ежемесячно около 10 тысяч гривен, назвать такую зарплату достойной сложно. Особенно с учетом того, что в небольших городах полицейские по-прежнему за свои деньги покупают бумагу и картриджи для принтеров, а иногда даже заправляют служебный автомобиль. То есть значительная часть зарплаты полицейского идет на расходы связанные с исполнением служебных обязанностей.
Для сравнения, в новосозданных Национальном антикоррупционном бюро и Специализированной антикоррупционной прокуратуре заработная плата стартует с 30 тысяч и заканчивается 150 тысячами гривен в месяц для руководства органов с надбавками и прочими вознаграждениями. Достойная зарплата как для тех, кто борется с коррупцией, не так ли?

Как изменялась средняя зарплата украинцев за годы независимости?«Слово и Дело» подготовило инфографику о том, как менялся средний уровень зарплаты в Украине за время независимости.

Судьи также откусили свою порцию пирога. Например, судьи Высшего и Апелляционных судов максимально могут получать от 150 и до 200+ тысяч гривен с надбавками, отпускными и , без них – от 17,6 тысяч и до 70,4 тысяч гривен в зависимости от стажа и регионального коефициента. Работники Генпрокуратуры и руководители региональных прокуратур со всеми надбавками и вознаграждениями могут получать от 70 и до 150 тыс. грн. В комментарии заместитель генпрокурора Евгений Енин подчеркнул, что под заработной платой, которую указывали работники прокуратуры, разумеется основная зарплата, а также любые поощрительные и компенсационные выплаты, которые выплачиваются (предоставляются) в связи с отношениями трудового найма. Он добавил, что на самом деле ежемесячная зарплата генпрокурора составляет больше 50 тыс, заместителей главы ГПУ – более 30 тыс и примерно такая же ЗП у руководителей региональных прокуратур.

Наиболее удивительным открытием для меня недавно стала зарплата членов Высшего совета правосудия (бывший Высший совет юстиции). В реестре деклараций без труда можно обнаружить, что некоторые члены этого совета получили примерно по полмиллиона гривен зарплаты за один (!) месяц. Как объяснили в самом Совете, такой уровень денежных выплат связан с выдачей отпускных, а также пособий на оздоровление.

Назвать такие выплаты целесообразными не поворачивается язык: особенно после недавнего скандала, когда ВСП перекрутил норму Конституции на свой лад. Напомню, члены Совета тогда решили, что задерживать судей без их разрешения является грубым нарушением конституционных гарантий неприкосновенности судьи (судебная реформа исключает такую норму в случае задержания судьи непосредственно во время совершения тяжкого или особо тяжкого преступления).

Премии

Наверняка все помнят скандал, связанный с премиями руководству Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции. Госпожа Корчак премировала саму себя на сотни тысяч гривен, из-за чего НАБУ могло возбудить уголовное производство, если бы не позиция Кабмина.

После выбора курса на Европу и в рамках борьбы с коррупцией главным механизмом ее предотвращения стало повышение зарплат.
Вознаграждения работникам Минюста

Но руководство НАЗК – вовсе не исключение. Недавно, например, выяснилось, что и.о. главы Укравтодора Славомир Новак получал зарплату с надбавкой в 900% – примерно 700 тыс. грн. Кроме него, судя по реестру деклараций, некоторые сотрудники Министерства юстиции получали премиями более миллиона гривен единоразово. Я было подумал, что здесь кроется какая-то ошибка: человек хотел указать полученные копейки, а получились миллионы, – поэтому отправил запрос в Минюст. Первый, правда, был благополучно проигнорирован. Зато на второй ответ таки пришел.

Итак, в 2017 году 8 работников Минюста получили вознаграждениями более 23 миллионов (!) гривен. Как оказалось, в одном из принятых изменений в рамках реформы правосудия были установлены следующие вознаграждения:

  • 2% от взысканной суммы или стоимости имущества должника, переданного взыскателю по исполнительному документу государственному исполнителю;
  • 0,5% взысканной суммы или стоимости имущества должника, переданного взыскателю по исполнительному документу руководителю органу государственной исполнительной службы и его заместителям.

Так, в Минюсте сообщили, что с сентября 2016 года органами государственной исполнительной службы взыскано почти 745 миллионов гривен исполнительного сбора, которые были переведены в государственный бюджет. Согласно информации ведомства, за 9 месяцев 2016 года всего было взыскано и перечислено в бюджет 1,5 млрд грн, а с октября 2016 до июня 2017 года – 1,8 млрд грн.

Самое большое вознаграждение из общей суммы получил главный госисполнитель отдела принудительного исполнения решений департамента госисполнительной службы Минюста Иван Нещадим – 8 млн 862 тыс. 19 грн (~341 тыс. долларов).

В самом Министерстве, видимо, также испугались такой цифры, которая явно превышает зарплату как президента, так и премьер-министра, и поэтому отметили, что уже раздумывают над внесением изменений в ограничение максимального размера таких вознаграждений. Не удивлюсь, если этот вопрос подняли именно после двух наших запросов.

Станет ли такой подход фактором снижения уровня коррупции? Ответьте себе на этот вопрос сами. Я пока не ответил.

Олег Новиков, специально для «Слово и Дело»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...