Завершение АТО: какое новое имя получит война на Донбассе

Денис Поповичжурналист

Секретарь СНБО Александр Турчинов заявил о необходимости завершить антитеррористическую операцию на Донбассе и перейти к новому формату защиты страны от гибридной войны с РФ. По мнению Турчинова, военные действия на Донбассе переросли по своим масштабам и продолжительности формат АТО, поэтому пришло время определить новый формат, который позволит эффективно защитить Украину. Среди прочего, признать занятые боевиками районы Донбасса оккупированными. Какими будут новые форматы, Турчинов не уточнил, однако, по мнению экспертов, АТО, как минимум, получит новое название, более соответствующее фактическому положению вещей.

Резонансные заявления относительно необходимости завершить АТО на Донбассе Александр Турчинов сделал в интервью агентству «Интерфакс-Украина». «Военные действия продолжаются уже три года и переросли как по продолжительности, так и по масштабам формат АТО. Нужно отметить, что антитеррористическая операция выполнила очень много важных задач. Именно в рамках АТО мы остановили агрессора, смогли провести президентские, парламентские и местные выборы, а также освободили значительную часть оккупированной территории Украины... Между тем, пришло время перейти к новому формату защиты страны», – заявил Турчинов. По его мнению, этот формат должен обеспечить защиту Украины от гибридных методов ведения войны, которые используются Россией.

Три варианта для Донбасса: сможет ли власть определить статус ОРДЛОГлава Единого координационного центра «Донбасс» рассказал, найдется ли в Раде поддержка хотя бы одного из предложенных законопроектов о статусе ОРДЛО.

По словам Турчинова, действующее законодательство, которое формировалось на основе представлений ХХ века и не учитывает возможности «гибридной агрессии», определяет всего две ситуации, при которых разрешено боевое применение вооруженных сил – это объявление войны и антитеррористическая операция. Секретарь СНБО подчеркнул, что военное положение предполагает лишь наличие «особенного правового режима в стране, или в отдельных регионах, и не предоставляет автоматического права на использование ВСУ и других воинских формирований». «Пришло время не просто признать оккупированными некоторые регионы Донецкой и Луганской областей, но четко, на законодательном уровне определить основы государственной политики по их освобождению… Законодательно нужно предоставить президенту право применять ВСУ и другие военные формирования против гибридной агрессии со стороны РФ», – подчеркнул секретарь СНБО.

Заявления Александра Турчинова, по распоряжению которого в апреле 2014 года, к слову, и началось АТО, выглядят довольно туманными. Из них неясно, каким будет новый формат борьбы с российской агрессией, как именно Украина собирается освобождать занятые противником территории Донбасса и на каких условиях они будут признаваться оккупированными.

В то же время, в Верховной Раде еще в середине июля прошлого года зарегистрирован законопроект «О временно оккупированной территории Украины». Его инициатором является большая группа народных депутатов. В документе признается факт временной оккупации территории Автономной Республики Крым, ряда районов Донецкой и Луганской областей, определена дата начала этой оккупации, правовой статус линии разграничения между этими территориями и остальной частью Украины, порядок перемещения людей и грузов через эту линию, основания для того, чтобы признать эту территорию освобожденной, а также целый ряд других важных положений.

«В результате принятия этого законопроекта Россия де-юре получит не просто статус агрессора, но и, согласно нормам международного права, именно на нее будет возложена полная ответственность за все, что происходит на оккупированной ею территории», – пояснил один из авторов документа, член парламентского комитета по вопросам национальной безопасности и обороны Дмитрий Тымчук. По словам Тымчука, принятие законопроекта могло бы вывести из переговорной игры главарей незаконных «ДНР» и «ЛНР», начать переговоры о деоккупации лично с Владимиром Путиным, а также юридически давить на Россию для того, чтобы она как можно скорее освободила захваченные территории.

Стоит отметить, что этот законопроект еще не попал в сессионный зал. Пока он близок к тому, чтобы быть отклоненным на стадии рассмотрения комитетом ВР по вопросам государственного строительства, региональной политики и местного самоуправления.

С другой стороны, заявление Турчинова всего лишь фиксирует фактическое положение вещей: ситуация на Донбассе давно вышла за рамки антитеррористической операции, которая всегда четко ограничена во времени и проводится под руководством СБУ. Между тем, боевые действия на Донбассе контролируются Министерством обороны и Генеральным штабом. Они продолжаются уже четвертый год и потребовали проведения шести волн частичной мобилизации. Противостоит украинской армии не кучка террористов, которую можно ликвидировать локальной операцией с помощью подразделения спецназа, а более или менее организованная военная организация, сведенная в два армейских корпуса, которые находятся в оперативном подчинении российского военного руководства. Эти корпусы вооружены бронетехникой, артиллерией и имеют централизованное снабжение. На Донбассе существует фронт, а значит, это самая настоящая война, которая по своему характеру напоминает позиционные боевые действия на Западном фронте Первой мировой войны, правда, в сильно уменьшенном масштабе.

Освобождение Донбасса: почему Турчинов хочет отменить АТОДиректор военных программ Центра Разумкова объяснил, с чем может быть связано заявление Турчинова о необходимости завершить АТО. Все это время наши политики отмахивались от таких мер.

В то же время, Украина пока не имеет возможности назвать войну войной. «Если это сделать, то мы либо признаем боевиков как сторону конфликта, и тогда войну назовут гражданской, чему будут аплодировать в Москве, либо это будет признанием фактической войны между Украиной и Россией, что развяжет руки Кремлю», – считает политтехнолог, народный депутат VI созыва Виктор Уколов. По его мнению, АТО может просто получить другое название, например, «армейская операция» или «операция по восстановлению законности и мира на Донбассе». Такого же мнения придерживается и политолог, народный депутат III-VI созывов Тарас Чорновил: «Скорее всего, не будет идти речь о войне и, судя по комментарию Турчинова, о военном положении тоже. Есть вариант назвать армейской операцией по поддержанию мира на Донбассе либо по восстановлению территориальной целостности Украины».

Такая «смена вывески» если и способна что-то изменить, то в весьма долгосрочной перспективе. Вариантов возвращения Крыма и Донбасса не так уж и много, и не все они зависят от Украины. Самый радикальный путь – военная операция, однако она может окончиться провалом из-за возможного противодействия со стороны России (в случае с Крымом вероятность такого противодействия является абсолютной). Мирный вариант упирается в выполнение Минских соглашений, которые пока доказывают свою несостоятельность. Кроме того, Украина могла бы рассчитывать на смену политической «погоды» в России, которая может позволить вернуть Крым и Донбасс, если, конечно, Москва ослабит контроль над ними. Еще один «мирный путь» – создание таких условий жизни на территории Украины, благодаря которым оккупированные территории сами попросились бы назад. Однако смена власти в России вообще не зависит от желаний Киева, а экономические реформы, способные повысить уровень жизни украинцев, идут слишком медленно, чтобы рассчитывать на их скорый эффект.

Денис Попович, специально для «Слово и Дело»

Загрузка...