Война на Донбассе: как живут школьники на линии фронта

Сергей Тахмазовволонтер

«А скоро приедут четверо друзей, на всё лето. И нас будет банда», – мечтательно говорит Саша. Мальчишка рад, что приедут друзья: из Горловки, Соледара, Светлодарска, Бахмута. На целое лето. В Зайцево.

Некоторые родители привозят детей на выходные. Подышать свежим воздухом, к бабушке-дедушке. Ночные и дневные обстрелы никого не смущают. Привыкли. Гораздо больше недовольны жители тем, что уже год как нет электричества. И когда будет – неясно. Для разминирования и ремонта требуется режим тишины. С «той» стороны могут традиционно пообещать и снова-таки традиционно не выполнить обещанное. Один из элементов этой войны - стараться максимально сделать жизнь людей невыносимой. Пусть думают, что о них все забыли и они никому не нужны. А пока местная ВГА с огромным трудом находит бензин для генераторов. По два с половиной литра в неделю на генератор. Дети радуются длинному дню, тому, что начались каникулы и закончилась школа. В школу их возят под Бахмут, в Опытное. Единственное место, куда они могут выехать из села в принципе. Но не у всех дети учатся в этой школе.

В нынешнем учебном году шестеро детей ходили «грызть гранит науки» в школу «ДНР», в оккупированную часть Зайцево. Каждый учебный день. Пешком: через КПВВ, пограничников, полицию, ВСУ, «нулевые» блок-посты с обеих сторон. Там их ждал школьный автобус, который отвозил их в школу «молодой республики». Где сеяли «разумное, доброе, вечное». После уроков - дорога домой. Через «нули».

«А если в это время начнётся обстрел?», – спросите вы. А дети знают: если начнётся обстрел, то надо присесть и переждать. Если сильно стреляют, надо лечь. Такой вот «путь к знаниям». Что в головах у родителей этих детей? Не знаю. Хотя нет – один ответ я слышал: «А какая разница, в какую школу ходить?», – считают некоторые мамы. Знает ли об этом руководство области? Да, знает. Г-н Жебривский прекрасно осведомлён об этом. Но решение принимать то ли не хотелось, то ли не получалось. Проблема решилась сама собой, правда, только на три летних месяца.

Клубок проблем с детьми, да и взрослыми в прифронтовых сёлах становится всё более запутанным. Многие из нас не понимают, как можно жить под постоянными обстрелами. А большинству с детьми ехать некуда, и они прекрасно знают обо всех мытарствах и проблемах от чиновников на «большой» Украине. Вернувшиеся рассказали. Не всё, конечно, но поскольку государство не разъясняет и не объясняет, то эта пустота быстро заполняется смесью вранья и правды. А некоторые мамы с детьми, выехавшие, например, в Бахмут, Константиновку или Славянск, сильно жалеют о своём решении.

Обстрел Красногоровки: разрушены дома, есть раненыеОккупационные войска вели огонь по Крансногоровке Донецкой области из «Градов», танков и минометов.

«Зря я выехала. Осталась бы дома, там мне бы всё время гуманитарку возили. А тут не стреляют и я никому не нужна». Ещё один тревожный звонок – иждивенчество, вызванное гуманитаркой. Кое-где люди привыкают, что можно ничего не делать, всё равно всё привезут международные фонды, организации и волонтёры. А то, что убьёт или ранит, - ну, значит, не повезло. Конечно, такое не везде. Иной раз сочетается несочетаемое. Из одной части посёлка доносится: «Дай! Нам положено!», из другой – «Да у нас всё есть, огород, хозяйство. Нам бы свет и чтобы не стреляли».

Дети уже привыкли к войне. К обстрелам, ночёвкам в подвалах, ранениям и смертям. Некоторые и не помнят, как оно было - до войны. И очень бы хотелось, чтобы государство предлагало глобальное решение проблемы. А не произносило речи с фальшивым сочувствием и ложным состраданием раз в году, 1 июня.

А Саша с нетерпением ждёт своих друзей. Ведь теперь у них будет «банда». И целое лето в Зайцево. Вы не хотели бы прочесть их сочинение «Как я провёл лето»?

Сергей Тахмазов, специально для «Слово и Дело»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...