Список редких животных шире, штрафы выше. Удастся ли Украине преодолеть браконьерство?

Массовое истребление диких животных, десятки лет практикующееся в Украине, наконец сподвигло народных избранников к серьезному пересмотру природоохранного законодательства. «Слово и Дело» попыталось определить, каковы его шансы стать отправной точкой для возрождения украинской фауны.

21 мая в Верховную Раду Украины поступил проект Закона Украины «О рациональном использовании, воспроизведении и охране животного мира». В частности, законопроектом планируется устранить ряд неточностей и разночтений действующего ныне закона «Об охотничьем хозяйстве и охоте», а также ужесточить контроль и наказание за нарушение закона.

Бесспорно, вопрос охраны природного богатства Украины актуален всегда – даже несмотря на сложную экономическую ситуацию. Однако удастся ли нардепам в самом деле сдвинуть вопрос с мертвой точки, или же законодательные инициативы в очередной раз будут использованы преступниками для истребления животного мира Украины, разбиралось «Слово и Дело».

Оплошности старого законодательства

Авторы законопроекта (во главе с народным депутатом от «Блока Петра Порошенко» Сергеем Тригубенко) отмечают, что действующее ныне законодательство не стимулирует к добросовестному обращению с животным миром и в целом не препятствует браконьерству, ведь система необоснованно низких штрафов давно не пугает нарушителей.

Так, по данным директора общественного союза «Ассоциация пользователей охотничьих и рыболовных хозяйств» Елены Шаниной, по набравшим законную силу решениям суда за противоправную добычу дичи (на всю Украину!) в 2001 году были осуждены 3 человека, в 2002 – 46, в 2007 – 7, в 2008 – 13.

Поэтому именно с системой мер пресечения связан предусмотренный законопроектом особый комплекс изменений к существующему Закону Украины «Об охотничьем хозяйстве и охоте». Эксперты подтверждают: штрафы за нарушение природоохранного законодательства – до неприличия низкие. «По некоторым статьям – порядка 30-100 гривен, это в общем-то смешно», – констатирует эколог, директор общественной организации «Киевский эколого-культурный центр» Владимир Борейко. При этом, по наиболее часто совершаемым преступлениям средний штраф составляет порядка 150 грн.

Впрочем, увеличение системы штрафов, предусмотренное законопроектом №2729 – тоже далеко не панацея, считает Александра Мезинова, директор приюта для животных «Сириус».

«Увеличить в 2 раза штрафы, например, за браконьерство – это замечательно, но я бы их увеличила в большее количество раз. Я считаю, что штрафовать нужно таким образом, чтобы человеку было неповадно раз и навсегда – до суммы, граничащей с той, которую человек вообще может оплатить. То есть, когда сумма может уже просто привести в тюрьму», – считает защитница животных.

В пояснительной записке к документу также указано, что существующие законодательные нормы во многом не отвечают принятым Украиной национальным и международным требованиям. Эксперт Владимир Борейко с этим согласен. Основоположными изменениями он считает приведение законодательства в соответствие с международными конвенциями.

«Нынешний закон по охоте – антиэкологический. К примеру, в нынешнем законе существует статья «О хищных и вредных животных», и в это число, например, занесен волк. На самом деле волк – это санитар леса, он полезен. Он охраняется Бернской конвенцией, которую Украина подписала 20 лет назад. Бесконтрольно уничтожать волка, как это происходит сейчас, нельзя», – говорит он. В новом же законопроекте волк исключен из списка вредных животных. Да и в целом законодательная инициатива заметно расширяет список редких животных, которые подлежат охране.

Кроме того, данный законопроект приводит требования законов в соответствие с нормами Афроевразийской конвенции «Об охране афроевразийских мигрирующих птиц», которую Украина подписала еще в прошлом десятилетии, но так и не начала выполнять. В частности, речь идет о запрете свинцовой дроби при охоте на водоплавающих птиц. Со временем, попадая в пищу, свинцовая дробь часто является причиной смерти пернатых, объясняет эколог, поэтому в европейских странах ее использование ограничено – по крайней мере, в месте большого скопления водоплавающих птиц.

Также законопроект «О рациональном использовании, воспроизведении и охране животного мира» предусматривает запрет арбалетов. Эта дорогостоящая «игрушка», которую все чаще используют в охоте обеспеченные люди, на самом деле является опасной не только для животных, но и для человека. Ведь выстрелы из арбалета практически беззвучны, к тому же, точность стрельбы достаточно низкая, и попадание в животное чаще всего означает его ранение, после чего животное уходит, а позже – просто умирает от ран, говорит Борейко.

Государство должно подумать и о здоровье популяции, уверена Александра Мезинова. «Сейчас в принципе не делается никаких прививок. Если при Советском Союзе еще были вакцины, которыми поили диких животных, то сейчас этим практически никто не занимается», – констатирует она.

Отдельно предусмотрена уплата ущерба за несанкционированный отстрел животных: дело в том, что старые иски на возмещение ущерба утверждались еще лет 5 назад, и на сегодняшний день совершенно не соответствуют времени. Новый законопроект предусматривает привязку размера ущерба к курсу валют его индексацию каждые 5 лет, говорит Борейко.

К слову о финансах: авторы законопроекта отмечают, что его реализация не потребует дополнительных бюджетных затрат. С другой стороны, урегулирование платы за пользование охотничьими угодьями и рост штрафов сулит государству дополнительные поступления в казну, порядок которых разработчики определяют десятками миллионов гривен ежегодно.

Чего не учли нардепы?

Помимо недостаточного повышения штрафов за нарушение требований закона, которые отметили выше некоторые эксперты, не до конца ясным остается вопрос использования оружия. Специалистов особо смущает формулировка относительного того, что охотник без права на отстрел животных может быть уличен в совершении преступления только в случае, если егерь или лесник сумеет зафиксировать его «с каким-либо расчехленным собранным охотничьим оружием».

То есть, согласно букве нового законопроекта, если оружие не относится к разряду охотничьих (будь то спортивное или даже боевое), доказать преступление в суде будет крайне тяжело. Что касается разборки и зачехления оружия, то, как говорят эксперты, бывалому охотнику на это нужно совсем немного времени.

Разработчики законопроекта признают ошибку и уже обещают исправить. Однако этот изъян – не единственный в документе, отмечают защитники животных.

«Что хотелось бы изменить – это пункт о том, что охотники имеют право на притравку животных (обучение собак на отлов диких животных – ред.). С одной стороны, я понимаю, что собаки должны проходить обучение, но с другой – хотелось бы, чтобы все-таки были ужесточены правила притравки», – рассказывает Александра Мезинова, объясняя это тем, что часто процесс обучения собак превращается в настоящее издевательство над диким животным. «Нужно проводить это все под более жестким контролем, животных нужно подвергать более серьезному лечению и питанию», – считает она, отмечая, что эту норму необходимо включить в закон.

В свою очередь, Владимир Борейко отмечает, что новым законодательством необходимо вернуть норму о полном запрете капканов. «В проекте эта норма как бы прописана, но там в скобках сделано такое исключение, мол, если на это нет иных требований в законах. Эта формулировка вносит некую сумятицу, поэтому запрещать капканы нужно раз и навсегда – и жестко», – говорит он.

Также эколог уверен, что Украина должна расширить права уполномоченных лиц составлять протоколы на браконьеров. «Нужно во всех возможных законах это четко прописать – чтобы директора лесных хозяйств, егеря, а также общественные экологические инспектора имели право составлять протоколы по самой главной антибраконьерской статье», – уверяет Борейко, уточняя, что эта норма существовала, но была снята во времена президентства Януковича.

В целом же экологи возлагают на законопроект №2729 большие надежды. Говорят, он может стать прорывом в отечественном природоохранном законодательстве. Но с одной оговоркой: если его действительно будут выполнять и если закон не «повиснет» без разработанных механизмов его воплощения, как это нередко бывает в Украине.

Алина Костюченко, специально для «Слово и Дело».


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...