Парламентский комитет по правовой политике: работа или имитация?

Читати українською
Комитет по вопросам правовой политики оказался одним из самых ценных лотов парламентских торгов, поэтому не удивительно, что каждый из депутатов, вошедших в его руководство, гнет свою линию.

Во время послевыборного распределения мест в парламентских комитетах, комитет по вопросам правовой политики и правосудия стал одним из пяти самых популярных в Верховной Раде. Желание войти в состав рабочего органа изъявили 33 народных избранника. Это и не удивительно, ведь правовой комитет – один из ключевых для «проталкивания» важнейших парламентских решений. К сожалению, не всегда объективных.

Если говорить о политических заявлениях членов комитета, они в основном касаются работы других органов власти, или же голосования других депутатов. Речь идет, например, о проведении люстрации или работы Национального антикоррупционного бюро: после принятия соответствующих законов за работу взялась исполнительная власть, а депутаты все равно продолжают обещать.

Впрочем, как известно, самые важные вещи не принято выносить на публику. Так что же делают сами члены комитета? Конечно, мониторинг обещаний не дает полной картины ответственности политика, однако, как оказалось, многие из членов комитета не только много обещают, но и вообще предпочитают реальной работе разговоры и популизм.

Взять хотя бы заместителя председателя комитета, представителя «Блока Петра Порошенко» Сергея Алексеева. За полгода работы этот малоизвестный широкой публике нардеп зарегистрировал целых 13 законопроектов. При этом, на пленарные заседания депутат в основном ходил, пропустив только 6 из них (в масштабах парламентских прогулов – сущий пустяк). Можно конечно списать такую низкую законотворческую активность на то, что Алексеев входит в 9 групп по обеспечению международных парламентских связей и замещает Надежду Савченко в представительстве Украины в Парламентской ассамблее Совета Европы. Но в подобные группы включены большинство народных избранников, а 6 зарегистрированных обещаний в в рейтинге «Слова и Дела» (среди которых ни одно не касается международных отношений) доказывают, что статистика – все же красноречивая штука.

Так же не отличается особой активностью его однопартиец и коллега по комитету Василий Яницкий. Тех же 13 законопроектов и 2 обещания. Оба касаются добычи янтаря, из-за чего сразу напрашивается вопрос: депутат или действительно так проникся проблемой запасов этого полезного ископаемого на родной Ровенщине, или же пришел в комитет, чтобы лоббировать этот вопрос. По крайней мере, первым законопроектом, зарегистрированным нардепом в Верховной Раде, стал проект закона о добыче и реализации янтаря. Это при том, что в конце декабря, когда документ был внесен в Верховную Раду, большинство депутатов занимались все-таки Бюджетом и новым Налоговым кодексом, и правовой комитет эти вопросы точно не могли обойти стороной.

Самым трудолюбивым из руководства комитета правовой деятельности и правосудия оказался его глава Руслан Князевич. Здесь с какой стороны ни посмотришь – почти сплошной позитив. По крайней мере, об этом свидетельствует официальная парламентская статистика: заседаний практически не пропускал, при этом зарегистрировал целых 48 законопроектов. С обещаниями, правда, дело обстоит несколько хуже: из 6 обязательств, зарегистрированных «Словом и Делом», Князевич выполнил пока только одно, и столько же провалил. Судя по обещаниям, основными направлениям работы Князевича являются судебная система, люстрация и борьба с коррупцией.

При этом, его невыполненное обязательство о создании в начале 2015 года Антикоррупционного бюро вообще находится за пределами его компетенции как народного депутата. И его провалом нардеп «обязан» Президенту, интересы которого представляет в парламенте. Кроме того, эксперты крайне негативно оценили действия главы комитета, когда при рассмотрении предложений по судебной реформе, вместо консолидированного решения Главы государства и общественности, на голосование был поставлен законопроект Порошенко.

Первый заместитель председателя комитета, Леонид Емец, является партийцем «Народного фронта». 22 законопроекта, которые депутат наработал за полгода в парламенте, не идут ни в какое сравнение с его публичной деятельностью. Нужно отметить, что за свою политическую карьеру он успел побывать депутатом уже двух созывов парламента, поэтому имеет большой «багаж» обещаний еще с VII созыва. Вероятно, за это время политик хорошо усвоил основы пиара, ведь невыполненных обязательств в пассиве Емца почти вдвое больше, чем выполненных (что на самом деле – редкость среди нардепов). Впрочем, господин Емец – яркий пример того, как быстро избиратели забывают смелые популистские заявления своих политиков. А как иначе оценить тот факт, что человек, который обещал голосовать за импичмент Януковича, не сделал ничего, чтобы процедура импичмента хотя бы появилась в Украине? Это, бесспорно, касается не только Емца – высокопарные разговоры о недоверии президенту-беглецу вели десятки депутатов, но никто и пальцем не пошевелил, чтобы воплотить их в жизнь.

Так же о тяге политика к популизму говорят и его заявления о повышении прожиточного минимума до 2400 грн или уголовной ответственности за голосование карточками других депутатов. Апогей политического кощунства – обещание сложить депутатские полномочия в случае невыполнения собственных предвыборных обещаний в Раде VII созыва. «Слово и Дело» насчитало не менее 9 обязательств из предвыборной программы Емца, которые не были выполнены, однако политик не только не сдал мандат, но и пошел на следующие выборы. И победил на них.

Еще один заместитель Князевича – представитель «Радикальной партии» Андрей Лозовой. Как ни странно, в списке обещаний «радикала» – всего 4 пункта. Если не принимать во внимание обещаний вроде «привести на ток-шоу Злату Огневич», достойной внимания представляется разве что высказанная им консолидированная позиция относительно неподдержки программы действий правительства Яценюка (хотя и она не выполнена), а также обязательство создать следственную комиссию по расследованию фактов присвоения российскими бизнесменами украинских активов. Похоже, что «присвоение активов» бизнесменами из других стран, в том числе и Украины, политика интересуют куда меньше.

В связи со всем сказанным выше, мнение политолога Виктора Каспрука о том, что многие из комитетов, которые остались в новой Раде как рудимент политической эпохи Януковича, были созданы только для того, чтобы трудоустроить членов правящих фракций, кажется еще более справедливой – теперь уже по отношению к новой коалиции.

С начала работы новой Верховной Рады на обработку комитета поступило 470 законопроектов, из них к 323 депутаты должны подать свои предложения, еще для 147 он определен как профильный. Как видим, для 33 человек, даже с помощниками – работы более чем достаточно. Не выродятся ли – в очередной раз – добрые намерения членов комитета в банальный популизм – покажет время.

Алина Костюченко, специально для «Слово и Дело».


Подписывайтесь на наш аккаунт в Telegram, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Поделиться:
АКТУАЛЬНОЕ ВИДЕО
Подпишитесь на наш канал