Парламентские комитеты: в плену политических квот

Существенных изменений в подходах к организации работы народных депутатов Верховной Рады 8-го созыва не произошло. Несмотря на то, что в новый парламент впервые попало рекордное количество общественных деятелей, журналистов, комбатов и революционеров - принципы работы Верховной Рады со времен предыдущих созывов не изменились.

Для этого достаточно проанализировать масштабы и эффективность деятельности народных депутатов в парламентских комитетах. Выводы неутешительные: законотворческой деятельностью занимаются некомпетентные депутаты, распределение руководящих должностей в комитетах осуществляется по критерию близости к политическим элитам, а количественный состав комитетов формируется по принципу поиска самых лучших возможностей для воздействия на те или иные отрасли экономики.

Распределение мест в руководстве комитетов в декабре 2014 года закончилось громким скандалом: парламентская оппозиция не получила руководящих должностей ни в одном из комитетов. Для сравнения, в парламенте 7-го созыва представители оппозиции возглавляли 12 комитетов, а в Верховной Раде 6-го созыва - 10. Подход, когда все руководящие роли в парламенте занимают лишь представители правящей коалиции, в политической науке принято называть «американским». Согласно ему, парламентарии от большинства не просто занимают все руководящие должности в комитетах, но и берут на себя всю ответственность за процесс законотворчества, а значит - и изменения в стране.

Не секрет, что парламентские комитеты отличаются по сферам деятельности. Некоторые комитеты считаются более «влиятельными», хотя ни публично, ни на законодательном уровне подобного деления не существует. Например, общеизвестным является факт, что комитет по вопросам бюджета - всегда самый большой по количеству народных депутатов, тогда как комитеты по вопросам регламента и организации работы Верховной Рады, а также свободы слова и информационной политики - всегда закреплялись за представителями оппозиции.

Все эти неписаные парламентские «правила игры» были разрушены в Верховной Раде 8-го созыва. Поскольку в бюджет страны в настоящее время находится под пристальным глазом международных кредиторов и в режиме постоянной экономии, народные депутаты нового созыва парламента облюбовали другие сферы интересов. Сейчас крупнейшим по количеству народных депутатов являются комитеты по вопросам аграрной политики и земельных отношений - 30 нардепов, а также по вопросам налоговой и таможенной политики - 33 нардепа. Наблюдая за миграцией народных депутатов в комитетах становится понятным, в каких отраслях Украины еще осталось что делить.

В нынешнем созыве парламента количество комитетов было сокращено с 29 до 27. Например, комитет по вопросам правовой политики и правосудия, созданный 4 декабря 2014, объединил в себе сразу 2 комитета, которые действовали в предыдущем созыве парламента - по вопросам верховенства права и правосудия и по вопросам правовой политики. При этом по мнению экспертов, даже такое количество является неоправданным: ожидалось, что количество комитетов в Верховной Раде сократится до 22-х. «Очень много комитетов, которые остались после правления« регионалов », были искусственно придуманы Януковичем, чтобы трудоустроить членов своей фракции», - считает политолог Виктор Каспрук. Эксперты неоднократно констатировали, что функции и полномочия отдельных комитетов часто дублируются.

Также народные депутаты отдельным постановлением изменили допустимое минимальное и максимальное количество депутатов в составе комитета: отныне в состав каждого из комитетов Верховной Рады 8-го созыва может входить не менее 6 и не более 35 народных депутатов. Для сравнения, в 7-м созыве парламента количественные пропорции по составу комитетов несколько отличались - соответственно минимально 9 и максимально 30 нардепов. Такое распределение якобы связано с учетом количественного состава парламентских фракций, чтобы каждая из них могла делегировать по одному представителю в каждый комитет.

Еще интереснее обстоит ситуация с распределением руководящих мест в комитетах. Так, 10 из 27 возглавили представители фракции Блока Петра Порошенко, 7 - народные депутаты из фракции «Народного фронта», по 3 - из «Самопомощи» и «Батькивщины», и один комитет по вопросам промышленной политики и предпринимательства возглавил представитель от Радикальной партии. До сих пор не назначен председатель комитета по вопросам регламента и организации работы Верховной Рады Украины. К слову, именно к полномочиям этого комитета входят такие функции, как лишение депутатской неприкосновенности в случае совершения правонарушения, дисциплинарные наказания и другие важные вопросы функционирования парламента.

Возглавив все комитеты парламента, нардепы от коалиции не слишком стремятся заниматься именно делами социальной защиты населения, мобилизованных, инвалидов, ветеранов, меньше заинтересованы работать над законодательным совершенствованием образования, культуры, спорта, туризма. Так, наименее интересными для народных депутатов в восьмом созыве стали следующие комитеты: по вопросам социальной политики, занятости и пенсионного обеспечения - 7 членов; комитет по вопросам науки и образования - 7 членов; комитет по вопросам семьи, молодежной политики, спорта и туризма - 7 членов; комитет по вопросам культуры и духовности - 7 членов. А в комитет по делам ветеранов, участников боевых действий, участников антитеррористической операции и людей с инвалидностью, который возглавляет нардеп от БПП Александр Третьяков вошли всего 9 народных избранников.

Примечательно, что некоторые из народных депутатов 8-го созыва парламента возглавили те же комитеты, которые возглавляли во время своего депутатства в Верховной Раде 7-го созыва. Так, комитет по вопросам экономической политики возглавляет нардеп Андрей Иванчук (в 7-м созыве от фракции «Батькивщина, в 8-м – от «Народного фронта»), комитет по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности - Андрей Кожемякин (и в 7-м, и в 8-м созыве - от фракции «Батькивщина), комитет по вопросам топливно-энергетического комплекса, ядерной политики и ядерной безопасности - Николай Мартыненко (в 7-м созыве от фракции «Батькивщина», в 8-м – от «Народного фронта») и др. В прошлом составе парламента перечисленные нардепы возглавляли данные комитеты как представители оппозиции, а в нынешнем - коалиционного большинства. При этом, как уже отмечалось выше, ни один из представителей «Оппозиционного блока» не получил руководящей должности ни в одном из комитетов нынешней Верховной Рады.

Основными критериями распределения должностей в комитетах парламента остаются партийные квоты и близость к правящим элитам. Сейчас серьезной проблемой остается отсутствие специального образования членов комитетов и опыта работы в тех отраслях, в которых они внедряют законотворческие изменения. Например, глава комитета по вопросам топливно-энергетического комплекса, ядерной политики и ядерной безопасности г-н Мартыненко в 1984 году окончил Харьковский авиационный институт им. М. Жуковского по специальности инженер-механик (специализация «Самолетостроение»), тогда как председатель комитета по вопросам предотвращения и противодействия коррупции Егор Соболев (фракция «Самопомощи») - вообще никакого образования не имеет.

Александр Радчук, специально для «Слово и Дело»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...