Конец мажоритарного феодализма?

Согласно Конституции, первое заседание нового созыва Верховной Рады открывает самый старший по возрасту народный депутат. Уже в который раз Верховную Раду будет открывать Ефим Звягильский, которому в феврале следующего года исполнится 82 года.

На внеочередных парламентских выборах он победил на 45-м мажоритарном избирательном округе (Донецкая область), получив всего 1,454 голосов избирателей. Это самый низкий показатель по всей стране: чтобы стать народным депутатом в других регионах страны, в среднем кандидату нужно было от 20 до 30 000 голосов избирателей. А, например, некоторых кандидатов-мажоритарщиков можно считать рекордсменами среди их коллег: так, Александр Герега в 192-м округе (Хмельницкая область) получил 68,899 голосов избирателей, Юрий Деревянко в 87-м округе (Ивано-Франковская область) - 62,799, Ярослав Дубневич в 120-м округе (Львовская область) - 67,797 голосов избирателей.

Такой дисбаланс, когда одним кандидатам-мажоритарщикам нужно полторы тысячи голосов, чтобы получить депутатский мандат, а другим - несколько десятков тысяч, является не единственным недостатком мажоритарной составляющей избирательной системы. «Мажоритарка» в тех условиях, в которых сейчас находится Украина, безусловно, является скрытой угрозой для парламентаризма. Прежде всего, потому, что во время выборов она развращает избирателя, позволяет попасть в парламент людям не всегда профессиональным, даже тем, кто до выборов никогда политикой и не занимался. Таким образом, некоторые округа становятся своеобразной феодальной вотчиной определенного кандидата - например, уже несколько раз подряд на 65-м избирательном округе (Житомирская область) победу традиционно получает Владимир Литвин. При этом, это происходит при любой политической «раскладке»: при любой власти у Владимира Михайловича так и не появилось достойного соперника, а его поступки в парламенте никоим образом не отразились на имидже кандидата, который тщательно заботится о своем округе, регулярно спонсируя его или за свой счет, или «выбивая» соответствующие средства через Государственный бюджет.

В коалиционном соглашении, которое было подписано и обнародовано 21 ноября, его участники обязуются в течение первого квартала 2015 провести реформу избирательного законодательства. Она прежде всего предполагает отказ от смешанной избирательной системы (пропорционально-мажоритарной) и переход на пропорциональную с открытыми избирательными списками. Это означает, что украинцы смогут голосовать за конкретных кандидатов в многомандатных избирательных округах и сами определять последовательность того или иного кандидата в предложенном партийном списке.

Попробуем проанализировать самые негативные последствия мажоритарной составляющей избирательной системы, которая уже давно паразитируют на теле украинского общества:

  1. Подкуп избирателей. Он может быть скрытым или открытым. То есть, кандидат может использовать средства из собственного благотворительного фонда для улучшения жизни избирателей - отремонтировать дорогу, построить детскую площадку, или раздать продуктовые наборы. Подкуп может быть и прямым: используя различные методики, кандидат может предложить конкретную сумму денег за голос избирателя. В этом году эта сумма находилась в пределах 300-500 гривен за голос, даже несмотря на то, что за такие поступки была усилена на законодательном уровне уголовная ответственность как для кандидатов в нардепы, так и для самих избирателей. В конце концов, проблема подкупа намного глубже по своей сути: деньги развращают избирателей, подменяя сам политический процесс выбора в представительный законодательный орган на обычные коммерческие отношения. Происходит общественная деформация ценностей. Хотя, в развитых демократических обществах для объяснения утилитарного процесса взаимовыгодных отношений «кандидат-избиратель» существует термин логролинг. Хотя в более широком смысле логролинг является одним из самых эффективных инструментов лоббизма.
  2. Неподконтрольность нардепов. Формально «мажоритарщик» подотчетен только своему избирателю. Это означает, что свою депутатскую и политическую деятельность он может моделировать разными способами, не будучи зависимым от определенных идеологических, партийных связей. С одной стороны - это позитив, ведь такой нардеп не зависит от мнения руководства фракции/партии. С другой - «мажоритарщик» не является командным игроком и в определенных ситуациях может использовать свое голосование не в пользу государственным интересам, а руководствуясь собственной логикой хода политического процесса.
  3. Отсутствие профессионализма. При благоприятных политических обстоятельствах, с помощью ощутимого финансового ресурса, имея подготовленную команду политтехнологов - на мажоритарных выборах могут выиграть кандидаты, которые ранее никогда не занимались политикой и, очевидно, не имеют соответствующего опыта законотворчества. Примеров таких кандидатов в истории современной независимой Украины - множество.
  4. Высокая стоимость выборов. На некоторых мажоритарных округах выборы часто превращаются в соревнования «денежных мешков». Особенно, если в округе есть несколько кандидатов-фаворитов, способных вложить в предвыборную гонку значительные финансовые ресурсы. При этом складывается ситуация, когда действительно влиятельные или известные кандидаты не могут конкурировать с крупными финансовыми инвестициями в округ от своих более состоятельных соперников.
  5. Большие возможности для фальсификаций. Кандидаты-мажоритарщики на уровне округа имеют больше возможностей повлиять на окружную избирательную комиссию или на глав избирательных участков. Именно на этом уровне происходит наибольшее количество фальсификаций.
  6. Худшее репрезентативное качество выборов. Во время выборов по мажоритарной системе - учитываются только те голоса избирателей, которые набрал кандидат-победитель. По пропорциональной системе представительство в парламенте осуществляется в более справедливый способ. Ведь, когда подсчитывается результат выборов, учитываются все голоса избирателей, проголосовавших за ту или иную политическую силу. Таким образом, даже если в конкретном округе за избирательный список проголосовал всего 1 человек, его голос приобщат к общему результату политической силы, то есть, этот голос не станет невостребованным.

Александр Радчук, специально для «Слово и Дело»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...