Переселенцы – ответственность этого государства, а не фондов – УВКБ ООН

Официально постоянные места проживания в Крыму и на Донбассе покинули уже более 445 тысяч человек. И, к ​​сожалению, Украина оказалась не готовой к такому неожиданному вызову. Переселенцы, убегая с оккупированных территорий и зоны боевых действий, попадают в совершенно другой мир. Мир - где их никто не ждет. 

Об этом и многом другом рассказал в эксклюзивном интервью «Слову и Делу» региональный представитель Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) Олдрих Андрисек.

СиД: Какие первоочередные проблемы возникают в вопросе внутренне перемещенных лиц?

О. А.: Любой человек, который теряет свой родной дом, вырван из среды, где работал и жил, - дезориентирован. Многие из этих людей жили по подвалах, некоторых взяли в плен или им угрожали из-за проукраинской политики. Самое страшное для этих людей — это неопределенность. И хотя по всей Украине мы наблюдали поддержку со стороны гражданского общества - гостиницы и санатории открывали свои двери, кормили, помогали, собирали игрушки для детей - но, все равно, человек оказывается на чужом месте, где не может социализироваться без знакомых и планов на будущее. Люди выезжают и сразу же понимают, что никто их нигде не ждет. Программ от государства нет, помощи тоже нет и все зависит от добросердечности соседей — вот это самая большая проблема.

СиД: На данный момент, какое количество внутренне перемещенных лиц зафиксировано ООН в Украине?

О. А.: Полгода назад мы рекомендовали правительству ввести учет переселенцев: откуда они, их возраст, профиль, особенности. Но система учета только сейчас создается. 1 октября правительство Украины приняло два постановления о регистрации внутренне перемещённых лиц и предоставления финансовой помощи. С 15 октября Министерство социальной политики отвечает за регистрацию переселенцев, создание единой базы данных и выдачу справок о регистрации. Ранее сбором статистики занимались региональные штабы и Государственная служба по чрезвычайным делам. По последним данным, официальная цифра достигает 445 тыс. людей. Но по неофициальным цифрам — около 1 млн человек.

СиД: Министр социальной политики Людмила Денисова хочет вести учет всех переселенцев. Это реально?

О. А.: Такой учет был необходим еще полгода назад. Этот учет, надеемся, будет завершен в течение месяца-двух. Согласно информации, предоставленной министерством, на конец октября более 100 тыс. человек было зарегистрировано. Но только когда будет завершено создание базы, мы будем знать, сколько и где компактно проживает внутренних переселенцев.

СиД: Он должен быть добровольным?

О. А.: Добровольно-принудительным. Если человек захочет получить пособие или гарантии от государства, то для него регистрация будет обязательной. Но всегда будут люди, которым это будет не нужно.

СиД: Вы сотрудничаете в вопросе разработки этого учета с Минсоцполитики?

О. А.: Они с нами консультировались. Проблема в том, что этот процесс длился слишком долго — полгода. Ни один из государственных органов не был готов взять ответственность за проведение регистрации. Изначально было распоряжение правительства, согласно которому создание системы учета было поручено Миграционной службе. Но в октябре Кабмин отдал ответственность Минсоцполитики. Это было правильно, потому что департаменты Министерства вели такие базы на местах.

В Африке регистрируют людей путем нанесения зеленки на руку, чтобы одни и те же люди не приходили ежедневно за пособием. В Украине нужно было разработать компьютеризированную систему. На этапе внедрения Министерство обратилось к нам за финансированием программного обеспечения. Мы также привлекли экспертов из Грузии, которые уже прошли и «набили шишки» в вопросе создания учета.

СиД: В чем заключается грузинская система учета?

О. А.: В создании мобильных пунктов. Они придумали систему компьютеризованных центров с горячей линией и социальными работниками. Вынужденных переселенцев ставили на учет в телефонном режиме. Но, к сожалению, в Украине за основу была принята бумажная система. Чиновник на местах заполняет анкету, потратив на это 20 минут. Потом другой человек заносит данные в компьютер. После этого информация передается не через интернет, а на физическом носителе в нужное место. Из-за этого может возникнуть много путаниц и ошибок. Надеемся, Украина все-таки пойдет более современным путем.

СиД: На ваш взгляд, почему Министерство социальной политики отказалось от более современного метода учета по опыту Грузии?

О. А.: По мнению чиновников Министерства, это невозможно. Частично из-за закона о персональных данных. В частности, все базы данных в Украине имеют определенный режим, который не предусматривает возможность размещения данных онлайн. В правовой культуре Украины, то, что не разрешено законом — запрещено, а должно быть наоборот.

СиД: Какую финансовую и социальную помощь вы оказываете?

О. А.: Могу однозначно сказать - недостаточную. По многим причинам: в частности, мы не всегда знаем, где проживают переселенцы, кто они и какие у них нужды. Мы пытаемся уже несколько месяцев передать государству финансовую помощь на региональном уровне. Это может показаться невозможным, но закон не позволяет принять эти средства. Мы не можем предоставить одноразовую финансовую помощь, не получив от региональных администраций список людей, а государственные службы, в свою очередь, не могут предоставить список из-за охраны персональных данных.

СиД: По сути, для того, чтобы вы эффективнее оказывали помощь внутренне перемещенным лицам, нужно больше политической воли и изменение законодательства.

О. А.: Нужно менять систему, которая изначально не предусматривала ситуацию, которую мы имеем на данный момент. Многие из этих правил были придуманы с целью борьбы с коррупцией. Во многих странах трудовой книжки не существует уже 100 лет. В Украине она продолжает использоваться 20 лет спустя после Независимости. В стране война, а в центре занятости не могут общаться с человеком без трудовой книжки. Более того, возникают случаи, когда у человека нет штампа в трудовой об увольнении. Чиновник не может нарушить закон и поставить его на учет. Но и этот человек не может вернуться на несуществующий уже завод, чтобы закрыть запись в трудовой.

Старые методы не подходят для новой обстановки, которая очень критична, и никто не хочет брать ответственность за нарушение закона. Страна не привыкла к чрезвычайному положению.

СиД: Такого рода проблемы решаются сейчас или они зависли в воздухе?

О. А.: Несколько месяцев назад был принят закон, который позже был ветирован Президентом. Мы считаем, что это правильно. Закон в той версии не предусматривал регистрацию, но с другой стороны, переселенец был обязан предоставить в 10 дневный срок чиновнику свои персональные данные для того, чтобы определить, является ли он переселенцем или мошенником. И что делать с людьми, которые бы получили отказ в получении статуса? Нужно было бы загружать суды делами внутренне перемещенных лиц без копейки за душой, чтобы они доказывали, что выехали из-под обстрелов и потеряли все? Абсурд. В новом законе есть пару недоработок, но они не критичны, и впоследствии в него можно внеси изменения.

Мы также просим правительство отменить НДС на гуманитарную помощь хотя бы на год. Международные доноры не готовы выделят средства, потому что часть денег уходит на оплату НДС, а не на непосредственные нужды переселенцев. Власть пока не готова на такие шаги.

СиД: Каким образом происходит расселение внутренне перемещенных лиц?

О. А.: УВКБ ООН не задействовано в этом процессе. В принципе, существует огромный хаос и практически отсутствует регулирование. Как можно куда-то отправлять людей, если никто не располагает информацией о том, сколько и где есть свободных мест для поселения? Нужно организовывать отдельное Министерство, которое будет регулировать и координировать все аспекты.

СиД: Денисова хочет привлечь на общественные работы переселенцев для строительства «Стены» на границе с Россией. Насколько это уместно?

О. А.: Если людям предложат достойную зарплату и адекватные условия — они поедут строить стену. Переселенцы потеряли все. Бывшие директора и улицы пойдут чистить, если предложат хорошую зарплату.

СиД: Гройсман пообещал, что правительство профинансирует помощь на аренду жилья для внутренне перемещенных лиц. Возможна ли такая помощь при всех экономических показателях нашей страны?

О. А.: Если у государства нет денег, они могут обратиться к международным донорам. Почему государство обращается к МВФ, но не просит о целевой помощи для переселенцев? То, что Кабинет министров придумал решение с компенсацией за аренду — это замечательно. Но какие есть другие варианты? Оставить людей жить под мостом или в неотапливаемых санаториях? Проблема не в деньгах - нет свободного жилого фонда. Выход нужно искать в общественной поддержке. Необходима программа, которая финансово простимулирует людей взять к себе домой переселенцев. Это будет стоить полмиллиона-миллион в месяц. Для правительства это значительно дешевле, к тому же, это поможет быстро, до зимы, решить вопрос с тысячами семей.

СиД: Губернатор Черкасской области Юрий Ткаченко заявил, что будет депортировать переселенцев, призывающих к сепаратизму. Их депортация, это законно?

О. А .: Никто в этой стране никого не может депортировать. Даже выселить из квартиры из-за проявления собственного мнения. Есть свобода слова и люди имеют право на ошибочное мнение.

СиД: Вы занимались вопросом организации выборов для вынужденных переселенцев?

О. А.: В наших офисах по всей стране всего 50 сотрудников. Мы консультировались с ОБСЕ, КВУ и депутатами для того, что напомнить им о правах внутренне перемещенных лиц. К сожалению, многие переселенцы не смогли проголосовать, потому что не было информации: элементарных листовок или социальной рекламы. Особенно серьезная была проблема с крымчанами. Эту проблему, возможно было бы решить с помощью введения системы онлайн-выборов.

СиД: Как вы ожидаете, в новом парламенте будет политическая воля заботиться о внутренне перемещенных лицах?

О. А.: Я надеюсь, что кто-то в новой Верховной Раде все-таки будет понимать горе и проблемы этих людей и поможет их решить.

СиД: Какие у вас прогнозы относительно ситуации с внутренне перемещенными лицами?

О. А.: Все зависит от толерантности общества. Необходимо предупредить ситуацию, когда общество разделится на переселенцев и местное население. Не дай Бог, случится так, что местное население решит, что люди с востока забирают у них кусочек хлеба, или будут относиться к ним как к врагам, которые голосовали за референдум или не любят Украину.

Общалась Анастасия Соснова, «Слово и Дело»



Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...