Николай Маломуж: «Россия готовится к массовым жертвам»

Читати українською

Экс-председатель Службы внешней разведки Украины Николай Маломуж убежден в том, что в дальнейшем будет происходить расширение масштабов боевых операций в Донецке и Луганске.

Мнение профессиональных специалистов в любой из областей жизни нашей страны всегда интересно своими фактами, прогнозами и непредсказуемыми оценками реалий. Именно поэтому, учитывая динамическое продолжение военных действий на востоке, «Слово и Дело» решило поинтересоваться относительно прогнозов и шансов быстрого окончания АТО, оценок ее эффективности, и не только, у профессионального разведчика, экс-председателя Службы внешней разведки Украины, генерала армии – Николая Маломужа.

СиД: Николай Григорьевич, во-первых, хотелось бы спросить о Вашей страницы на «Фейсбуке». Почему Вы перестали вести страницу и когда вернетесь в социальные сети?

М.М.: Мы готовили основные позиции по урегулированию ситуации для Президента. В этот период занимались не только решением организационных проблем, но и выездами в Донецкую, Луганскую области, в Одессу и Харьков. Поэтому фактически в течение месяца не было физической возможности общаться через систему «Фейсбук».

Насчет сформировавшихся процессов: сформировано общественно-политическое движение «Наша единая страна», создан интеллектуальный центр «Общественный совет по вопросам национальной безопасности и обороны» ─ это общественный прототип СНБО. В состав такого центра входят известные политические и экономические стратеги, представители Минбороны: начальник Генштаба, руководители спецподразделений СБУ, «Альфы» и пограничная служба. Приведу примеры конкретных лиц по прогрессивным научным разработкам ─ это академики Згуровский (ректор КПИ), Гаец, генконструктор «Южмаша», «Хартрон», «Арсенал», «Артем», Житомирского радиотехнического института. Это движение станет большим блоком, если новым законодательством будет предусмотрено формирование блоков. Также мы ориентируемся на открытые списки.

СиД: 19 сенаторов США направили письмо Обаме с просьбой признать ДНР и ЛНР террористическими организациями. По какой причине, по Вашему мнению, мировое сообщество до сих пор не признало ДНР и ЛНР террористическими организациями?

М.М.: Красный Крест оценивает ситуацию как украинский гражданский конфликт при вмешательстве России. Невозможно сказать, что это террористические организации, имеются лишь отдельные признаки террористических организаций ─ наемники, боевики, тяжелое вооружение, проведение целенаправленных операций против украинских военных. Очевидно, что это боевые действия. Но для того, чтобы показать, что это именно террористические организации, следует квалифицировать боевиков как людей, которые, имея четкую политическую цель, используют террористические методы ее достижения.

Если брать мотивацию и структуру ДНР и ЛНР, то они не являются однородными. Во-первых, есть политические структуры, которые в свое время вроде отстаивали интересы востока (федерализацию, автономизацию востока). Во-вторых, есть непосредственно боевые структуры. В-третьих, есть террористы, которые реализуют план России по дестабилизации (российские наемники, работники российских спецслужб и военнослужащие российской армии). Четвертая категория ─ это бандиты, у которых нет никакой политической цели, лишь цель контролировать теневой сектор экономики, рейдерство и рэкет в регионе.

Общаясь со многими руководителями европейских структур, отмечаю, что оценки разные. Одни говорят, что это гражданское противостояние, другие говорят, что это сочетание представителей Донетчины и Луганщины, которые были дезориентированы под влиянием информационной пропаганды из России.

СиД: Россия концентрирует свои войска на границе с Украиной. Как Вы считаете, есть ли вероятность прямой интервенции?

М.М.: В ближайшее время будет происходить расширение масштабов боевых операций в Донецке и Луганске. Соответственно, Россия готовится к массовым жертвам. Будет стоять вопрос гуманитарной катастрофы, инициированный именно РФ. В таком случае может возникнуть вопрос о введении миротворческих войск.

СиД: Значит, НАТО?

М.М.: Я не поддерживаю вхождение Украины в НАТО, потому что будет еще большая военная конфронтация с РФ. НАТО не примет Украину. На данный момент стоит только вопрос помощи НАТО в плане поставок амуниции, бронежилетов, систем защиты. Позже может стоять вопрос о системах вооружения, но только для обороны.

СиД: Есть вероятность введения иностранных миротворческих войск на территорию Украины?

М.М: На данный момент нет. И нам этого не нужно. Мы должны закончить операцию, используя миротворческий диалог, а также системные спецоперации против террористов и русских наемников. Необходимо создание коридора для отправки этих наемников в Россию, чтобы уменьшить количество жертв при проведении наших военных операций. Путин и Лавров заявляют, что они готовы к стабилизации. Значит Меркель, Олланд, Порошенко и Путин должны собираться.

СиД: В Одессе и Харькове недавно происходили стычки. Многие думают, что это новый этап раскачивания «лодки». Как считаете Вы?

М.М.: Это попытки «расширения географии», создание новых очагов дестабилизации. Попытка поднять людей сначала на массовые протесты, а потом, возможно, на вооруженые акции. Есть опасность - при уменьшении зоны, находящейся под контролем боевиков, расширение зоны проведения террористических и диверсионных операций. Без проведения большого диалога, теракты могут иметь широкий характер. Диалог должен предотвращать формирование террористической деятельности. Иначе будем иметь долгосрочное системное противостояние. Все страны мира это проходили, вспомним лишь Ирландскую Республиканскую Армию - системное противостояние в течении десятков лет!

СиД: Недавно Денис Богуш в комментарии «Слову и Делу» отметил, что Пентагон еще в 90-х признал информационное поле зоной боевых действий. Считаете ли Вы, что Украина должна вести информационную войну?

М.М.: У нас должна быть очень мощная информационная система, которая должна работать в позитиве, но не в рамках информационных войн. Сейчас многие мои коллеги задают вопрос о проведении с нашей стороны информационной войны. Я считаю такую позицию принципиально неправильной. Я за то, чтобы была активная информационная работа, соответственно, должны быть созданы информационные ресурсы, как и независимые, так и со стороны государства. Против нас ведется направленная информационная война, но нейтрализовать ее мы можем только за счет эффективных прозрачных информационных посылов. Если мы встаем на путь спецопераций, подделки фактов, мы встаем на точно такой же путь, а он бесперспективен.

СиД: Спикер пресс-центра АТО Алексей Дмитрашковский сообщил об украинских военных, которые были вынуждены отступить на территорию России через отсутствие помощи. На Ваш взгляд, бойцов 72-бригады признают дезертирами, как ребят из 51-й бригады?

М.М.: Проводится АТО, а говорим о том, что идет война. Мы не в состоянии войны сейчас - это очень важно. Недаром не огласили военное положение - мы не имеем правовых оснований. Фактически есть большая вина руководства АТО и руководства ВСУ, Нацгвардии. Понятно, что возникает вопрос, не являются ли они дезертирами, или еще больше - военными преступниками. Я считаю, что военными преступниками они не являются, ведь они не сдались противнику. Если они не сдались ДНР или ЛНР, России, не заявляли о получении российского гражданства или перехода в ряды российских вооруженных сил - я не вижу прямых оснований называть их предателями или дезертирами.

СиД: СНБО уже заявило, что они не сдавались и не просили политического убежища

М.М.: Да, я это знаю. Я оцениваю так - это крайняя необходимость, на которую они вынуждены были пойти, поскольку не имели средств для проведения боевых операций. Учитывая, что в законодательстве есть положения о крайней необходимости, я бы не оценивал действия бойцов 72-й бригады как преступление.

СиД: О неукомплектованности армии. Люди пожертвовали на армию 140 млн грн., об этом заявила пресс-служба Минобороны. При этом бойцы Нацгвардии говорят о недостаточной укомплектованности и недостатке финансирования. Почему возникает такая ситуация?

М.М.: До этого времени организованной эффективной поставки ни продуктов питания, ни оружия, ни систем защиты не было по ряду причин, в том числе и из-за бюрократии. Законодательные акты, которые действовали, не могли эффективно обеспечить всем необходимым в режиме нескольких дней. У ВСУ и Нацгвардии не работает система обеспечения тыла.

СиД: Что с этим можно сделать?

М.М.: Сейчас у нас есть генералы, которые действовали в Афганистане, которые готовы организовать независимые ни от чего поставки всех средств по тыловому обеспечению. Это должна быть целая система, на которую сейчас мало обращали внимания, игнорировали, как правило. Мысль была только об обеспечении военнослужащими на «переднем крае» - это была большая ошибка.

А теперь относительно денег, которые выделяют. В общем, всех средств около полмиллиарда гривен. Это все собирали люди, «по копейкам». Я бы сейчас поставил такой вопрос: если мы говорим, что бюджета недостаточно, тем более был введен военный налог, если простые граждане собирают деньги по 500-600 гривен, почему мы не говорим о 30-40 олигархов, среди которых достаточно миллиардеров? Начиная с тех, которые находятся у власти. Если обычный человек отдает от своей зарплаты или пенсии половину, то пусть они дадут хотя бы десятую часть. Знаете сколько миллиардов долларов будет? Вот пусть дадут, начиная с Президента Украины. Это будет 18-20 млрд долларов или 200 млрд гривен.

СиД: О патриотических порывах олигархов: зачем господину Коломойскому АТО?

М.М.: Для олигархии - это перераспределение собственности и вопросы быстрого окончания войны, нового «выхода» на Верховную Раду, «своего» правительства, «своих» глав администраций. Цинизм понятно. «Забрать» у Януковича, «иванющенков», «бойков», частично у Ахметова. То есть это большое распределение. Они сейчас, имея сотни миллионов долларов, не используют их на защиту государства. А пошли по тому пути, как наш Арсений Петрович, принимая антикризисные законы, а не действуя таким образом, чтобы в этот сложный период поделиться с обществом.

Если конкретно говорить о господине Коломойском, то все мы знаем темы, связанные с выкачкой нефти. Сейчас на войне они так же наживаются. Уже распределено, бизнес какого олигарха перейдет к другому, идут тайные переговоры. Вот большая правда, какая есть.

СиД: Олег Тягнибок предлагает проверять на полиграфе ответственных за закупку военного снаряжения и генералов на счет коррупции и сдачи разведданных. Как Вы относитесь к использованию детектора лжи в силовых структурах?

М.М.: Только когда это имеет законное основание и только когда это добровольно, это согласно военному законодательству. Но я поддерживаю такую ​​позицию: если мы говорим о тотальном использования полиграфа, то оно должно быть задействовано также для всех, без исключения, чиновников. Начиная от первых лиц государства и заканчивая обычным милиционером, который выполняет административно-распорядительные функции.

СиД: Какие Ваши личные прогнозы АТО?

М.М.: Я предполагаю, что в течение месяца-полтора мы должны снять острую фазу боевых операций, но мы, скорее всего, перейдем к очень опасной системе - к действию небольших террористических и диверсионных групп, причем в разных регионах Украины. Если мы не пойдем на оперативные мероприятия и не создадим профессиональную систему спецопераций, которые будут проведены спецслужбами, тогда не сможем проводить серьезные агентурные, технические разработки, то есть не сможем предупреждать теракты. Если теракт уже совершен - это уже просчет спецслужбы. Это первая важная система, а вторая - это тот большой диалог, который сможет снять напряжение между людьми.

СиД: Однако вопросом большого диалога с Донбассом, ликвидации «психологических моментов» нужно было заниматься уже давно, все предыдущие 23 года ...

М.М.: Да, действительно, этим вопросом нужно было начать заниматься гораздо раньше. Но второй Президент Украины Леонид Кучма, а за ним и Виктор Ющенко подходили к этому с неправильным подходом, консервируя бандитов в регионах.

Аналогичная ситуация и с Крымом. Нет глубокой государственной политики. Почему мы потеряли Крым? Потому что боевые подразделения не действовали эффективно в первые дни. Там нужны были: большой диалог, оперативное действие спецподразделений, введение чрезвычайного положения, взятие регионов под контроль украинских силовиков, перекрытие границы, мощная поддержка из центра. Вместо местных СБУшников и спецподразделений туда должны были быть направлены спецподразделения из центра. Это было бы эффективно.

Общалась Анастасия Соснова, «Слово и Дело»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...