Децентрализация возможностей

Читати українською

«И вижу, что Сирко, и слышу, что Сирко, но бояться не перестану», – этой украинской пословицей можно охарактеризовать отношение украинских чиновников к главной перемене, которая их ожидает и должна превратить в «белые воротнички» европейского образца.

Со времен Кравчука в Украине закрепилась четкая вертикализация полномочий, которая, минуя местные советы (те, которым со времен большевистской революции принадлежала якобы «вся власть»), наделила полнотой власти «представителей президента». Это были те же секретари компартии, названные иначе и избавленные от необходимости собирать пустоголосые местные пленумы партии. Затем их стали называть главами администраций, «губернаторами», но суть от этого не менялась – их назначали сверху, а критерием назначения была политическая лояльность. При этом функции местной власти сводились ко сбору/распределению бюджетных средств, преимущественно социального назначения. На некоторые вещи, например, состояние дорог, региональные власти влияния не имели, за это были ответственны локальные структуры центральной власти, поэтому состояние дорог зависело не от успешности региона, а от личности начальника областного Укравтодора.

Реформа нужна хотя бы для того, чтобы придать смысл слову «самоуправление», которое обычно вызывает ассоциации не с властью, а с самодеятельностью. По словам экс-министра администрации и цифризации Польши Михала Бони (ныне депутат Европарламента), поляки провели реформу в два этапа, каждый из которых наделял полномочиями, а значит, ответственностью органы разных уровней местного самоуправления. Сначала, в начале 1990-х под реформирование попали органы низших ступеней – гмин (сельсоветов) и уездов (районов), а с начала 2000-х – и воеводств (соответствует области). Фактически получается, что польская центральная власть сначала опасалась глубокой децентрализации, считая, что достаточно увеличить объем возможностей и полномочий только для самых маленьких управленцев, которые оперируют небольшими средствами и курируют локальные малые инициативы. Это при том, что страна в меру однородна и различия между регионами носят преимущественно хозяйственный характер.

По сравнению с Польшей, где административно-территориальная реформа перекроила границы воеводств под глубокую экономическую целесообразность, а также размыла существующие коррупционные схемы (некоторые уезды перебрасывались в сферы подчинений вполне «неожиданным» воеводским центрам), в Украине, где сразу при разговорах о реформе выныривает призрак федерализации, обычной перетасовкой границ не обойдется – необходимо глубокое осмысление ментальных и исторических различий, чтобы не повторялись наглядные сейчас на востоке ошибки. Так или иначе, оба этапа польской реформы принесли свои результаты, одним из которых является возможность на уровне 60-70% распоряжаться средствами по инвестициям, привлекаемым из Евросоюза.

О необходимости реформирования говорят и украинские госслужащие. Бывший глава Чаплынской районной администрации в Херсонской области, а теперь начальник областной инспекции сельского хозяйства Александр Шумей указывает, что сегодня чиновник всё время зависит от колебаний в бюджете. По его словам, сверху могут приостановить выдачу зарплат под любым предлогом переброски средств на другие цели, толкая тем самым работников государственных структур в коррупционные схемы. В Грузии, где также административная реформа связана главным образом с борьбой с коррупцией, повышение уровня заработной платы управленцам было необходимой предпосылкой целого комплекса изменений. Возможность распоряжаться местным бюджетом без перекидывания его в общегосударственный и возвращения назад в виде «дотаций» прекратит практику нарушения прав госслужащих.

Впрочем, подавляющее большинство украинских чиновников изменений опасаются и не хотят из-за собственных коррупционных связей. Для них «жить на одну зарплату» равнозначно самоубийству. Парадоксально, но именно это и является одним из главных аргументов за проведение реформы — сопротивление тех, кого надо реформировать и научить быть эффективными менеджерами. Как отметил Анатолий Ткачук, советник вице-премьера Владимира Гройсмана, результатом реформы должно стать 100% финансовое обеспечение делегированных государством полномочий органам местного самоуправления. Поэтому все разговоры о нехватке средств для региона будут направляться теперь прежде всего к самим представителям локальной власти.

Напомним, что ранее «Слово и Дело» сообщало об обещании министра экономического развития и торговли Украины Павла Шереметы относительно формирования в течение 2014 года законодательной базы для реформы местного самоуправления.

Роман Кабачий, специально для «Слово и Дело»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...