Дело МН17: как Украина может превратиться в подозреваемого

Читати українською
Денис Поповичжурналист

Парламент Нидерландов принял решение о проведении дополнительного расследования по делу об уничтожении малазийского Boeing рейса МН17 в небе над Донбассом в июле 2014 года. Расследование касается не закрытия Украиной воздушного пространства над зоной боевых действий. Таким образом, ситуация вокруг крушения МН17 получила новое развитие. Почему это произошло именно сейчас?

Как известно, 17 июля 2014 года самолет Boeing-777 авиакомпании Malaysia Airlines, выполнявший рейс из Амстердама в Куала-Лумпур, потерпел катастрофу над территорией Украины и упал в местности, контролируемой боевиками незаконной «ДНР». Все 298 человек, находившихся на борту лайнера, погибли.

Расследование причин трагедии было поручено Объединенной следственной группе (JIT), в которую вошли представители Нидерландов, Бельгии, Австралии и Украины. Параллельное неофициальное расследование вела исследовательская группа Bellingcat, основанная британским журналистом и блогером Элиотом Хиггинсом. В конце концов и JIT, и Bellingcat пришли к одному и тому же выводу – самолет был сбит зенитной ракетой, выпущенной из самоходной огневой установки ЗРК «Бук», стоявшей на вооружении 53-й зенитной ракетной бригады Вооруженных сил РФ. Это обстоятельство давало возможность обвинить Россию в причастности к этой трагедии.

До сих пор эта линия не подлежала сомнению. Однако во вторник, 8 октября, парламент Нидерландов принял единогласное решение провести дополнительное расследование относительно не закрытия Украиной воздушного пространства над зоной боевых действий.

С одной стороны, вопрос справедливый. С другой стороны, нужно вспомнить о том, что в 2014 году РФ активно снабжала боевиков зенитными средствами, с помощью которых террористам удавалось сбивать украинские самолеты и вертолеты. Один из таких примеров – военно-транспортный Ил-76 с десантниками на борту, сбитый над Луганском 14 июня 2014 года (все десантники – 49 человек – погибли). Однако все это были переносные комплексы, позволяющие поражать цели на высотах до 6 км.

Boeing-777 летел на высоте свыше 10 км, то есть уже в зоне поражения ЗРК средней дальности (таким комплексом как раз и является «Бук-М1» с верхней границей зоны поражения до 22 км), которых на вооружении боевиков не было, и никто не предполагал, что они могли бы у них появиться. Уже это обстоятельство выдает «российский след» в этом деле и отвечает на вопрос, почему не было закрыто воздушное пространство на высоте свыше 6 км. Никто просто не ожидал ракетной атаки на такой высоте, тем более по пассажирскому самолету.

Отметим, что Россия до сих пор не признает свою ответственность за уничтожение пассажирского самолета, выдвигая различные версии своей непричастности. Вопрос, почему Украина не закрыла воздушное пространство над Донбассом, как раз и является одним из таких аргументов, направленных на то, чтобы переложить часть вины на нашу страну. До сих пор это не срабатывало. Что изменилось сейчас?

И здесь нужно обратить внимание на изменившуюся обстановку в самой Украине. Новая власть взяла курс на урегулирование военного конфликта на Донбассе. Одним из этапов этого урегулирования стал масштабный обмен пленными между Украиной и РФ, организованный 7 сентября 2019 года. Одним из условий этого обмена стала выдача Украиной боевика Владимира Цемаха, который был захвачен украинскими спецслужбами летом 2019 года и являлся важным фигурантом дела об МН17.

Представители Нидерландов призывали Украину не выдавать Цемаха Путину, рассчитывая, что он будет полезен в дальнейшем расследовании причин катастрофы МН17. Однако украинская сторона не выполнила эту просьбу.

У этого поступка есть свое оправдание, которое состоит в том, что освобождение пленных – это, действительно, благородная цель, за которую стоит платить высокую цену. Но вот насколько высокой может быть такая цена? В данном случае, это, как минимум, размывание единого антироссийского фронта, которое позволяет Кремлю нажать на определенные кнопки в европейских парламентах. И вот уже Украина из обвинителя может превратиться в подозреваемого. А там уже и до признания солидарной вины за сбитый Boeing и до снятия антироссийских санкций совсем недалеко.

Денис Попович, специально для «Слово и Дело».


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.