«Нет полицейскому произволу»: что требовали митингующие и как проходит реформа

Читати українською

9 февраля полиция задержала 10 активистов митинга «Кто заказал Катю Гандзюк?». Позже активистов отпустили, однако не отдали часть вещей, за которыми они решили вернуться. В итоге были свергнуты силовиками с криками: «Ложись, Бандера!». 18 февраля, в день пятой годовщины от штурма Майдана в столице возле МВД под лозунгами «Нет - полицейскому произволу» прошла акция «Бандера, вставай» с требованием реформы правоохранительной системы. К слову, 26 декабря 2017 года глава Национальной полиции Украины Сергей Князев заявил, что планирует до 2020 года закончить переход от милиции к полиции.

Специалист Ассоциации УМДПЛ Евгений Крапивин подчеркнул, что такие акции не должны дать утихнуть резонансу вокруг событий 9 февраля в Подольским управлением полиции. Потому что часто у нас бывает так, что информационный повод перебивает другой и так до бесконечности.

Он напомнил, что всего три года назад, 17 января 2016 года, было так называемое «дело Олийныка», который, вероятно, застрелил пассажира автомобиля BMW, но страна так и не услышала судебного приговора.

«Кто еще помнит об этом? А тогда ведь депутаты и руководство МВД посещали судебные заседания, так громко было», - отметил эксперт.

Среди прочих требований, речь шла и о внедрении скандинавской модели. Как объяснил эксперт, скандинавская модель касается исключительно охраны общественного порядка. Речь в первую очередь идет о мирных собраниях. Суть в том, что в зависимости от уровня угроз на каком-то из мирных собраний привлекаются различные спецподразделения.

«То есть, если это какое-то мирное собрание, нет никакой информации, что будет пронесено оружие, будут какие-то нападения, то привлекается полиция диалога. Это патрульные полицейские, которые одеты в жилеты, но полиция диалога настроена в первую очередь на коммуникацию, а не применение силовых методов. Дальше, если уже есть потасовки, тогда привлекают патрульную полицию, а точнее подразделение ТОР, который уже носит бронежилеты, спецсредства», - рассказывает Евгений Крапивин.

В крайнем случае, уточнил эксперт, когда уже есть угроза жизни кого-либо, тогда привлекают бывший «БЕРКУТ», полицию особого назначения, которая уже довольно жесткими методами разнимает людей, локализирует очаги агрессии, может кого-то задерживать.

По его словам, в идеале, эта модель могла бы применятся на мирных собраниях. Но, полиция диалога есть не во всей Украине.

«Во-вторых, руководит операцией, как правило кто-то из старой гвардии и абсолютно не считается с новой полицией диалога, считая, что это какие-то недоученные патрульные и сразу начинает использовать ТОР или «БЕРКУТ», - отметил эксперт.

Кроме того, часто, когда к примеру, акция носит откровенно политический характер, как было 9 февраля под Подольским управлением полиции, или в случае с разгоном «МихоМайдана» у нас сразу пригоняют полицию особого назначения, дают команду на силовой разгон, акцентировал он.

И никто уже не спрашивает была ли там полиция диалога. Даже если и была, то стояла в стороне, добавил Крапивин.

С одной стороны МВД постоянно говорит о новых подходах, о скандинавской модели, а с другой стороны, допускает акции, при которых привлекают бывший «БЕРКУТ», жестоко применяют силу, незаконно задерживают активистов, которые страдают от полицейского беспредела. Декларируют одно, а по факту делают по-другому.

Среди требований митингующих – сделать пост главы Нацполиции действительно независимым. Провести реальную деполитизацию полиции, что безусловно должно быть проведено, продолжил эксперт.

Касательно требования запретить использование балаклав, шапок-масок, которые прикрывают лицо сотрудниками правоохранительных органов при охране общественного порядка, то как считает эксперт, принципиальный вопрос не в том, есть они или нет.

«Это вопрос идентификации. Если полностью маркирован к примеру шлем, номер совпадает с уникальным номером полицейского, который указан в удостоверении, тогда не важно – скрывает ли он лицо. Иногда, балаклава – средство защиты, например, если распыляют слезоточивый газ. Проблема в том, что часто номера, которые указаны не совпадают с номерами удостоверения», - констатировал Крапивин.

Кроме того, по его словам, нет нормальной системы учета, чтобы потом притянуть к ответственности. Цепочка утеряна, так как номера не совпадают, есть лазейки как этого избегают, даже в законе «О Нацполиции».

Также, отметил он, митингующие требуют указывать индивидуальный номер сотрудников полиции на жетоне таким образом, чтобы обеспечить возможность распознавания номера на расстоянии и в темное время суток.

«Однозначно, это должно быть. Законопроекты №5700, 5701 лежат уже два года в Верховной Раде и именно это предлагают. Неудивительно, что прошло 5 лет после Революции Достоинства, а мы до сих пор говорим о проблеме идентификации полицейских», - указал Крапивин.

В ходе митинга было озвучено требование провести профилактическую переаттестацию сотрудников полиции особого назначения при участии психолога, международных экспертов, общественности с правом решающего слова и прохождением полицейскими психофизиологического исследования с использованием полиграфа.

Как считает эксперт, это единственный пункт, который немного замудрили. Потому как органы власти действуют исключительно способом, предусмотренным Законом. Статьей 57 Закона о Нацполиции сегодня определен порядок аттестации, который может быть ad hoc применен любым руководителем к своему подчиненному.

«Вот только его не применяют, так как подзаконный акт - Приказ МВД Украины №1465 - настолько юридически неуклюжий, что за ним уволенный полицейский уже завтра может восстановиться в административном суде, что бы у него не было в голове. Ну и Закон не содержит требований относительно психолога и полиграфа. Общественность включить в комиссию да, но это все. Поэтому скорее должны эффективно работать органы, которые притягивают к дисциплинарной/уголовной ответственности за конкретные нарушения», - разъясняет Крапивин.

Подытоживая, эксперт указал еще на одно требование митингующих, касательно привлечения к ответственности всех сотрудников полиции, которые нарушали свободу мирных собраний, превышали свои полномочия, совершали преступления в отношении протестующих с 2014 года и по сей день.

«Органы прокуратуры и ГБР должны иметь это за приоритет, только вот что-то с этим как-то у нас не складывается. Что с делами Революции, что нарушениями позже», - резюмировал Евгений Крапивин.

Отметим, что в акции приняли участие около 500 человек, в основном представители националистических организаций.

Хотите обсудить эту новость? Присоединяйтесь к телеграм-чату CHORNA RADA.


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...