Одной ногой в политике, другой – в эфире: нужно ли запретить политикам вести ток-шоу?

Читати українською
Александр Поддубныймедиаэксперт

Сложно представить, что госсекретарь США или президент ФРГ появятся в роли ведущих на телевидении и будут публично спорить о том, что происходит в стране, доказывая, «что такое хорошо, а что такое – плохо». Однако в Украине это не новое явление. Чрезмерная близость политики и журналистики стала очевидной. Блогеры стали обозревателями, журналисты пошли в политику, а политики – в журналистику. Политические ток-шоу и программы на телевидении продолжают заполнять эфир, а «хозяева» таких передач, как правило, говорят то, что им нужно, и тому, кому нужно. Так, в Нацсовете решили, что пришло время для новых запретов, и предложили законодательно ограничить политическим деятелям право вести программы на украинских телеканалах, чтобы исключить нивелирование принципов журналистики.

«Слово и Дело» поинтересовалось экспертным мнением относительно того, какова ситуация в украинской журналистике и насколько эффективным будет подобный запрет.

Пропаганда в эфире

Медиаконсультант Александр Поддубный обратил внимание, что предложение направлено на устранение политиков вроде Мураева от ведения программ на своем канале или Лещенко и ряда политических деятелей, которые ведут различные передачи.

Однако в этом предложении нет однозначного инструмента борьбы против каких-то идеологических или неидеологических соперников, подчеркнул он.

«Речь идет просто о том, что действительно, используя свои медиа-возможности, народные депутаты формируют определенное общественное мнение, поскольку говорят не только как гости в телевизионных программах, но и сами выстраивают содержание программы, выбирают приглашенных гостей», – отметил эксперт.

По его мнению, подобный запрет выглядит довольно бессмысленным с точки зрения вопроса депутатской неприкосновенности.

В нашей стране достаточно сложно представить, что народному депутату, который имеет «иммунитет», можно что-то запретить.

«Для того, чтобы Нацсовет воплощал такие решения в жизнь, нужно отменить депутатскую неприкосновенность или ограничить ее, приняв конкретные позиции, по которым народные депутаты могут отвечать по закону, например, уголовные преступления, то, что выходит за пределы парламента. Тогда можно вводить запреты. Такой запрет без их ответственности перед законом – просто пустота», – пояснил медиаконсультант.

Блогерам – нет, специализации – да

Кроме того, если Нацсовет обеспокоен сохранением принципов журналистики, то мог бы сам сделать первый шаг к очищению профессии журналиста – запретить блогерам, всем, кто не имеет специализации, не обладает соответствующими навыками и компетенциями, заниматься журналистикой, продолжил эксперт.

Он уточнил, что разрешение на журналистскую деятельность должно выдавться только после получения образования и соответствующих навыков. Это же касается и общественных активистов, добавил специалист.

«Нередки случаи, когда люди, которые не имеют нужной компетенции, называют себя журналистами. Например, был случай, когда догхантер получил удостоверение журналиста, члена Украинского независимого медиапрофсоюза, а затем по удостоверению получил травматическое оружие. Потом выяснилось, что он занимался живодерством. Но тем не менее везде он называл себя журналистом. Если Нацсовет хочет что-то изменить в этой профессии, то нужно начинать с того, на что он влияет. А это точно не депутаты», – отметил Поддубный.

Инициатива Нацсовета больше похожа на пиар-элемент. Чтобы напомнить о том, что она существует, хотя это предложение не имеет смысла. Кто такой запрет может предоставить? Что такое Нацсовет для народного депутата? Закон должен предусматривать ответственность за исполнение. Если депутат имеет иммунитет , то как он будет отвечать? Для этого нужно решить вопрос с депутатской неприкосновенностью.

Европейская «четвертая власть»

По его словам, в западном мире нет блогеров-журналистов, профессии выкристаллизованы, а медиа и теории коммуникации поставлены в рамки науки.

«Пишутся научные разработки, отрабатываются теории социального инжиниринга, потому что журналисты все же являются определенными специалистами по манипуляции общественным мнением», – подчеркнул специалист.

Языковые квоты в эфире: украинские требования и европейский опыт«Слово и Дело» изучило, какие квоты на медиапродукт на национальном языке действуют в странах ЕС и какие нормы для телевидения и радио предусмотрены в Украине.

«Медиа настолько уважают себя, что даже в случае отставки, к примеру, главы Пентагона они не примут его в эфир. Медиа Запада – отдельный мир. Они предназначены для того, чтобы постоянно, образно говоря, кусать политиков, бежать по пятам и обращать внимание на их недоработки. Медиа и политика – разные миры. Журналисты еще могут идти в политику, политики в журналистику – нет. У нас ситуация с журналистикой кричащая и дает большие перекосы. Все сводится к тому, что у нас нет журналистики как науки», – резюмировал Александр Поддубный.

Ранее аналитики «Слова и Дела» выяснили, какие правила теперь действуют в украинском телеэфире, и сравнили квотирование с европейским опытом.

Подробнее о том, как российские артисты теперь будут выступать в Украине, читайте по ссылке.


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...