Нетайная исповедь. Александр Драбинко о видео Шария

Митрополит Александр(Драбинко)

Скажи мне, каковы твои методы, и я скажу, кто ты. В Древней Греции считалось, что боги – с теми, кто побеждает. Например, греки веровали, что Зевс являл себя в обличье победителя спортивных соревнований. Христианство же, напротив, провозгласило, что Бог – с побежденными. Умерший на Кресте Богочеловек. Принимающие ради единства с Ним смерть мученики первых веков. Наконец, христианская эсхатология, где черным по белому написано: в конце земной истории истина проиграет, а ложь и обман Антихриста восторжествуют.

Трудно спастись богатому. А еще труднее – олигарху постсоветской эпохи. Постсоветская экономика родом из «лихих 90-х». Ошибешься, оступишься, дашь слабину – и тебя разорят и затопчут свои же. Насмерть. Такие же постсоветские коммерсанты, родом из 90-х, как и ты сам.

Поэтому крупный бизнесмен сегодня, как бы и не имеет права на проигрыш. Потерять капитал и власть – нечто большее, чем просто потерять работу.

Чем выше высота, на которой ты находишься, тем больнее падать. Чем большая власть была в твоих руках вчера, тем уязвимее твоя позиция сегодня, тем опаснее эту власть потерять.

Если проиграть нельзя, тогда ради победы все позволено. Включая фальшивые банеры, заказные публикации на сайтах и материалы в СМИ. И даже… публикацию видео, где можно увидеть как исповедуется твой «враг» (беру это слово в кавычки, поскольку на самом деле у христианина нет врагов). Не знаю, чем именно руководствовались мои недоброжелатели, выставляя в YouTube шпионское видео, где запечатлена моя исповедь. Но абсолютно понятно, что это было не на благо Церкви и не подняло авторитет архипастыря, который эту исповедь принимал...

В пылу борьбы мы, случается, совершаем непростительные ошибки. И видео с моей «подслушанной исповедью» тому яркий пример. Психология человека такова, что ему всегда любопытно «подглядывать» и «подслушивать». Но может ли себе позволить записать либо содействовать публикации видео с «подслушанной исповедью» человек, считающий себя христианином, членом Православной Церкви? Может, если очень нужно – посчитал один известный бизнесмен и ничтоже сумняшеся распорядился опубликовать видео, на котором архиепископ Александр исповедуется, а затем беседует с епископом Климентом.

Целились в Драбинко, а попали в... УПЦ. Вернее, в ее авторитет. Рассчитывали на то, что «подсмотрев» за исповедью Драбинко пользователи интернета немедленно придут к выводу, что он таки «виновен в похищении монашек».

Блогеры и журналисты, однако, стали задаваться вопросами:

• где имела место зафиксированная на видео исповедь?

• кто ее фиксировал и в рамках ли закона это имело место?

• знал ли о том, что исповедь фиксируется священнослужитель, который ее принимал?

• является ли данный случай исключением из правил, или практика видео или аудио фиксации исповедей – это явление в УПЦ массовое?

«Увы, я уже не верю в то, что честные священники и миряне УПЦ МП публично осудят и факт, и тех, кто это сделал» – пишет известный киевский блогер Татьяна Деркач. Поэтому априори буду считать, что любая исповедь в МП – не тайная, и может быть записана даже без согласия или уведомления священника, принимающего исповедь». Не могу согласиться с Татьяной Деркач. Случай действительно абсолютно позорный. Но, к счастью, является скорее исключением, чем правилом.

Внесу ясность. Видео, которое продемонстрировал господин Шарий, было сделано в отеле «Опера», где я «гостил» в формате насильственного удержания. Под навязанной министром МВД Виталием Захарченко вооруженной охраной. Было это, если мне не изменяет память, 19 июня 2013 года. С просьбой об исповеди и причастии я не обращался. Тем не менее, владыка Климент приехал в отель в сопровождении начальника киевской милиции – Валерия Коряка, который, к слову, является одним из фигурантов уголовного производства, которое сегодня расследуется Генеральной прокуратурой. Епископ Климент никогда ранее не принимал у меня исповеди. Не был он и моим другом, к которому мне было бы уместно и удобно обратиться с просьбой об исповеди в таких обстоятельствах. Но знал ли владыка о том, что моя исповедь и наше с ним общение фиксируется на видео? Мне об этом ничего не известно. А следовательно, у меня нет морального права выдвигать против епископа Климента какие-либо обвинения либо претензии. В отличие от тех, кто опубликовал это позорное видео. И тех, по чьему заказу это было сделано. К этим людям у меня претензии имеются. Причем отнюдь не личные, а церковные.

Из того, что можно было увидеть на экране, никак не следует, что я был соучастником преступления или в моих действиях содержался состав преступления. А вот публичное нарушение тайны исповеди – это уже преступление против Украинской Православной Церкви и Христа, установившего это ТАИНСТВО. Преступление против верующих нашей Церкви. И преступление против тех, кто находится вне ее ограды, но внимательно наблюдает за нашей церковной жизнью. Ведь из-за публикации этого (записанного надо думать по указке экс-министра МВД Виталия Захарченко) видео, многие наши соотечественники могут прийти к мысли, что в УПЦ, якобы, существует массовая практика нарушения тайны исповеди. Которая, кстати, не только закреплена в церковной традиции, но и законодательном уровне.

Итак, иногда лучше молчать, чем говорить. И проиграть, чем выиграть. Ведь пользуясь злыми методами, никому и никогда еще не удавалось достичь благих целей.


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...