Добродомов: безответственность – типичный признак украинской политики

В третьем выпуске спецпроекта «Відповідальні» секретами ответственности со «Словом и Делом» поделился народный депутат, лидер политической партии «Народный контроль» Дмитрий Добродомов.

В парламенте Добродомов занимает кресло секретаря комитета по предупреждению коррупции, что, очевидно, относится к сфере его профессиональных интересов как бывшего журналиста. Однако, как показывает мониторинг «Слова и Дела», работать нардеп умеет не только со словом. С начала своей депутатской карьеры он выполнил 25 обещаний из 38, что позволило ему возглавить рейтинг ответственности украинских парламентариев, обойдя даже такого «зубра» украинской политики как спикер Владимир Гройсман.

Вы уже длительное время возглавляете рейтинг ответственности депутатов, составлеяемый «Словом и Делом». Признайтесь, Вас это радует?

Как любого нормального амбициозного человека. Он требует определенной сатисфакции за любую работу. Когда я работал журналистом, одним из самых значительных моментов был, когда я стоял на сцене и получил как телеведущий (премию – Ред.) «Телетриумф». Бесспорно, это радует. Когда ты получаешь от общественных организаций, которые мониторят – и совершенно правильно делают, я за это выступаю – соответствие своим словам, когда тебя отмечают и говорят: «Ты молодец». Меня больше всего порадовала другая реакция – реакция моих детей. Мне старшая дочь сказала: «Папа, ты крутой!». Это была самая большая радость. Потому что я их воспитываю в понятиях того, что за свои действия, за свои слова нужно отвечать, нужно быть честными. Лучше, чем на собственном примере, ты никогда детей не научишь.

Вы ответственный отец? Всегда выполняете обещанное детям, семье?

То, что обещаю, – да. Потому что меня так воспитывал мой папа, мне всегда говорили, что слово мужчины не стоит никогда никаких денег – оно бесценно. Если ты даешь слово, ты должен его выполнять. У меня были часто ситуации в жизни, когда там, где люди заключают соглашения, я заключал сделки словом, и все они на 100 процентов были выполнены. Если вы считаете, что ваше слово стоит невыполнения – пожалуйста.

Как думаете, почему так получается, что депутаты, которые работают в Раде не первый созыв, оказываются менее ответственными, чем новички?

Они с другим правилам жизни живут. Они привыкли к тому, что придут еще раз перед выборами и скажут своим избирателям, что они в очередной раз распространят, углубят, продлят. Вопрос безответственности – модное слово, знак украинской политики в целом. Я – депутат-мажоритарщик, самовыдвиженец из Львова. У меня есть округ, там, где я и живу. Я уже провел за полтора года три публичных отчета. У нас есть большой кинотеатр им. Довженко, он вмещает тысячу человек, мне очень приятно, что весь зал приходит. С чего я начинаю свой отчет? Я достаю свою предвыборную программу и говорю: «Я буду читать, что я обещал, и говорить о том, что я выполнил, что у меня в процессе, а что, возможно, я не выполнил, и почему». Будут внеочередные выборы, следующие выборы – это будет главным моим либо козырем, либо – наоборот. Мне оппоненты или люди скажут: мол, подождите, Вы же нам обещали, а ничего не сделали. Я считаю, что так должен делать абсолютно каждый депутат.

Часто ли случаются разногласия между местными властями и депутатами? Вам это не мешает выполнять свои обещания?

Несмотря на то, что я шел против мэра Львова на выборы, и у меня есть к нему очень много вопросов, когда я был журналистом, он был часто объектом в том числе и моих расследований, так как он уже третью каденцию является мэром. У нас не все так гладко в городе и с коррупционными скандалами, и земельными (вопросами – Ред.), и имущественными, и бюджетными, и остальными. Я даже получил недавно благодарность от городского головы, за активную депутатскую деятельность в поддержке родного города: нам удалось увеличить бюджет поступлений в район на 30% и от районной администрации также получил благодарность. Есть консультативная работа, кто-то мешает, кто-то нет. Ты сильнее, тебе труднее мешать.

Также «Народный контроль» во Львове имеет свою фракцию как в городском, так и в областном советах. Мы уже реализуем свои принципы и через органы местного самоуправления мы отстаиваем принципы открытости деятельности городского совета. И нам это удалось. В парламенте мы приняли закон о поименном голосовании в местных советах, чего раньше не было, сейчас боремся за открытие в публичной плоскости всех постановлений органов местного самоуправления до их принятия, чтобы громада могла ознакомиться, какой очередной участок, кому отдают и по каким принципам. Боремся за то, чтобы люди понимали, где тратятся все их деньги, то есть, чтобы бюджет города или области был открыт, а какие проблемы в том, чтобы каждый день смотреть, как расходуются бюджетные средства в режиме онлайн? Мы сейчас во Львовской области реализуем первые публичные открытые конкурсы на все важные посты в регионе.

Каковы выдающиеся достижения «Народного контроля», кроме сбора подписей об отставке Яценюка? Не много ли у нас сегодня антикоррупционных объединений и организаций?

Это хорошо, когда люди организуются, главное чтобы был конструктив, чтобы было объединение ради определенной идеи. Как депутат я отчитываюсь на Vox Ukraine, ежемесячно у меня на Facebook появляется отчет о проделанной работе. Что сделал депутат в течение месяца. «Народный контроль» имеет одну особенность: будучи общественной организацией, у нас есть горячая линия «Народного контроля», маленькие трехминутные программы, где люди обращаются с любыми проблемами. Как правило, там, где есть несправедливость, где есть коррупция, суды, правоохранительные органы и мы помогаем всем тем чиновникам, правоохранителям все делать по правилам... Потому что законы у нас хорошие, а теперь стали еще лучше благодаря нам. Теперь вопрос в их выполнении. С этим в нашей стране огромные проблемы, вот мы им и помогаем. Они просто не справляются со своей работой, им нужно помогать, иногда и применяя мандат народного депутата. Если они не принимают эту помощь, то нужно избавляться. И сейчас очень нужно гражданское общество, которое может совершенно правильно давить.

Если в Украине состоятся внеочередные парламентские выборы, «Народный контроль» пойдет на них самостоятельно? Или вы к кому-то присоединитесь? Если да, кого видите своим союзником?

«Народный контроль» как партия оформился лишь год назад и уже через полгода принял участие в местных выборах, мы получили почти 500 мандатов депутатов разных уровней в органах местного самоуправления в 7 областях. Это фракции в городском, областном советах и трех городских голов. И это при том, что мы шли только в 13 областях Украины. На сегодняшний день у нас есть ячейки во всех областях. Последний опрос – это более 2% (поддержки – Ред.) по всей Украине. Очень хороший результат при наших скромных возможностях.

«БПП», «Народный Фронт», даже «Самопомощь» – это партии, которые были созданы накануне выборов... Какая у них идеология? Это просто сборище, чистый политический маркетинг: вложили деньги, пришли, партии деньги возвращают различными коррупционными путями, поэтому у нас так много коррупции. Схема, к сожалению, в украинской политике очень простая: деньги делают политику, политика делает деньги. Эту систему нужно ломать. А почему бы не пойти самостоятельно? Конечно, пойдем, чувствуем в этом силы, у меня замечательные люди. Я сначала переживал, как эти 500 депутатов поведут себя в органах местного самоуправления. Слава Богу, что все нормально, проявили себя, конструктивные вещи делают. У нас растет рейтинг. Но нельзя исключать вариантов объединения. Мы не скрываем своих союзников, мы тесно сотрудничали и сотрудничаем с движением, которое принято называть «движением Саакашвили». Сегодня в парламенте есть 50-60 адекватных, эффективных депутатов. Предположим, перевыборы состоятся, ну пусть зайдут на 20-30 депутатов больше и будет 80, а нужно 226.

Вы давно выступаете за снятие Яценюка с должности. Ответственно ли это в условиях политического кризиса и неопределенности?

Дмитрий ДобродомовНародный депутат Украины
Добродомов пообещал, что «Народный контроль» будет голосовать за отставку ЯценюкаСказано 21 марта 2016 г.Статус обещания: Выполнено

Конечно, потому что он является источником происхождения этого кризиса. Я это сравниваю с медицинской терминологией. Если у тебя на ноге гангрена, то ее отрезают, иначе погибнет весь организм. Яценюк – это гангрена, ее нужно отрезать. Это раз. А потом – отдать в Генеральную прокуратуру на расследование на предмет коррупции и десятков миллиардов украденных денег через систему госпредприятий, тендеров и остальных схем. Это как раз очень ответственно, и в первую очередь по отношению к избирателям.

У меня вопрос к «Оппозиционному блоку». Вы целый год критиковали Яценюка. Но во время голосования вы покинули зал и не голосовали. Что вы своим избирателям говорите? Все ваши избиратели требуют отставки этого премьер-министра.

У Вас есть выполненное обещание по расследованию коррупции в Кабмине. Какова ситуация сейчас, переданы ли куда-либо документы?

Я поинтересовался и получил ответ, который меня очень насторожил. Оказывается Генеральная прокуратура еще в августе закрыла дело по заявлениям Гордиенко (бывшего председателя Государственной финансовой инспекции, обвинившего правительство в коррупции – Ред.) по министрам и премьер-министру по части второй, то есть ввиду отсутствия состава преступления. Что такое Госфининспекция? Это организация, которая проводит работу исключительно с бумагами, это государственный аудит государственных средств. Они только бухгалтерскими документами занимаются. Зашли вам 7,5 млрд. Вы закрываете дело за отсутствием состава преступления, а где деньги, где 7,5 млрд? А где те, кто эти деньги украл?

То есть ни денег, ни виноватых. Это же абсурдно. Мы будем поднимать этот вопрос, возвращение его. Затем нам говорят: мол, мы же не закрыли дела против руководителей госпредприятий. А кто ставит этих руководителей? В составе рабочей группы я общался с руководителями. Они прямо указывают на тех депутатов, ныне действующих, которые имеют прямое влияние на то, чтобы стали этими руководителями, на то, что там проводятся различные схемы. Это все, все эти стенограммы в правоохранительных органах. Какие вам еще нужны доказательства? На каком основании вы закрываете уголовное дело по министрам, которые имеют непосредственное влияние на назначение этих директоров, отвечающих за их работу. В том числе отвечающих и за их злоупотребления.

Вы говорили, что будете блокировать парламентскую трибуну, пока не будет вынесен в зал для голосования законопроект о ВСК, однако своего слова не сдержали. Что изменилось в Ваших взглядах?

Я помню это обещание. Оно было скорее эмоциональным, потому что я считаю, когда нам, депутатам, говорят, что мы малоэффективно работаем, это неправильно. Нас часто путают с судьями, со следователями, с прокурорами... Наша главная задача – заниматься законотворческой деятельностью, и здесь я бы отметил, что мы эффективно работаем, особенно в части антикоррупционного законодательства и создания НАБУ, открытия реестров прав собственности, законов о госслужбе и государственном финансировании партий... Вопрос в том, что очень многие из них не работают. Что сейчас делать с тем, что взяла себе Генпрокуратура и закрыла дело. Ни семи миллиардов, ни дела, ни виновных. Если бы у нас был закон о временных следственных комиссиях, мы бы сейчас совершенно спокойно составили временную следственную комиссию, там расписаны очень серьезные полномочия, появляются в том числе и следственные полномочия, которые появляются у народных депутатов. Именно поэтому это и блокируется основными партиями. Они боятся этого. Большая их часть являются участниками этих коррупционных схем. Они понимают, что народный депутат – это человек с большими полномочиями, с большими возможностями, а если группа народных депутатов возьмется за эти дела, это не будут следователи где-то в прокуратуре на которых можно давить, уволить, или еще что-то, если он не туда повернул или если они конструктивно расследуют дело. Посмотрите, как уничтожили Касько, как сейчас уничтожают Сакварелидзе, Трипака, которые посмели противостоять системе. То же дело «бриллиантовых прокуроров». А теперь представьте, если бы этим делом занималась ВСК, что бы они могли сделать? Поэтому тогда это было эмоционально, но только по блокированию трибуны. Мы это делали несколько раз, потому что это были абсурдные вещи. Я не считаю это конструктивной позицией. Я за то, чтобы парламент был площадкой, где все происходит по регламенту. Блокирование трибуны – это последний такой крик души.

В Вашем досье на «Слове и Деле» есть обещания, зафиксированные как невыполненные только потому, что Вы не уложились в установленные сроки. Вам не обидно из-за этого?

Я помню «Ералаш». Там была серия, где парень учил другого играть в футбол по бразильской системе. Ставит его на ворота, а позади большая витрина, а не поймаешь мяч, сам понимаешь, что будет. Вот и я работаю по бразильской системе. Ты всегда себя стимулируешь тем, что ставишь максимальную задачу.

Помните все свои обещания?

Если я их не помню, у меня их фиксируют помощники. У меня есть пресс-служба, мне высылает.

Ваши обещания касаются главным образом государственной политики, а вот обещаний по округу очень мало. Вы ничего не обещаете своим избирателям?

...Или вы не знаете об этих обещаниях. Вы же не были ни разу на моем отчете, который начинается с того, что я сделал, а завершается тем, что я обещаю сделать до следующего отчета. У меня работают две приемных и там очень много обещаний.

Кому сложнее выполнять обещания: внефракционным депутатам, которые зависят от воли избирателей, или все же членам фракции, которые должны соблюдать партийную дисциплину?

Бесспорно, внефракционному труднее. Но это все зависит от индивидуальных характеристик. Мы работаем в системе межфракционных объединений и я считаю наше МФО эффективным в этом парламенте. Мы объединили новых депутатов, мы недавно отчитались за год деятельности, я сам не поверил, что мы столько смогли выполнить за год. Мы приняли ключевой законопроект о госслужбе, там есть норма о наборах вне конкурса, мы убрали коррупционную составляющую.

Как Вы поступите, если интересы вашего округа будут противоречить Вашим личным взглядам?

С избирателями нужно общаться. Я более чем уверен, что мои некоторые взгляды не совпадают с отдельными избирателями. Если не ошибаюсь, за меня проголосовало более 40 тысяч человек.

Почему вопрос депутатской неприкосновенности снова забыт? Это был очередной пиар парламентариев?

В той ситуации, которая сейчас есть, естественно, предлагаемая схема снятия неприкосновенности является не очень хорошей для общества, но общество это не до конца понимает. В любой стране парламентарии имеют либо полную, либо ограниченную неприкосновенность... Но! Этот вопрос мне задали на последней встрече с избирателями: почти все политические силы, кандидаты в депутаты, которые стали депутатами, обещали снять неприкосновенность, и я в том числе. Я могу в некоторых моментах выступать против, я понимаю, что сейчас происходит. Я просто вам напомню пример, как выручала неприкосновенность во время Майдана. Но если я обещал – я буду голосовать. Несмотря на то, что я где-то и не разделяю такого полного снятия.

Что значит быть ответственным политиком?

Нормальное состояние души. Мне почти 40 лет, я считаю, что я как человек состоялся. Я достаточно успешен, достаточно известен. Но наступает такое время, когда тебе важны не только маркеры твоей успеваемости, а важно, что о тебе думают люди. Что ты полезного оставишь после себя. Если ты не ответственен, к тебе и коллеги-депутаты так относятся. Есть такое понятие, когда тебя уважают даже враги. Меня удивляет, когда человек обещает, а потом изменяет…

Главный принцип, которого придерживаетесь по жизни.

Если быть, то быть лучшим.

Дмитро Добродомов. ВідповідальніSlovoiDilo


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...