Нардеп Шипко: моя роль как депутата – добиться того, что не может сделать местная власть

«Слово и Дело» продолжает серию интервью с народными депутатами в рамках проекта «Відповідальні». Сегодня предлагаем Вашему вниманию интервью оппозиционного депутата, представителя группы «Видродження» Андрея Шипко.

Шипко является депутатом уже двух созывов, оба раза избирался в одномандатном округе №35 с центром в г. Никополь Днепропетровской области. Имеет медицинское образование и стаж работы в отрасли здравоохранения, поэтому закономерно, что значительная часть его обещаний, зарегистрированных «Словом и Делом», касается именно социального обеспечения и медицины.

Прочитав Вашу биографию, можно прийти к выводу, что в парламент Вы пришли с тем, чтобы реформировать медицину. Удается ли делать то, что запланировали?

Я думаю, что основная функция любого политика, если он ответственный человек, – менять ситуацию. Если ты не умеешь менять ситуацию, нужно работать в другой отрасли. Я стал народным депутатом, пройдя определенный путь общественной работы. Я работал в (Днепропетровском – Ред.) областном совете, был зампредседателя областного совета. Курировал социально-гуманитарную сферу. Дважды депутат областного совета. Работа депутатская мне понятна и с комиссиями, и с комитетами, и все направления. И вот в Верховной Раде я и пытаюсь это сделать. Это самая сложная задача – изменить систему здравоохранения. Системы здравоохранения на сегодняшний день не существует, я так считаю. Потому что нет такого человека, который не имеет нареканий на нее.

Как работает система здравоохранения? Люди не понимают, какую медицинскую помощь государство им должно гарантировать, какими могут быть медицинские услуги. Я делаю в основном те законопроекты, которые я называю базовыми для сферы охраны здоровья. Это такие законы, как новая редакция закона о лекарственных средствах, который базируется на европейских директивах. Учитываю особенности функционирования нашего фармацевтического рынка, естественно, чтобы защитить людей. Чтобы сделать препараты доступными, качественными. Также закон о медицинском учреждении. Это законопроект, который описывает работу любого лечебного учреждения на территории нашей страны, начиная от сельской лаборатории, заканчивая научно-исследовательским институтом в столице. Где четко прописаны полномочия, экономические функции, ответственность главных врачей, наблюдательного совета. И эти хваленые законы, которые Министерство здравоохранения выдает за реформу, законы об атомизации, в моем законе составляют всего одну статью. Все законы, которые Министерство наработало за год. Следующий закон, который, я считаю, очень важным – это закон о медицинском страховании.

Каковы перспективы введения страховой медицины и не пришло ли время убрать норму о «бесплатной медицине» (ведь по факту за лечение все платят)?

Я этот закон зарегистрировал в парламенте, он прошел слушание в комитете по социальной политике, была создана рабочая группа при комитете. Мой закон решено было сделать базовым, который доработается, и на комитете решили, что он должен быть рассмотрен и пройти первое чтение. Уже в этом сессионном периоде.

Желание одного депутата и написание им даже очень хорошего закона может ничего и не изменить… Как переубедить остальных?

Я считаю, что такие базовые законы должны восприниматься всеми фракциями и всеми депутатскими группами однозначно. Если кто-то этого не понимает или возражает, нужно все выслушать, лучше еще раз в рабочих группах доработать, но выносить в зал уже полностью согласованный вопрос. Я это предложил на комитете и теперь мы делаем только так. Если это базовый, мощный закон, то мы презентуем его на комитете, потом (даем – Ред.) две недели для изучения предложений и все народные депутаты единогласно подписываются под этим законопроектом. Только после этого мы его выносим.

Довольны ли Вы своей работой?

Я доволен своей активностью. Конечно, много чего хотелось бы изменить. На самом деле, у депутата функции контрольные. Наши заявления, наши законопроекты, кроме того, чтобы их провести через парламент, нужно добиться выполнения исполнительной вертикалью власти. Если не будет работать исполнительная, которая должна нести всю ответственность за законы, то мы будем говорить, что вроде есть хорошие законы, а воз и ныне там. Я как человек действенный по жизни привык, что когда ко мне обращаются люди, а ко мне только в одну приемную обратилось более 13 тыс. человек, 70-80% вопросов мы решаем сразу.

Такие мелкие вопросы, как поставить лавочку или совместную детскую площадку, я даже не описываю в своих обещаниях, потому что я это и так делаю, и это знают мои избиратели. Я стараюсь брать такие вопросы, которые очень сложно «потянуть». Которых никогда не было в регионе, поэтому их невозможно сделать с сегодня на сегодня. Ко мне обратился человек – я сразу звоню в институт или ставлю на контроль этот вопрос. Есть вопросы, которые невозможно сразу решить, для этого нужно менять систему: и систему финансирования, и систему государственной ответственности. Есть вопросы, которые хотелось бы решать более эффективно и я вижу, где «буксует» исполнительная власть, я вижу, где чиновничий бюрократизм. Когда один и тот же вопрос начинают с разных сторон «заговаривать», я этого не люблю. Мне бы хотелось иметь больше влияния на исполнительную власть и больше чувствовать ответственность исполнительной власти страны, потому что ставишь вопросы, выступаешь, ставишь акценты, спрашиваешь, чем еще помочь, и видишь насколько медленно они двигаются…

Вы – депутат-мажоритарщик. Как считаете, повышает ли мажоритарная система избрания ответственность депутатов?

Я два раза избирался в парламент, я не знаю, что такое покупки, скупки против меня, я никогда не применял черных технологий, я не умею этого делать и не буду. Кто-то хочет со мной посостязаться? Пожалуйста, говорите, что вы делали! Не просто заявляйте, а давайте обсудим, насколько ты помог людям. Даже если ты помог одному человеку, я тебя уважаю, становись рядом и работай вместе. Я считаю, что «мажоритарка» – позитивное явление для нашей страны… Я считаю, что если тебя избрали люди, они не могут быть довольны тобой всегда и ты не можешь всех обогреть. Ты не волшебник, ты – такой же человек.

Ваше обещание предоставить каждому пенсионеру и каждому ребенку, проживающим в 30-километровой зоне вокруг Запорожской АЭС, бесплатную медицинскую страховку очень смахивает на популизм. Выполнить его будет сложно, Вам так не кажется?

Я никогда популизмом не занимаюсь, я человек более конкретный и люди, избиратели знают: если Шипко сказал слово, он будет за это нести ответственность. Поэтому я не всегда говорю «А», не продумав, что нужно потом сказать «Б».

Это не просто обещание. Я зарегистрировал (законопроект – Ред.) вместе с народным депутатом Владимиром Бандуровым. Я представляю Никополь, а он – Энергодар с той стороны, и мы вдвоем зарегистрировали такой законопроект в VII созыве (Верховной Рады – Ред.) еще о том, что 30-километровая зона финансируется из энергорынка, там берется 1% и эти деньги финансируются на зоны вокруг атомных станций. Мы сделали так, чтобы финансирование шло не 1%, а 2%, и второй процент чтобы не просто шел в город (ведь непонятно, как местные власти поделят), мы этот процент законодательно прописали. Мы прошли слушание комитета, он нормально двигался, потом я посмотрел шире на этот вопрос. Если мы вводим систему поэтапного страхования, в законопроекте (законопроект, автором которого я являюсь, и который все предлагают сделать базовым) четко прописана поэтапность: какие заболевания, выбраны самые тяжелые случаи (по скорой помощи, онкология, сердечно-сосудистая, реабилитация после сердечно-сосудистой). Они тяжелые не только в физическом смысле, они тяжелые для любой семьи. В первую очередь пойдут те, кто работает на предприятиях, пенсионеры, социально незащищенные. Смысл нашего законопроекта – это поэтапность, и вводить (этот законопроект – Ред.) нужно сейчас, а не ждать… Депутат… его задача стучать, топтать, проходить и добиваться результата

Что Вы считаете самым большим своим достижением на округе?

Первое, конечно, – это то, что удалось поставить бесплатный компьютерный томограф без единой копейки государственных средств и работает он бесплатно. На сегодняшний день порядка 4 тысяч человек прошли обследование бесплатно, каждый день он принимает. Это ведь не центр, это не областной центр, это не столица. Для того, чтобы поставить современный компьютерный томограф, во-первых, нужно обучить специалистов, после – организовать, чтобы для людей это было доступно и бесплатно. И это все сделано, он работает. Человек 10-12 в день проходят обследование.

Мы очень много сделали для того, чтобы появились новые скорые помощи. Мы первые, мы еще покупали за деньги областного бюджета. Мы начали менять парк современными (автомобилями – Ред.), оснащенными оборудованием. Это потом уже понравилось и решили сделать для всей страны... Я им сказал...сколько я ходил к разным министрам, чтобы на регион пошли эти машины... Каждый знает.

Сейчас уже другая ситуация. Мы-то машины выбили, а теперь у них денег нет на ремонт этих машин. Приходится искать деньги и помогать.

Также мы обеспечили все амбулатории современным оборудованием, практически они полностью закрыты современным оборудованием. Я не говорю о выбивании денег на ремонты улиц...

Что не удалось сделать и кто обычно мешает? Городской голова? Или местные депутаты? Не ставят ли палки в колеса?

От этого проигрывает только мэр, потому что депутат-мажоритарщик – это, по сути, лоббист региона на уровне страны. Любой вопрос, если есть взаимопонимание и консенсус, а я сторонник только совместной работы, потому что не может депутат отвечать за местные какие-то движения. Это зависит от мэра. Если он популист, то страдает громада, и он долго не протянет. У нас идет взаимная работа. Мы постоянно на связи, обсуждаем принятые законопроекты, я им подсказываю, помогаю, чем больше они сделают в городах для людей, тем мне лучше. Мне приятно смотреть, когда меняются города. После этих выборов мы достигли консенсуса, мне удобнее работать. Когда объединяешь ресурсы – Государственный бюджет, областной бюджет и местный бюджет – всегда может получиться. И моя задача как депутата – быть связующим звеном, а задача местной власти – доводить, контролировать и исполнять.

Какие рычаги или, точнее, инструменты использует депутат-мажоритарщик для выполнения собственных обещаний? Например, ремонт того или иного учреждения, дороги, финансирование местных проектов?

Очень многое зависит от народного депутата. У многих народных депутатов есть фонды. Например, с помощью фондов мы помогли компьютерным томографом. Ты общаешься с людьми, ты общаешься с руководителями предприятий, все живут в городе. Все хотят, чтобы был порядок, все хотят, чтобы было хорошо. Многие предлагают совместную работу, помощь – и мне легче. Есть и местные депутаты, которые предлагают помощь.

Иногда занимаемся вопросами, которых и не обещали. Например, дамбой через Днепр в Никополе. Меня туда пригласили, я приехал и ужаснулся. Многие тратят деньги на выборы, на газеты, я свой предвыборный фонд потратил на то, что купил битум, взял технику и мы эту дамбу в 2014 году хоть залатали. Я впервые видел, когда ехали водители и крестились. Дорога должна эксплуатироваться дорожными службами, а дамба – водными ресурсами. И получается: две власти, нет хозяина и за эти годы нет ответственного за дорогу. За дамбу – есть, а за дорогу облавтодор (отвечать – Ред.) отказывается.

Это все совещания с «Укравтодором» (показывает папку с кипой бумаг). Мы добились того, что они дают соглашение для того, чтобы взять эту дорогу на баланс. Потому что взяв дорогу на баланс, ее можно ремонтировать, хоть кто-то должен быть ответственным. Эта дорога связывает 3 области – Днепропетровскую, Кировоградскую и Запорожскую. И это единственный короткий путь из зоны АТО на юг Украины. И у меня не было этого в обещаниях, но я хочу этот вопрос довести. Я был у Яценюка лично. Этот вопрос находится в стадии окончательного решения. Но меня порадует это тогда, когда я увижу там технику.

Помните ли Вы все свои публичные обещания?

Я стараюсь к ним относиться осторожно. «Слово – не воробей» – меня учили. Обещать нужно по мере сил. Конечно, цели необходимо ставить, почему я и ставлю большие цели –детская больница или ремонт дамбы… Это большая цель, ее потянуть местная власть не может, здесь должен быть какой-то лоббист, депутат, который будет добиваться. Местная власть будет готовить документы, а моя задача – пробить это все дело.

Я помню все глобальное, что кому-либо обещаю. Я стараюсь к обещаниям относиться реально, я не волшебник, я не смогу достать звезду с неба, но мне бы очень хотелось сделать несколько важных дел: закончить с этой дамбой, построить диагностический детский центр и провести воду в районе.

У Вас есть невыполненное обещание об увеличении финансирования на питание пациентов в больницах округа. Делается ли в этом направлении сейчас что-то?

Когда я еще работал председателем (Днепропетровского – Ред.) облсовета, курировал социально-гуманитарную сферу и отвечал за этот регион… Тогда были переданы все городские больницы на областной бюджет, и финансирование питания с того времени увеличилось с 3 до 12 грн (на пациента – Ред.). На сегодняшний день те больницы, которые остались на областном бюджете, финансируются (на уровне – Ред.) 12 грн (на человека – Ред.). Вопрос не во мне, вопрос в том, что с курсом, с инфляцией и с теми деньгами, которые государство выделяет на здравоохранение. Мы же не можем из воздуха их взять. Но тогда, когда мы это делали, мы увеличили питание, медикаменты. Это было увеличено еще тогда.

Андрей ШипкоНародный депутат Украины
Шипко обещает увеличить финансирование на питание пациентов в больницах округаСказано 28 октября 2012 г.Статус обещания: Не выполнено

Что касается реформы здравоохранения в целом, то если мы хотим говорить, что мы делаем реформу здравоохранения, то это не Вася и не Петя делает. Это должен Президент сказать: «У нас цель – реформа здравоохранения». Это премьер-министр должен сказать: «У нас цель – реформа здравоохранения», Министерство (здравоохранения – Ред.) должно сказать: «Да, мы берем под козырек». И тогда оно пойдет. Да, мы готовим законодательную базу, мы стучим во все двери, но мы не можем изменить все сразу.

Вы довольны тем, что попали в рейтинг ответственных депутатов?

Я не знал об этом, Вы мне сегодня сообщили впервые. Я просто знаю одно: если тебя избрали люди, то ты будешь людям в глаза смотреть. Я хочу смотреть в глаза людям и завтра, и послезавтра. У меня растут дети, они живут здесь в этой стране, учатся здесь, мне нравится моя страна, я ее люблю, мне нравится все. Мне просто больно за то, что сейчас происходит и я не могу это изменить, понимаете? Я не могу защитить людей. Я стараюсь, я прикладываю свои усилия, свои возможности и помогаю людям чем могу. Вот такая задача. Но это неправильно. Должна работать система государственного управления. У нас же люди умные, трудолюбивые и патриотичные, чего же не хватает? Культуры? Духовности не хватает.

Мне на сегодняшний день моя работа нравится. Я чувствую, что я нужен людям. Я горжусь тем, что я только приношу в свой регион, только приношу и помогаю, ничего никогда не требую взамен. У меня нет никаких интересов, кроме интересов моих избирателей. Этот статус я могу себе позволить, потому что я человек самодостаточный. Я пришел к этому уже с определенным ресурсом, который у меня по жизни сложился, небольшой, но мой, который позволяет мне жить, работать и помогать людям.

Будет меняться ситуация в стране и, я думаю, мы будем использованы где-то в исполнительной власти. Я чувствую в себе потенциал. Я человек, который умеет добиваться. Депутат – это хорошо, но возможность влиять на процесс – это исполнительная власть – намного эффективней. Ты не просто можешь сказать, но ты и сделаешь. А это важно.

А были ли Вы ответственным ребенком? Можете ли назвать себя ответственным семьянином? Какие семейные ценности считаете наиболее важными для себя?

С детства мне привили вот эту ответственность. Ответственность тебя затрагивает внутри. Ты переживаешь за то, что ты говорил, за то, что ты делаешь, внутренне переживаешь, а это всегда подкашивает.

Я очень люблю семью, ценю семейные ценности. Я считаю, что мы должны больше прививать семейные ценности, духовные ценности и культурные. Мы не должны все брать под копирку у Европы. У нас мощнейшая история, духовная история, культурная история. Посмотрите, вот мы на этих землях. Апостол Андрей приходил, на киевских холмах утвердил крест, крестился народ Божий. Кто уважал Киевскую Русь? Да вся Европа.

Нужно понять, что мы являемся носителями. А мы забыли. Национальный подъем – это не просто взять флаг в руки и говорить: «Я за Украину». Не просто одеть вышиванку. Это любовь к своей истории, к своей культуре и понимание того, кто мы есть, какой мы есть народ. Боголюбивый. Богобоязненный. А мы что хотим? В 17 году разрешить однополые браки? Да я буду там ложиться, трибуну эту сносить! Вы что? Мы же развалим страну, она же держится на семейных ценностях. Нет, я толерантно отношусь ко всем. Но я не хочу, чтоб на законодательном уровне у нас проходили такие законы, которые влияют не на созидание, а влияют на разрушение.

Что тяжелее – ответственность в политике или в семье?

Ответственность в семье влечет за собой ответственность и в других сферах.

Цитата, которая находит отклик в Вашем сердце?

Фраза Грушевского «Беда Украины в том, что ею руководят те, кому она не нужна».

Андрій Шипко. ВідповідальніSlovoiDilo

Загрузка...