Когда начнутся реформы: откровения Ложкина

Виктор Трегубовжурналист, блогер

Вчера после служебного дня был интересный вечер: вместе с блогерами был у главы Администрации Президента Бориса Ложкина. Шоколадом не кормили, хотя мы требовали; денег не давали даже самым заслуженным «порохоботам». Просто поговорили.

При большом количестве общих знакомых ранее как-то не доводилось с ним общаться. Общее впечатление – умный дядька одного с нами вида, живой и без лишнего пафоса. Это, правда, нечастое сочетание в этих кругах. При общении начинаешь лучше понимать, почему именно он попал на эту должность – у него примерно одна коммуникационная модель с шефом плюс схожий уровень эрудиции. Пожалуй, из всех наших «групповых интервью» это был чуть ли не первый человек, с которым могло бы быть приятно просто поболтать.

Но времени не то что на поболтать – и на серьезно поговорить не особо хватало. Спрашивали, в основном, о реформах.

Антикоррупционная реформа

Есть антикоррупционный прокурор – уже есть. И это нейтральная кандидатура, условно одобренная всеми сторонами – как, собственно, в свое время было и с главой Национального антикоррупционного бюро. Это ок. Фактически, Ложкин прогнозирует, что НАБУ начнет активную работу в течение этого месяца. Там уже есть примерно семьдесят человек детективов, то есть есть с чем стартовать. Сейчас начинается передача дел соответствующего профиля из прокуратуры в НАБ, которая займет до пары недель.

Реформа госслужбы

Общие тенденции: сокращения и нормальные зарплаты. А также законодательная возможность увязать их воедино. А то в ряде случаев закон утверждает, что даже сократив ряд сотрудников, ты не имеешь права раскидать их зарплаты на оставшихся. Это будет исправлено. Ах да, и четкий контроль антикоррупционными органами не только претендентов на должности, но и их близких родственников. При котором необходимость объяснять происхождение того или иного имущества заведомо возлагается на самого претендента.

Вообще, реформа госмашины, по словам Ложкина, упирается в формулу «дерегуляция плюс приватизация (собираются приватизировать, или, как минимум, вывести из подчинения министерств абсолютное большинство нынешних госпредприятий), плюс рыночные зарплаты госслужащим, плюс децентрализация (разбрасывание функций на места, как уже сделал, например, Минюст), плюс реструктуризация целых органов.

Судебная реформа

Ключевой посыл: перетряхнуть тщательно основные 500-600 судей, начиная с ключевых (например, апелляционные суды), срок на это около года. Далее – перетряхивать всех остальных по принципу переаттестации (не увольнения – Венецианская комиссия не велит и велик шанс того, что восстановятся через европейские суды). Срок на это – года три. Понятно, что медленно, но тут иначе никак. Это, в принципе, промежуточная версия между консервативной и радикальной версией реформ. Но если уж присутствовавший Карл Волох не забраковал – есть надежда.

Налоговая реформа

Общее видение – Банковой нужен компромисс между проектами Южаниной и Яресько. Вот тут был конфуз, потому что Ложкину в красках описали, как Яресько и Ко скрывают все подробности доработки законопроекта, чтобы подать его вместе с Бюджетом. Это дискредитировало версию о компромиссе – о чем речь, если Минфин даже не пытается идти на встречу? Было видно, что Борис не ожидал такого ответа и немного «поплыл». Мне все же показалось, что это было искреннее незнание, а не попытка сыграть хорошую мину при плохой игре.

Переформатирование Кабмина?

По общим итогам разговора мне показалось, что серьезное изменение – маловероятно. Во всяком случае, оно не нужно Администрации: сопряжено со слишком многими рисками. Ни Ложкину, ни кому-либо из присутствующих уж точно не хотелось формирования «политического» Кабмина: по общему мнению, если разделить нынешний Кабмин на две абстрактные группы «политиков» и «технократов», эффективность работы у них отличается в разы. Наш собеседник признал, что... особенности темперамента властей Украины вызывают скепсис у зарубежных партнеров, но утверждает, что переформатирование и им пока что не очень интересно. Я уточнил – это «сами справитесь» или «кошка бросила котят»? Говорит, что где-то посредине.

Еще одним вопросом Ложкину было: каким цензурным глаголом можно описать ситуацию в коммуникациях между властью и обществом и как мы дошли до жизни такой. Проще говоря, почему власть вообще и президентская администрация в частности не то что не воюет в информационном поле с постоянными «вбросами» внутренних и внешних оппонентов – она оттуда чуть ли не самоустранилась.

Тут следует понимать, что это уже не вопрос сохранения чьей-либо политической карьеры. Это вопрос национальной безопасности. Потому что сам же Борис до этого рассказывал об опасных попытках «встряхнуть» страну, по итогам которых она и развалиться может – а вот именно в информполе ее же, собственно, и трясут. А Банковой там, вопреки мифам и легендам отечественных соцсетей, почти нет. В лучшем случае там «гасит зраду» третий сектор, волонтеры и прочие блогеры в свободное от работы время. Общественность загудела, затребовала шоколадок и молока за вредность. Вот тут уже я не сдержался и вклинился. Борис, говорю, а хотите парадокс? Так получилось, что власть в стремлении не опускаться до «темников» настолько проморгала коммуникации, что с подачи оппонентов все теперь искренне уверены, что «темники» есть.

В общем, сошлись на том, что с коммуникациями нужно что-то решать. Мол, проблема известна, будем работать. Поглядим. Очень хотелось бы.

По итогам общения с Ложкиным начал понимать, в чем еще одна проблема в коммуникациях у Порошенко. Ряд персонажей упал ему на уши с темой «Президент должен держать дистанцию». Это правда, но не здесь и не сейчас. Возможно, он не хочет оправдываться – это понятно. Но он достаточно талантлив, чтобы общаться с народом без вреда для себя (чего, к слову, нельзя было сказать ни об одном предыдущем президенте, кроме Кравчука). Но... но.

Резюме в целом: да, но нет, но да

С одной стороны, это все классно бы звучало года полтора назад. С другой стороны, прав и Ложкин, когда кивает на то, что выстроенная в стране система сдержек и противовесов в целом не настроена на какие-либо реформы, потому что стоп-кран в каждом купе и враг в сортире с титановым ломом. В общем, как я понял, именно то, что нам обрисовали, и было анонсированными радикальными реформами, которые, собственно, начались с фактического запуска АКБ вчера-сегодня и продлятся еще несколько лет, либо пока не прервут. Поглядим. С моих скромных позиций очерченное выглядит неплохим отмыванием госсистемы (во всяком случае, в сфере компетенции Администрации и даже за ее пределами). Реализованное полностью, оно бы спасло – по крайней мере, в среднесрочной перспективе. Но столько возможностей слить по ходу... в общем, надо впрягаться, чтобы это таки стало реальностью, а не презентационной картинкой.

Виктор Трегубов, специально для «Слово и Дело»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...