Украина на пути к газовой независимости. На чем будем экономить?

Медленно, но уверенно украинские властные элиты начинают не только на словах, но и на деле доказывать, что курс на сокращение энергопотребления – единственно верный стратегический шаг Украины, без которого невозможна любая экономическая независимость. Лишним подтверждением этому стали принятые сегодня Минэнерго нормы потребления газа на 2015 год, которые по сравнению с прошлым годом сократились почти на 10%.

Премьер-министр уточнил, что таких показателей удалось достичь прежде всего за счет сокращения промышленных мощностей из-за войны на Донбассе. Однако маховик тотальной экономии в стране запущен, поэтому «Слово и Дело» решило разобраться, на чем еще в перспективе собирается экономить украинская власть и как это скажется на жизни простых украинцев.

Волноваться о том, что Кабмин переложит экономию на плечи граждан, вряд ли стоит, убежден директор энергетических программ центра «Номос» Михаил Гончар. Хотя бы потому, что в масштабах государства 2 млрд кубометров в год – не так уж и много, а доля населения в потреблении газа – относительно незначительна. Эксперт согласен с мнением премьера, что в ближайшие годы Украина будет экономить энергоресурсы прежде всего на промышленности. «Если мы поставили цель ежегодно сокращать потребление газа, показатель в минус 2 миллиарда не является таким, из-за которого украинцы почувствуют существенный дискомфорт. Скорее всего, это сокращение произойдет за счет промышленных потребителей, так как прогноз экономического развития на этот год отрицательный. Промышленность будет сокращаться, поэтому было бы странно, если бы мы наращивали потребление газа», – отмечает он.

Впрочем, на определенную экономию со стороны простых украинцев в Кабмине все же рассчитывают. Там неоднократно подчеркивали: поощрять население к экономии будут не только гривновым кнутом, но и пряником. К примеру, путем компенсации расходов на утепление и замену топливного оборудования. Если предложенная Минрегионом программа заработает, украинцы получат доступ к 1,5-миллиардному кредиту от правительства и «Ощадбанка». Правда, есть ряд ограничений – например, жителям многоквартирных домов деньги на утепление помещений будут выдаваться не более 10 тыс. на семью и только членам ОСМД – то есть там, где можно четко проконтролировать их использование.

Кроме того, по мнению Михаила Гончара, на конец года стоит ожидать даже более существенной экономии, чем сейчас предполагает Минэнерго. «Может оказаться так, что это может быть на уровне 38 млрд куб. м в целом. На данный момент, вызовом для правительства, а точнее для Верховной Рады, будет принятие акта, который бы дал инструмент для борьбы с нарушителями режима энергосбережения и экономии», – отмечает Гончар. Например, если вспомнить прошлый год, то злобными нарушителями постановления Кабмина о 30-процентном использовании ресурсов природного газа оказались... Ровенская и Черкасская области. Почему? Потому что там находятся основные газовые активы Дмитрия Фирташа, убежден эксперт.

Безотлагательных энергосберегающих мероприятий явно ждут и от государственного сектора. О том, как сэкономить на бюджетных учреждениях, уже знают в Верховной Раде. Там посчитали: внедрение энергосберегающих технологий для государственных учреждений в перспективе позволит снять с Бюджета ощутимую часть нагрузки. Так, на подписи у Президента уже лежит принятый 9 апреля закон о введении новых инвестиционных возможностей для проведения масштабной энергомодернизации.

Один из его авторов, народный депутат, председатель парламентского комитета по вопросам промышленной политики и предпринимательства Виктор Галасюк рассказал «Слову и Делу», что реализация инвестиционных программ по энергомодернизации государственных учреждений позволит сэкономить еще до 1 миллиарда кубометров газа в год.

«Есть почти 100 тысяч бюджетных учреждений – это детские сады, больницы, университеты и т. д., которые не имеют средств для того, чтобы провести энергомодернизацию: заменить у себя котлы, окна, сделать утепленные стены и прочее. Средств этих нет, но есть потенциальные инвесторы, которые во всем мире инвестируют в энергомодернизацию – это так называемые энергосервисные компании», – объясняет депутат. Механизм, предложенный в законе, прост: сервисная компания проводит комплекс мероприятий по энергоэффективности (утепление помещений, замена оборудования), а затем постепенно забирает свою часть прибыли от полученной экономии. По завершению контракта государство получает чистую экономию энергоресурсов без каких-либо бюджетных расходов, а предприниматель – долгосрочную прибыль.

По словам депутата, инвесторы только ждут гарантий, ведь вкладывать средства в энергомодернизацию и зарабатывать на этом – распространенная мировая практика. Первым вкладывать деньги в Украину готов Европейский банк реконструкции и развития, говорит он.

«Он (закон – ред.)позволяет создать инвестиционный рынок под частные инвестиции более 200 млрд грн. ЕБРР готов уже на первом этапе дать Украине почти полтора миллиарда гривен на имплементацию этих законопроектов», – рассказывает Галасюк. Он также добавляет: имплементация закона дополнительно позволит создать в стране спрос на энергооборудование, которое может выпускаться в том числе в Украине.

О том, что такие законодательные инициативы давно нужны, говорят и в экспертной среде. «Сэкономить можно, и довольно существенно, благодаря реализации целого ряда организационных мероприятий, не требующих больших средств», – рассказывает эксперт в области энергетики, заместитель директора НТЦ «Психея» Геннадий Рябцев, и добавляет: принятие этого закона является залогом того, что такая возможность наконец откроется.

Есть только одно «но» – реализация законодательных инициатив, которая в Украине традиционно оставляет желать лучшего. По словам специалиста, главной проблемой украинского законодательства является не его несовершенство, а контроль за соблюдением. «Любой закон ничего не стоит без подзаконных актов. После принятия закона Верховной Радой, должны быть приняты соответствующие подзаконные акты Кабинета министров, чтобы обеспечить реализацию этого закона», – отмечает Рябцев.

Впрочем, похоже, что у Кабинета министров нет другого выхода – уверенная тенденция к уменьшению потребления газа, и в первую очередь – газа из Российской Федерации, говорит о том, что кризис все же заставил украинских чиновников начать движение от количества к качеству. И момент для решительных шагов в экономии энергоресурсов чрезвычайно удобный – газовое соглашение, заключенное недавно между «Нафтогазом» и «Газпромом», является едва ли не самым либеральным для нашей страны за последние два десятилетия. А наращивание объемов реверса из Европы позволяет надеяться, что у Украины еще есть время на исправление собственных энергетических ошибок. Вопрос лишь в том, насколько эффективно его использует правительство.

Алина Костюченко, Марина Шевченко, специально для «Слово и Дело».

***
Редакция «Слово и Дело» может не разделять точку зрения автора. Редакция не отвечает за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль ее носителя.

Загрузка...