Мораторий Кубива на валютные кредиты – спасительная соломинка для Нацбанка?

В конце декабря прошлого года народный депутат и экс-глава Национального банка Степан Кубив рассказал журналистам, что собирается подать на рассмотрение парламента две инициативы, направленные на урегулирование вопроса валютных займов. Первая из них касалась гарантирования вкладов физических лиц, вторая – моратория на валютные кредиты для продолжения законодательного урегулирования ситуации.

Впрочем, несмотря на то, что срок выполнения последней истек еще в начале февраля, по состоянию на конец марта нардеп так и не зарегистрировал ни одного проекта закона о наложении моратория на выдачу валютных кредитов. «Слово и Дело» решило разобраться в вопросе и выяснить, почему добрые намерения народного депутата до сих пор не воплощены в жизнь.

Интересно, что сам Кубив уже применял этот инструмент, когда был у руля Национального банка: 6-месячный запрет на выдачу банками валютных кредитов физическим и юридическим лицам, который был введен постановлением финансового регулятора, действовал с марта 2014 года. Валерия Гонтарева, пришедшая ему на смену, отменять этот запрет не торопилась – мораторий на выдачу кредитов в иностранной валюте был снят лишь в начале сентября.

Закрепление запрета на выдачу кредитов в иностранной валюте на законодательном уровне эксперты оценивают в целом положительно. Но только в том случае, если такой запрет будет касаться не всех, а только тех физических лиц, которые не имеют дохода в валюте. «Другой вопрос – чтобы это не коснулось экспортеров, нуждающихся в валютных кредитах, и у которых есть валютная выручка», – рассказал в комментарии «Слову и Делу» исполнительный директор Международного фонда Блейзера Олег Устенко.

«Вся история с валютными кредитами началась задолго до сообщения Кубива. Все началось с 2008-2009 годов, которые показали, что наиболее неустойчивой частью банковского сектора и банковской системы в целом является именно та часть банковской системы, которая активно кредитовала украинцев в иностранной валюте. При этом, доходы этой же группы, которая получала кредит, были в национальной валюте. Именно поэтому резко ухудшилось качество банковского портфеля», – констатирует Устенко.

По словам эксперта, в 2009 году объем непогашенных кредитов в иностранной валюте составил 42%, чем и объясняется соответствующее решение Нацбанка. Сегодня ситуация еще хуже: по данным Forbes, по состоянию на 1 января 2015 года объем долгов физических лиц по потребительским кредитам достиг 59,9 млрд грн, из которых более трети находятся в банках, признанных неплатежеспособными. Это в свою очередь привело к тому, что объем задолженности финансовых учреждений по рефинансированию перед Нацбанком составил уже 108,95 млрд грн.

«Но одно дело – производить что-то в Украине и иметь возможность продать и получать валютную выручку, а затем ею же и рассчитаться. И совсем другое – взять валютный кредит, но подвергать себя риску, поскольку нет валютной выручки и выручки, чтобы решить ситуацию с банком. Таким образом создаются риски и для банка, и для самих вкладчиков», – рассказывает Устенко.

«Предположим, что предприятию нужно купить оборудование, которое отправляется из-за границы. Гораздо выгоднее взять кредит в валюте и погашать его также в валюте. Получается, что для части валютных агентов валютные кредиты важнее гривневых», – объясняет суть проблемы аналитик Международного центра перспективных исследований Александр Жолудь.

Аналитики предполагают, что мораторий целесообразен с точки зрения снятия дополнительной нагрузки с государственных финансовых учреждений: с одной стороны, Нацбанк не должен покрывать валютные риски коммерческих банков, с другой – обязан поддерживать финансовую систему в сбалансированном состоянии.

Так что же помешало Степану Кубиву, как представителю народа, который к тому же «пропиарился» на данной инициативе, зарегистрировать законопроект? Очевидно, причин, в том числе уважительных, может быть много. Например, слишком сильное лобби оппонентов. Мы задали этот вопрос помощникам народного депутата, но комментировать тему они отказались. Единственное, что сообщили – работа над инициативой продолжается. «Слово и Дело» берет этот вопрос на контроль и продолжает следить, выполнит ли Кубив свое обещание и сколько времени ему на это понадобится.

Алина Костюченко, Марина Шевченко, специально для «Слово и Дело»

***
Редакция «Слово и Дело» может не разделять точку зрения автора. Редакция не отвечает за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль ее носителя.

Загрузка...