Бондаренко: Приступая к работе в КГГА я понимал, что это будет ад

Читати українською

С экс-главой Киевской городской администрации и нынешним депутатом Киевсовета от фракции партии "Батькивщина" Владимиром Бондаренко мы встретились в его приемной в Святошинском районе Киева. Господин Владимир встретил нас в вышиванке, признавшись, что носит их каждый день. В ходе разговора он успел рассказать значение орнаментов на своей сорочке и время от времени вспоминал о своем любимом "детище" - этнографическом комплексе "Украинское село" под Киевом.

Разговаривать с Владимиром Дмитриевичем оказалось интересно. Он откровенно рассказывал о трудностях, с которыми столкнулся на должности главы КГГА и "пролил свет" на некоторые неоднозначные события в Киеве, которые состоялись в последнее время.

Сегодня мы публикуем первую часть нашего разговора. Вторую ждите у нас на сайте завтра.


СиД: Владимир Дмитриевич, Вы почти четыре месяца были председателем Киевской городской администрации. Какими действиями Вы гордитесь? Какие планы реализовать не удалось?

В.Б.: Главная моя задача, которая была поставлена ​​правительством, - это обеспечить устойчивость города в тяжелых сложившихся условиях: отсутствие финансов и наличие неординарных проблем, с которыми Киев никогда раньше не сталкивался. Речь идет, в частности, о последствиях того, что осталось после Майдана - это проблемы захваченных ранее сооружений, в частности здания Киевсовета, наличие на Майдане большого количества людей разного сорта. Там были люди, которые воевали, и люди, которые потом приспособились. Со временем появилась проблема огромного количества переселенцев из Крыма и из восточных регионов. Все это происходило на фоне очень мощных политических событий. На этот период припали президентские и местные выборы, День Победы и День Киева. Такие события несли угрозу терактов.

У меня, как у руководителя КГГА, не было важного инструмента влияния на потоки финансов города - не было действующего Киевсовета. Возникли большие проблемы в медицине, светофорном хозяйстве, захоронении бесхозных трупов, как это цинично называют. Не было ни копейки денег, предусмотренных на эти цели. Весь этот клубок проблем рухнул на меня в первые дни председательства в КГГА.

СиД: Какие изменения в аппарате КГГА предпринимали?

В.Б.: Большинство работников департаментов городской администрации работают на контрактной основе, поэтому это значительно усложняло вопрос увольнения нечестных чиновников. Можно было по полгода сидеть в судах по тем контрактам. Заместители Александра Попова были сформированы по принципу отстаивания интересов тех или иных политиков. Кто-то представлял интересы главы Госуправления делами времен президентства Виктора Януковича Андрея Кравца, другие - интересы бывшего премьер-министра Николая Азарова и т.д. Передо мной стоял также вопрос привлечения людей с новой команды, майдановской. Да, моим заместителем был назначен Богдан Дубас - один из комендантов Майдана.

Я чувствовал различные давления кадровые. В частности, и со стороны майдановского окружения. Можете себе представить, что я сижу на шестом этаже в администрации и слышу какой-то шум за дверью. Оказалось, что там уже лежат шины, облитые бензином, и задекларированные требования, кого куда поставить: кого поставить директором рынка Владимирского, рынка Бессарабского, 4-х департаментов, нескольких управлений, требовали даже сменить руководителя Укргазбанка. Я сказал им, что это последнее требование я обязательно выполню, могу даже нового руководителя Нацбанка поставить, и потом сразу пройти обследование в психиатрической больнице (смеется). Поэтому были разные вещи. Поэтому, приступая к работе, я понимал, что это будет ад, но оказалось, что это больше, чем ад.

"На момент моего прихода на должность главы КГГА, в здании Киевсовета находилось до 50 единиц автоматического стрелкового оружия и до полутонны коктейлей Молотова"

СИД: Вы начинали работу по расформированию Майдана. Можете объяснить, почему там сложилась настолько сложная и непредсказуемая ситуация?

В.Д.: Да, нам удалось мирными методами привлечь людей с Майдана к различным сферам деятельности, хотя предложения по решению этой ситуации были разные. Во-первых, часть активистов вступили в добровольческие батальоны. Из них был сформирован первый батальон Национальной гвардии, подавляющее большинство из них сформировало 12-й батальон территориальной обороны Киева, 1-й милицейский батальон "Киев". Другая часть людей, преимущественно из Западной Украины, которые имели строительные навыки, пошли работать в холдинговую компанию "Киевгорстрой". Еще одна часть занималась восстановлением Киевгорсовета, который на момент моего прихода на должность был в ужасном состоянии.

Впоследствии я увидел, как в СМИ показывали 3-й неотремонтированный этаж помещения КГГА, и об этом говорилось так, будто подобная картина остается по всему зданию. Это была неправда. За время моего пребывания на посту главы КГГА мы успели отремонтировать почти все этажи, кроме 3-го и депутатского зала на 4-м этаже, где нужно было заменять систему "Рада". Этого решения я не мог принять, а шел к тому, что изберется новый Киевсовет, и определится с этим вопросом.

СиД:Сегодня в Киеве каждый день минируют по несколько объектов, ухудшилась криминогенная обстановка. Почему, по Вашему мнению, Киев стал объектом провокаций, ведь в остальных городах ситуация остается стабильной?

В.Б.: Я чувствую отголоски Майдана. Такого в остальных городах не было. В Киеве Майдан был мощным по сути и пролонгированным во времени. Большое количество оружия появилось именно в те времена, когда происходила стрельба, и часть из него осталась на Майдане после трагических событий. На момент моего прихода на должность главы КГГА, скажу откровенно, в здании Киевсовете находилось до 50 единиц автоматического стрелкового оружия и до полутонны коктейлей Молотова. Это все было средой, которая потом изменилась по составу людей. На Майдане преимущественно остались не майдановцы, а другие люди.

С первых дней своей работы я попросил 2-х бывших сотрудников СБУ находиться в Киевсовете без выхода, то есть жить. Благодаря им, мы предупредили террористические акты, которые планировались в день выборов. Потом это все "растасовалось", многие поехали на восток. Зато осталась публика махновского типа, в основном различные атаманчики. Мы приходили, договаривались, что берем их в охрану, платили деньги. Потом приходим на следующий день, а там другие люди, и с ними нужно договариваться.

Подобная ситуация создает иное качество Майдана. Поэтому позавчера там были взрывы, кого-то ранили и т.д. Площадь насыщенна специфическими запахами, которых там раньше никогда не было.

Были и совершенно экстремистские группировки, в частности "Нарния" и "Белый молот". Мы договаривались, отселяли их на Труханов остров в турбазу, которую строили к Евро-2012. Но они наезжали снова, возвращались, недобропорядочные люди ими манипулировали, пытались какие-то кадровые решения протолкнуть с их помощью. Некоторые так называемые майдановцы, которыми они на самом деле не были, требовали за снос баррикады на Парковой аллее 100 тыс. дол.

Отдельные эти группировки финансировались с одной целью - дискредитировать киевскую власть, которую возглавлял Владимир Бондаренко - конкурент на выборах киевского городского головы. Сегодня им приходится договариваться с так называемыми майдановцам по-другому. Потому что, приучив торговаться, им теперь самим приходится торговаться.

СИД: Что в данный момент делает милиция, прокуратура?

В.Б.: Недавно впервые Виталий Ярема (Генпрокурор Украины - ред.) - майдановец коренной - заявил, что киевская милиция и госадминистрация ничего не делают для исправления ситуации. Пока я там был, то оно продвинулось немного. Сейчас все это остановилось. Киевская прокуратура возбудила дело за бездействие милиции в данном вопросе. Однако это не бездействие - это неспособность что-либо сделать. Ведь те, кто раньше стимулировали определенных людей остаться на Майдане, сегодня инициируют их отселение.

Важно также, что общественное мнение сегодня изменилась не в пользу майдановцев. Когда я был председателем КГГА, их общественность еще поддерживала. Проводились полноценные вече, там оставалось много настоящих майдановцев и т.д. Поэтому мы к ним отнеслись толерантно. Так тянулось до того состояния, в котором Майдан оказался сегодня. Все это действует картинкой для российских и иностранных СМИ, демонстрируя, что власть в Киеве не может навести порядок, что уж говорить о Луганске или Донецке. Сегодня это действует против Украины и против политики Президента.

"В Киевсовете такой депутатский состав, что они будут снова возвращать Гостиный двор в руки Януковича или еще кого-то"

"" Киевводоканал "до сих пор работает на Януковича, а" Киевгаз "- на Бойко"

СИД: К власти в Киеве пришла оппозиция, однако в городе продолжаются строительные скандалы. Почему сложилась такая ситуация?

В.Б.: Мы применяли политику возвращения к городскому хозяйству того, что еще можно вернуть. В частности, это касается Гостиного двора. Нынешний Киевсовет отказался отменять свое решение об отводе земли под реконструкцию Гостиного, однако наш судебный иск "выстрелил". Апелляционный суд отменил это решение, а в Киевсовете такой депутатский состав, что они будут снова возвращать его в руки Януковича или еще кого-то.

На третий день вступления на должность мне удалось вернуть Ипподром. Там судебный исполнитель уже описывал имущество. За невыплаченный Ипподромом кредит в 600 тысяч хотели забрать 28 гектаров его земли. Также нам удалось продолжить работу по возвращению Дома актера, магазинов "Сияние" и "Знание". Начали работу по возвращению стадиона "Старт".

СИД: Сегодня половина киевлян не имеют горячей воды в домах. С чем связана подобная ситуация?

В.Б.: Треть водопровода Киева - это не трубы, а минеральные образования в форме трубы. Вода из них доходит плохая. Любые системы очистки на водозаборах не имеют смысла, ведь потом вода идет по тем же изношенным трубам. Поэтому меня удивило принятое недавно решение о закупке высокотехнологичного оборудования для очистки воды. Это абсолютно бессмысленно или сознательно коррупционная схема.

Моя политика заключалась в том, чтобы заменять старые трубы. Если произошла авария, то заменяем трубу от задвижки до задвижки. Сейчас проходят такие работы на Подоле. После ремонта трубы можно уже закрывать дорогу. На момент моего завершения работы было заменено уже 56 км таких труб.

Что касается горячей воды, то там нужно устанавливать керамические трубы. На сегодня в городе таких труб только 8,5%, остальное нужно было заменять. Подачей тепла и горячей воды в городе занимается "Киевэнерго", которое подконтрольно Ринату Ахметову. Им практически в бесконтрольное пользование переданы огромные сети энергетического хозяйства города. Кроме того, на страховой деятельности "Киевэнерго" осуществляется огромное "отмывание" денег. Объем страховой суммы превышающей любые установленные законодательством пределы. Страховали на миллиард, а страховых случаев в результате случилось лишь на 80 миллионов. Все это нужно прекращать.

"Киевводоканал" до сих пор работает на Януковича, а "Киевгаз" - на Бойко (Юрий Бойко - вице-премьер-министр в правительстве Николая Азарова - ред.). Примерно треть сетей Киева принадлежит никому. Если случается авария в этом месте, то они осуществляли ремонт за двойную плату.

"Коррупция возникает там, где у человека есть потребность что-то сделать, а у власти есть возможность ей это дать или нет"

СИД: В Киеве часто происходят коррупционные скандалы. С чем это связано?

В.Б.: Коррупция проявлялась даже в тех областях, где ее ожидаешь меньше всего. Так, руководитель департамента культуры КГГА Светлана Зорина спряталась от меня, поскольку я был недоволен некоторыми моментами в их работе. Например, разыгрывается тендер на проведение концерта из 8 номеров. Выигрывает его почему-то постоянно одна и та же фирма, которая получает за этот концерт 1 млн грн. Я это заблокировал 3 раза. Светлана заболела. Оказалось, что болела она в Дубае. Пригласили сюда, но она не появилась, а легла на больничный. Дождалась моего увольнения, и с большой радостью заявила, что пришли люди, которые ее уже точно не тронут.

Якова Яковлевича Дехтяра, возглавлявшего подразделение по охране памятников культуры, нынешняя власть уволила одним из первых уволили. Так, к власти в Киеве пришли застройщики - "КАН Девелопмент" и другие, которые хотят здесь доминировать. Поэтому Дехтяр, не согласный со сносом старых построек - им "кость в горле". Нам не удалось сломать коррупцию в сфере рекламы. На момент моего увольнения шли обыски у некоторых представителей этого бизнеса, были возбуждены уголовные дела. Также не удалось изменить ход дел в архитектурном управлении.

Большие растраты денег происходили в ходе ямочного ремонта. Мне удалось привлечь к этой работе специалиста Жукова Владимира (гендиректор "Киевавтодора" - ред.). Он отличался принципиальностью. Сегодня происходит тендер на замену дорожного покрытия на 8 улицах, где уже полностью заменены трубы.

Коррупция возникает там, где у человека есть потребность что-то решить, а у власти есть возможность предоставить ему эту услугу или нет.

Общалась Илона Македон, "Слово и Дело"


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...