Где-то гремит война: почему эпидемия заставила Украину забыть о Донбассе

Читати українською
Денис Поповичжурналист

Нагрянувшая в Украину эпидемия COVID-19 отодвинула на второй план все остальные события. В том числе и те, которые связаны с продолжающейся войной на Донбассе. Между тем, в ушедшем марте украинская армия понесла самые большие потери с начала 2020 года. На сегодняшний день можно утверждать, что на фронте разворачивается весеннее обострение. К чему это приведет?

Распространяющаяся по стране эпидемия коронавируса заглушила остальные важные новости, в том числе и те, которые связаны с весьма далекой от завершения войной на Донбассе. Между тем, в последнюю неделю и дня не проходит без сообщений о погибших украинских солдатах.

Так, 1 апреля боевики 15 раз обстреляли позиции ВСУ, трое бойцов получили ранения. Накануне, 31 марта, в результате обстрела погиб 23-летний военнослужащий-контрактник Александр Маланчук. А в понедельник, 30 марта, еще один украинский боец стал жертвой вражеского снайпера.

На самом деле ситуация на фронте начала ухудшаться еще в начале марта. Наиболее драматичными стали 8 и 10 число. В первый день боевики обстреляли из ПТРК армейский грузовик ВСУ, в результате чего один военный погиб, а еще трое получили ранения. Через день, 10 марта, оккупанты обстреляли еще один грузовик, вследствие чего погиб еще один украинский военнослужащий.

В целом март установил печальный рекорд 2020 года по количеству погибших на фронте бойцов ВСУ. Так, в январе погибли 11 защитников Украины, в феврале – 5, а вот в марте – уже 13. Таким образом, мы смело можем говорить о весеннем обострении, которое всерьез разворачивается на Донбассе.

При этом следует признать, что процесс мирного урегулирования по сценарию Владимира Зеленского затормозился. Причина – все тот же коронавирус, который задвинул на второй план все остальные проекты. Последним важным событием в этой области стало заявление вице-премьер-министра по реинтеграции временно оккупированных территорий Алексея Резникова, который заверил, что Украина не собирается включать особый статус Донбасса в свою Конституцию, хотя российская сторона настойчиво об этом просит.

Какой-либо заметной реакции со стороны РФ на это заявление не было, если не считать различных «инсайдов» на телеграм-каналах. Причина молчания очень проста – Россия сама попала в «идеальный шторм»: COVID-19 не на шутку разыгрался на ее территории, собирая свою жатву прежде всего в Москве, где уже введены карантинные ограничения. На ситуацию с коронавирусом наложился обвал цен на нефть, который бьет по российскому бюджету, вынуждая сокращать расходы и на ведение войн в том числе.

Поэтому обострение на Донбассе носит сезонный характер и вряд ли грозит какими-нибудь более масштабными военными операциями. Россия вынуждена бороться с «идеальным штормом» и вряд ли у нее есть время и силы для наступления в Украине. Это справедливо и для Украины, где карантин длится уже больше двух недель и далеко не факт, что он завершится в заявленную дату – 24 апреля. Как мы уже говорили, мысли украинских властей сейчас заняты не Донбассом. На первый план вышли вопросы экономического выживания в «поствирусную» эпоху. Как избежать дефолта, например.

Дальнейшее развитие конфликта на Донбассе, а также судьбу мирного урегулирования будет определять реальность, которая наступит после завершения эпидемии COVID-19 в Украине и России. Главные составляющие этой реальности – экономические и людские потери, с которыми столкнутся обе страны после того, как карантинные меры будут отменены. Вполне возможно, что к тому времени главными проблемами в Украине и РФ станет голод, нищета и мародерство, а война на Донбассе прекратится само собой просто потому, что там некому уже будет воевать.

Денис Попович, специально для «Слово и дело».


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...