После четырех лет борьбы я не верю ни одному работнику КГГА, кроме уборщицы — пострадавший инвестор недостроя

Читати українською

Активист Артем Багиров рассказал о том, как происходит борьба инвесторов за квартиры в недостроенных домах.
Артем БагировСлово и Дело

Артем Багиров приобрел квартиру в 2014 году в ЖК «Молодежная инициатива», но до сих пор не заселился в нее. Он – один из десятков тысяч инвесторов, которые были обмануты застройщиком Анатолием Войцеховским. В течение последних четырех лет Артем является одним из самых активных борцов за права пострадавших инвесторов. Объединив вокруг себя людей с «недостроев Войцеховского», он провел не один десяток акций протеста. Поэтому его старались задобрить, а также неоднократно угрожали. О том, как происходит борьба инвесторов за свои квартиры, он рассказал в интервью Любови Величко.

Артем, людей, которые готовы активно отстаивать свои права, всегда немного. Как вы добиваетесь внимания к своей проблеме? Где ищете правду?

Действительно, активных людей среди пострадавших инвесторов не более 2%. Например, в моем жилом комплексе из трехсот инвесторов на собрание приходили 30-40. И только 5-6 из них были действительно активными.

Сначала мы вместе думали над тем, как повлиять на застройщика – директора, который контролирует финансовые потоки на строительство и по строительству. Мы организовались в инициативную группу из семи человек и приходили на каждое собрание с застройщиком уже с конкретными требованиями. Мы просили, чтобы директор дал нам список инвесторов ЖК. Мы хотели больше проинформировать тех людей, которые не имеют информации, и объединиться с ними.

Но застройщик не пошел нам навстречу, сославшись на коммерческую тайну. Позже мы узнали, что это объект Войцеховского. Тогда мы потребовали встречи с самим Войцеховским, чтобы он как-то повлиял на директора и дал ему определенные указания.

Застройщик Олег Репа – один из фигурантов уголовного дела о финансовых сделках Войцеховского – так же, как и в случае с вашим ЖК, регулярно встречается с инвесторами ЖК «Шевченковский квартал», обещая вот-вот начать активное строительство. Взамен просит инвесторов добиться снятия арестов с ЖК. Как быть инвесторам?

Еще до того, как было возбуждено уголовное дело относительно мошеннических действий при строительстве ЖК «Шевченковский квартал», он уже был фигурантом нескольких уголовных производств.

Впервые я увидел Олега Репу в 2015 году во время судебного заседания по делу Войцеховского. Он проходил как один из подозреваемых в преступлении, а Войцеховский в организованной преступной группе был главным.

Активист Артем Багиров рассказал о том, как происходит борьба инвесторов за квартиры в недостроенных домах.
Олег Репа (на фото – в синей рубашке) сейчас является подозреваемым в мошенничестве при строительстве ЖК «Шевченковский квартал». Фото с судебного заседания в Печерском районном суде Киева.Слово и ДелоИзображение максимального размера (откроется в новом окне)

Сейчас Репа хочет использовать инвесторов, как свой щит, так и повторяет им без конца: «Я буду строить. Только помогите мне снять аресты по строительству».

Войцеховский и Репа используют людей для того, чтобы они давили на КГГА, и помогли им снять аресты на землю. Ведь часто аресты на землю накладываются по представлению КГГА в прокуратуру в связи с наличием определенных нарушений.

Но они хотят снять аресты, чтобы завершить строительство.

Нет. Для Репы и других застройщиков есть только один интерес: вернуть себе право продавать квартиры. Пока на строительство наложен арест, они не могут этого делать. Все. Больше ничего их не интересует.

Почти на каждом ЖК застройщики просили поддержки вкладчиков и не обращаться в правоохранительные органы, подписывали новые строительные графики завершения строительства. Люди верили, и застройщик имел возможность еще полгода-год имитировать строительство, продавая квадратные метры.

В ЖК «Демеевский» инвесторы несколько лет вели переговоры с застройщиком, но каждый раз застройщик использовал людей. В конце концов, люди сами закрыли отдел продаж, потому что застройщик воровал деньги.

На ЖК «Южный», например, у застройщика закончился договор аренды земли. И стоял вопрос о том, продлевать ли действие этого договора. Ведь без такого договора он не имеет права вести там строительные работы. Разрешения аннулируются. В любой момент могут прийти правоохранители и отреагировать.

Застройщик попросил инвесторов поддержать его в Киевсовете, чтобы тот продлил ему договор аренды. И аренду ему продлили. В результате застройщик так и не достроил те секции, которые обещал достроить. Вместо этого он начал строить новые секции, и продавать квартиры в этих секциях.

Застройщик тонко улавливает настроения инвесторов. Когда он видит, что люди настроены писать заявления в полицию, он начинает втирать им глаза, снова обещать, тянуть время. Так застройщик каждый раз выигрывает полгода-год.

Насколько мне известно, инициативная группа инвесторов вашего ЖК встречалась с сыном Войцеховского. После этого строительство на время продолжилось, но потом снова остановилось. Как происходил ваш дальнейший диалог с киевской мэрией, которая должна была контролировать законность ведения строительства?

Тогда у нас была задача привлечь к себе внимание. Чтобы заставить власть реагировать и решать проблему, я начал ездить по другим недостроям Войцеховского, общался с инициативными группами инвесторов. Мы вместе решили, что готовы протестовать перед КГГА.

В декабре 2015 года состоялся наш первый протест. Не понимая механизма реализации преступной строительной схемы, мы попали в очень нехорошую ситуацию. Власть нас обвинила в том, что мы являемся соучастниками преступления.

Активист Артем Багиров рассказал о том, как происходит борьба инвесторов за квартиры в недостроенных домах.
Декабрь 2015 года. Первая акция протеста пострадавших инвесторов «недостроев Войцеховского» под КГГАИзображение максимального размера (откроется в новом окне)

Власть понимала суть аферы лучше нас и заводила нас в тупик своими вопросами. Один из вопросов из уст Александра Спасибко, заместителя председателя Киевской городской администрации звучал так: «Кому вы платили деньги?». Я ответил, что давал деньги застройщику. На что он сказал: «Почему ты пришел ко мне?».

Я почувствовал себя дураком. Именно в тот момент я понял, что киевская власть с застройщиками заодно.

КГГА не требовала от застройщиков закрыть отделы продаж проблемных ЖК, чтобы остановить поток людей, которые вносили свои деньги. Наоборот, киевские власти решили остановить строительство, и при этом торговые отделы продолжали работать.

Но строительство они остановили только на бумаге. Фактически застройщики продолжали имитировать строительство. Так государство решило снять ответственность с себя. А позже – и с застройщиков.

Но у меня была вера в то, что не может в правовом государстве гражданин остаться один на один со своей проблемой. И этот вопрос решится в течение одного-двух лет. Для этого власти и правоохранительные органы должны сделать определенные шаги.

А сейчас вы верите киевской власти?

Нет. Ни одному человеку, который работает в КГГА, я не доверяю. Кроме уборщицы, которая приходила к нам в КГГА и убирала после того, как мы там спали. А еще там есть завхоз, который нас всячески поддерживал. И за это его Кличко дважды увольнял, но он восстанавливался через суд.

Все эти госслужащие просто меняют свои должности в органах власти. То есть это одни и те же люди, проработавшие десятки лет в КГГА. Поэтому там ничего не меняется.

Помните скандал 2006 года с ЖК «Элита-центр»? Его обсуждали на уровне президента и Кабинета министров. И решение принималось на уровне правительства. А сейчас мы видим сотни таких домов по всей Украине и это считают нормальным, если у инвестора есть риск быть обманутым. Об этом говорит и Спасибко, и Кличко: «Вы рискуете. Вас могут обмануть. И государство вас не защитит».

Активист Артем Багиров рассказал о том, как происходит борьба инвесторов за квартиры в недостроенных домах.
После того, как 25 июня активисты перекрыли Крещатик возле ЦУМа, к ним вышел мэр Киева Виталий Кличко с обещаниями помочь решить проблему недостроевИзображение максимального размера (откроется в новом окне)

Со сколькими госслужащими вы лично общались за все время вашей общественной активности?

Примерно с тридцатью. А обращений написал более сотни.

Хотя бы один ответ на ваше обращение имел какое-то конструктивное решение?

Это были отписки. Неважно, кому ты пишешь: хоть президенту – они пересылают этот вопрос в КГГА. А КГГА дает тот же ответ, что и в этот раз, когда ты писал к ним напрямую. В этих письмах всегда одно и то же: создана комиссия, которая занимается решением вопроса недостроев.

Так есть ли вообще действенные рычаги влияния на власть?

Только пострадавшие вкладчики своей массовой активностью могут заставить власть действовать. Если тысячи людей выйдут на акции, решение вопроса состоится на государственном уровне в течение суток. И начнется его реализация.

Активист Артем Багиров рассказал о том, как происходит борьба инвесторов за квартиры в недостроенных домах.
Активисты уже не первый раз пикетируют посольство США в Украине, чтобы привлечь внимание к проблеме недостроевИзображение максимального размера (откроется в новом окне)

Почему вы ни разу так не делали?

Дело в том, что собрать людей очень трудно. Активных – всего около сотни. Против меня работают и правоохранительные органы, и КГГА, – они вводят людей в заблуждение. К сожалению, многие инвесторы все еще продолжают верить госслужащим. Те, кто не углубляется в суть проблемы, верят, что киевская власть, действительно, на их стороне и пытается решить их проблему. Эти инвесторы полагают, что вся вина лежит только на плечах застройщиков.

В сентябре мы будем проводить масштабный всеукраинский протест. К нам могут присоединиться и из городов-спутников столицы. Например, в Ирпене ситуация намного страшнее, чем в Киеве. Львовская, Одесская, Винницкая области также готовы прийти. Потому что это не проблема местного уровня. Это проблема на уровне государственного управления.

Увольнение Виталия Кличко с должности главы КГГА положительно повлияет на процесс решения проблемы недостроев?

Думаю, нет. Это не проблема Киева. Это проблема государственного уровня, хотя Кличко всячески способствовал строительным схемам. Я уверен, что рано или поздно коррупционная система сломается под давлением общественности. Но пока вкладчики не начнут бороться за свои права, проблема не будет решена.

Проблему недостроев надо поднимать до уровня Министерства внутренних дел, Министерства регионального развития и строительства. Именно оттуда идет покровительство нерадивых застройщиков, в том числе, Войцеховского.

Вы вели переговоры с Министерством регионального развития?

После протеста 25 июня у меня была встреча с Львом Парцхаладзе в Минрегионе. Я пришел к нему с несколькими инвесторами. Парцхаладзе оставил мне свой личный номер телефона, просил писать ему, но не звонить. И когда я предложил ему создать рабочую группу при Минрегионе – потому что проблема недостроев должен решаться на государственном уровне – он начал меня игнорировать. Не отвечал на сообщения.

А от нового премьер-министра Алексея Гончарука вы ожидаете поддержки?

1 августа, когда мы провели акцию под ОПУ, к нам вышел Гончарук. Он предложил вступить в рабочую группу с Парцхаладзе, который за много лет ничего не сдвинул с места. Также в эту рабочую группу должны войти Елена Шуляк. Она будет заниматься профильными законопроектами о правилах строительства. То есть ее законопроекты должны исключить ситуацию в будущем, когда застройщик сможет обмануть вкладчиков. Но они не решают проблему имеющихся недостроев.

На вас как-то пытались давить представители КГГА, правоохранительные органы?

Уголовные дела против меня не возбуждали, но пробовали меня запугать и угрожали физической расправой. Я стал больше обращать внимание на людей, которые меня окружают. Стал меньше доверять людям. Я не уверен, что люди, которые ищут контакта со мной, не посланы с определенными задачами.

Власти ведут работу с большим количеством инвесторов. И некоторые инвесторы имеют возможность собирать деньги через созданные властью схемы. Например, создаются строительные кооперативы, которые обманывают, обворовывают инвесторов. Люди передают главам кооперативов своих ЖК большие суммы без каких-либо квитанций. Даже расписки не берут. Информация записывается в блокнот: Петров сдал столько-то, Иванов – столько-то.

Доплата определяется, исходя из площади приобретенной квартиры. Например, 2 тысячи гривен за один квадратный метр. Получается, что за квартиру площадью 35 квадратных метров надо еще доплатить: 35 кв. м. * 2 тысячи гривен = 70 тысяч гривен. Только часть денег идет на строительство, остальное – разворовывается.

Со мной также пытались договориться. В КГГА узнали, что мой отец – инвалид, и предложили мне в обмен на прекращение акций протеста, не теряя право на уже купленную в новостройке, получить в ЖК «Патриотика» на Позняках квартиру на имя моего отца. Я отказался. Я готов договариваться только о том, чтобы проблема в целом была устранена. Чтобы были достроены все объекты, в которые вложились люди.

Напомним, «Слово и Дело» обнародовало цикл журналистских расследований (читайте первую, вторую и третью части) о преступной схеме вывода средств из ЖК «Шевченковский квартал». Выяснилось, что для строительства ЖК Rich House использовалась часть средств инвесторов ЖК «Шевченковский квартал». И к этому, вероятно, был причастен народный депутат от «Батькивщины» Валерий Дубиль.

Любовь Величко, специально для «Слова и Дела»

Хотите обсудить эту новость? Присоединяйтесь к телеграм-чату CHORNA RADA.


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.