Курс гривны: вперед и вверх?

Александр Радчукполитолог

За последние 2 года в Украине появилась новая экономическая традиция: после новогодних праздников курс гривны начинает сильно лихорадить. В феврале 2015 года, после длительной «ползучей» девальвации 2014 года, курс национальной валюты подскочил до отметки в 40 грн/долл. Пожар удалось потушить сверхжесткими действиями Нацбанка.

В этом году ситуация повторяется: за неполные первые 2 рабочие недели января гривна начала болезненно набирать вес. Если в декабре средний наличный курс купли-продажи колебался в пределах 24-25,5 грн/долл., то только за несколько последних дней курс «просел» в коридоре от 27 до 28 грн/долл.

Традиционно, всех собак обычно вешают на руководство НБУ: мол, там не прилагают достаточно усилий, чтобы сдержать рост курса. У регулятора подобные обвинения в бездеятельности называют безосновательными и кивают на ряд фундаментальных внешних и внутренних экономических факторов, влияющих на обесценивание гривны. Однако граница между фундаментальными факторами удорожания валюты и обычной игрой спекулянтов на расшатывание рынка является достаточно условной. Можно случайно и не заметить, как панические настроения захлестнут всю финансовую систему.

Впрочем, Нацбанк пока рыночными механизмами пытается урегулировать ситуацию, ежедневно на межбанке проводя аукционы по продаже валюты. Эксперты предполагают, что курс вырастет более 30 грн/долл., однако затем стабилизируется на уровне 28 грн/долл. Украинцы уже не верят ни политике НБУ, ни прогнозам финансистов, и готовятся к очередному подорожанию товаров. Поэтому обещания правительства по росту уровня инфляции на 12% (что уже заложено в Бюджете на 2016 год) могут быть провалены уже в феврале.

Факторы влияния

Пессимистические прогнозы, которые делали аналитики Goldman Sachs, JPMorgan, Raiffeisen Research, предсказывали рост курса нацвалюты до 30 грн/долл. лишь к концу 2016 года. Однако это психологический рубеж гривна может преодолеть уже к концу зимы. Ключевой вопрос: что дальше будет с курсом?

И эксперты, и Нацбанк указывают на ряд объективных фундаментальных факторов, которые повлияли на обесценение гривны в январе.

  1. В НБУ связывают прыжок с большим периодом праздников, из-за чего возникли перекосы в спросе и предложении валюты. Мол, первая рабочая неделя января в Украине была длиннее (суббота, 16 января, была рабочей), тогда как рынки в США не работали ни в субботу, ни в понедельник, 18 января – этот выходной связан с чествованием Дня Мартина Лютера Кинга (по законодательству США, этот день отмечается каждый третий понедельник января). По прогнозам регулятора, уже в конце недели спрос на валюту спадет и курс гривны укрепится.

  2. Традиционно январь - месяц низкого уровня торговой активности, из-за чего ощущается нехватка валютных поступлений в страну.

  3. Существенно играет фактор неопределенной даты предоставления кредита МВФ. Пока что кредитные средства от Фонда, к сожалению, являются наиболее стабилизирующим фактором для финансовой системы Украины. В МВФ обещали предоставить средства уже в начале 2016 года, впрочем, задержка возникла из-за промедления народных депутатов с принятием нового Налогового кодекса. МВФ отказывается предоставлять любые средства, пока парламент не согласует все детали правил налогообложения в 2016 году, и не внесет необходимые изменения в Госбюджет-2016.

  4. Еще одно обстоятельство, которое серьезно давит на гривну - выплаты Фонда гарантирования вкладчикам банка «Финансы и кредит». За последнюю неделю декабря его бывшим клиентам было выплачено сразу 2,5 млрд грн, что, безусловно, сразу же сказалось на валютных колебаниях. Граждане пытаются сохранить часть денег, вложив их в иностранную валюту.

И наконец, 5-м фактором для девальвации гривны, хотя и косвенно, является снижение цен на нефть и связанное с этим будущее снижение цен на другое сырье, такое, как металл, зерно и тому подобное. Именно эту продукцию чаще всего поставляет Украина, что, безусловно, приведет к уменьшению валютной выручки экспортеров. А значит, приведет к дисбалансам на валютном рынке.

Последний фактор является достаточно условным, ведь экспортеры, например, могут увеличить объемы продаж продукции, охватив новые рынки. Особенно перспективным является направление продажи сельскохозяйственной продукции - мировой продовольственный кризис пока никуда не исчез, а значит, Украина может побороться за рынки именно в этом сегменте.

Те же грабли?

Сейчас отечественная экономика дает больше рисков именно для девальвации национальной валюты. Впрочем, и украинские, и зарубежные финансисты уже неоднократно намекали: курс гривны слишком занижен. За последние 2 года Украина лидирует по темпам девальвации в мире: в 2014-2015 годах гривна обесценилась на 170% и продолжает падать.

Глава Нацбанка Валерия Гонтарева, обжегшись на прогнозах в 2014 и 2015 годах, пытается максимально дистанцироваться от любых комментариев касательно будущего курса гривны. «Мы живем в условиях плавающего курса. Но как только на рынке возникает ситуация, похожая на панику, НБУ готов активно участвовать в рынке. В последнее время мы проводим валютные аукционы и для покупки, и для продажи валюты, чтобы уменьшить колебания. Так, за год Нацбанк выкупил на рынке 1,7 млрд долларов и наполнил золотовалютные резервы. Это означает, что мы фактически нашли равновесный курс гривны», - заявила Гонтарева в конце 2015 года. Является ли нынешняя ситуация с ростом курса гривны «похожей на панику», оставим на усмотрение главы НБУ. Тем более, что Президент недавно выразил доверие Валерии Гонтаревой, оставшись довольным ее работой в 2015 году.

Впрочем, эксперты считают, что именно из-за резких перепадов в стратегии по регулированию курса нацвалюты НБУ довело ситуацию до уровня, когда даже незначительные колебания в рамках плавающего курса могут приводить к панике. «Ситуация с девальвацией гривны является продолжением бездарной валютно-курсовой и монетарной политики НБУ. Политики, которая обусловлена созданием трудностей для валютно-обменных операций, для людей - когда невозможно снять наличные, бизнеса - который не может сделать проплаты вовремя. Это приводит к тому, что даже на незначительные изменения курса теневой рынок реагирует непропорционально сильно. На теневом рынке сейчас доллар стоит 27,5 гривен, а на официальном - 24,7. На разнице зарабатывают те, кто имеет доступ к валютным ресурсам. Такая система стимулирует расшатывание курса», - считает экономист Александр Савченко.

В конце 2015 года глава НБУ предупредила: период «гибкого курса» продлится как минимум на протяжении 5 лет. «Все очень часто путают свободную конвертируемость гривны и то, что называется «гибкий курс». У нас гибкий курс. У нас нет свободно конвертируемой валюты, и я вам скажу, что на горизонте следующих пяти лет я свободно конвертируемой валюты не вижу. Я вижу валютное регулирование, либеральное, и наш гибкий курс», - отметила глава центробанка. Впрочем, не стоит забывать, чем закончилась подобная политика курсообразования в прошлом году: после того, как за 1 доллар стали давать 40 гривен, и ситуация набрала угрожающего характера, Президент пригласил для разрешения ситуации главу Кабмина, руководительницу НБУ и Секретаря Совбеза на закрытую встречу, после чего регулятору удалось за день снизить курс до уровня 22 грн/долл.

Возможно ли повторение подобной ситуации в этом году? А если так, то на какой отметке остановится нацвалюта? Пока очевидно только одно: курс гривны, как и другие макроэкономические прогнозы, заложенные в Госбюджете-2016, не смогут продержаться и первые 2 месяца. А значит, в очередной раз встанет вопрос об ответственности и уровня компетенции и правительства, и главы НБУ.

Александр Радчук, специально для «Слово и Дело»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...