Итоги недели от Виктора Трегубова. Неделя позора

Виктор Трегубовжурналист, блогер

«Слово и Дело» взрослеет. В этом месяце исполняется семь лет с тех пор, как мы начали коллекционировать обещания политиков и проверять их выполнение. В ноябре наших постоянных читателей ждет немало сюрпризов, в том числе и обновленный дизайн сайта. А сейчас – первый из них: постоянная рубрика известного блогера Виктора Трегубова «Итоги недели».

Главной темой недели стали попытки привлечь к судебной ответственности ряд значимых в украинской политике персонажей. Шумная поимка Геннадия Корбана, завершившаяся его выпуском под залог, арест Елены Лукаш, плюс немного пародийное недовручение повесток Вадиму Новинскому, Наталье Королевской и Александру Вилкулу.

В каждом случае – своя история. В случае Корбана – это история о сочетании наглого поведения в политике с наглым поведением в экономике. Ибо есть люди, которые грозят Банковой бунтом народным, есть люди, чьи бизнес-партнеры и покровители уклоняются от налогов в масштабах бюджетов небольших стран, и есть люди, раздающие гречку на выборах, но все это одновременно – это даже по нашим латиноамериканским меркам немного перебор. В случае с Новинским, Королевской и Вилкулом – это еще и история о непредвзятости: мол, не надо говорить, что правоохранительные органы способны ловить только лишь демонстративно проукраинских персонажей. А поскольку с этими тремя вышло несколько комично, да и с Корбаном не все пошло гладко, дело Лукаш выглядит отчаянной попыткой сделать что-то серьезное. Правда, зная, что она тоже кое-что смыслит в юстиции, есть определенные опасения, что и разбирательство ее дела может стать многосерийной трагикомедией.

Все это, а также скандалы вокруг создания антикоррупционной прокуратуры, демонстрируют вовсе не «ручной контроль» над судами и прокуратурой со стороны президентской вертикали, как на этом любят настаивать сторонники отдельных политсил. Оно демонстрирует слабость этих органов.

Все это, а также скандалы вокруг создания антикоррупционной прокуратуры, демонстрируют вовсе не «ручной контроль» над судами и прокуратурой со стороны президентской вертикали, как на этом любят настаивать сторонники отдельных политсил. Оно демонстрирует слабость этих органов. «Ручные» суды и ручная прокуратура (как то, например, было при Януковиче) сначала торжественно упаковали бы всех обвиняемых, а потом не менее торжественно продемонстрировали бы силу и власть, выпустив кого-то из них. Например, того же Корбана – эффект демонстративного покарания был бы уже произведен, а возмущение народное успокоилось бы.

Не исключено, что мы сейчас слушаем «дембельский аккорд» нынешнего руководства Генпрокуратуры – оно, с одной стороны, навлекло на себя (а заодно и на Президента) слишком много негатива, а с другой – не способно обеспечить слаженную деятельность ведомства. Попросту говоря, врут те, кто утверждает, что танк ГПУ едет не туда, не на тех и не в той последовательности: неправда, он вообще пока не едет. Только коптит небо и чужие белые фраки.

Отличным продолжением судейско-прокурорской темы стали две гранаты, прилетевшие во двор адвоката, защищающего Владимира Шапакина – бывшего первого заместителя начальника Главного следственного управления ГПУ, находящегося ныне под следствием. Сам адвокат чудом избежал гибели, погибла его собака. Пикантность ситуации в том, что Шапакин уже активно сотрудничал со следствием, и мог, в частности, дать показания на коллегу и предполагаемого подельника – «бриллиантового» зампрокурора Киевской области Александра Корнийца. Не повлияет ли случай с адвокатом на его решимость – вопрос.

И, наконец, завершает эпопею утверждение Президента о старте судебной реформы, начавшейся с увольнений ряда провинившихся судей. Что ж, поглядим, как пойдет. Автор этих строк чуть более месяца тому назад выслушивал концепцию реформы из уст профильного замглавы АП Алексея Филатова. Она вызывала смешанные ощущения. Филатов, с одной стороны, совершенно правомочно ссылался на необходимость тщательного рассмотрения увольнений и замен судей (во избежание восстановления уже через европейские суды), но с другой – по описанной им схеме полное обновление судейского корпуса с разбором личных заслуг каждого из тысяч судей одними и теми же органами, чисто технически заняло бы десятилетия. Впрочем, с тех пор прошел месяц, а в течение этого месяца гражданские активисты активно продвигали альтернативную, значительно более решительную, модель с массовыми отставками. Возможно, концепция поменялась в сторону какого-то общего знаменателя.

Второй ведущей темой недели стало происходящее в парламенте, депутаты которого не только торжественно завалили ряд законопроектов «европейского пакета» (среди которых, помимо нашумевшей антидискриминационной нормы, были и такие пикантные интересности, как допуск правоохранительных органов к имуществу, записанному на родственников коррупционеров). И сразу же перешли к личным конфликтам с нецелевым использованием стеклотары и галантерейных изделий.

Устроив в парламенте цирк, в народе – ощущение гнетущего позора, а в стране – кризис, очень удобно торговаться за должности и связанные с ними потоки на фоне общего отчаяния. Годами проверенный метод – и пусть весь мир подождет.

Разумеется, теперь сразу несколько сил – «Батькивщина», «Самопомощь» и отдельные депутаты заявляют о желании выйти из коалиции. Очень удобно, если учесть, что скоро у правительства истекает срок, в течении которого оно не может быть переформатировано, и грядут Великие Торги – перетряхивание главного органа исполнительной власти страны. Устроив в парламенте цирк, в народе – ощущение гнетущего позора, а в стране – кризис, очень удобно торговаться за должности и связанные с ними потоки на фоне общего отчаяния. Годами проверенный метод – и пусть весь мир подождет.

Весь мир, впрочем, ждать не будет. На Донбассе началось довольно заметное обострение. Отмечают как перемещения техники террористов, так и усиления обстрелов. В конце концов, момент-то удачный.

Что мы имеем в итоге? Слишком уж живое свидетельство системного кризиса, как минимум, в парламенте, прокуратуре и судебной системе. Отрицательная селекция дошла до того, что профессионализма не хватает даже на мелкие пакости. Что наиболее чудовищно – как минимум, относительно Рады нет никакой уверенности в том, что следующие (в случае развала коалиции, переизбрания парламента и прочих слишком опасных и дорогих сейчас шоу) будут лучше.

Значит, надо как-то заставлять работать этих. Поскольку, как говорил один кровавый тиран, других писателей у меня для вас нет.

Загрузка...