Между Сциллой и Харибдой: к чему привела украинская «позиция страуса» в выполнении Минских соглашений?

Читати українською
Фактически последствиями «страусиной позиции» выполнения Минских соглашений для Украины стал тяжелый выбор между двумя возможными вариантами – плохим и наихудшим: либо начать полномасштабную войну против оккупантов, либо же принять условия, которые будут предусматривать заключение нового мирного плана.

Как показывает опыт полуторагодичного военного конфликта на Донбассе, именно в августе боевики российско-сепаратистских сил с особым рвением пытаются испытать на прочность позиции Вооруженных сил Украины. Стоит вспомнить и другие подобные примеры: в августе 2008 года российские войска вторглись и на территорию Грузии. Однако военные маневры – это лишь следствие более сложной геополитической ситуации, которая пока никак не на пользу Украины.

Очевидно, что события последних двух недель свидетельствуют о несостоятельности решения конфликта на Донбассе в формате Минских договоренностей. Фактически, эти договоренности не выполняются Россией и сепаратистскими группировками так называемых ДНР-ЛНР с начала 2015 года, но де-юре Украина пытается выполнять пункты договоренностей в одностороннем порядке.

Не помогли даже единодушие Президента, Верховной Рады и Конституционного суда, которые менее чем за 2 месяца приняли изменения в переходные положения Основного Закона о возможности предоставления особого режима местного самоуправления для части территорий Донецкой и Луганской областей. Хотя данный пункт предусматривал предварительное выполнение ряда условий в перечне подписанных в Минске мирных договоренностей, украинская сторона не без советов европейских партнеров, досрочно выполнила свое обязательство в ожидании хоть каких-то сдвигов в сторону мирного урегулирования со стороны РФ и сепаратистов.

Генштаб ВСУ дал добро на использование средств огневого поражения на ДонбассеВ связи с массированными обстрелами позиций украинских военных на востоке, Генеральный штаб ВСУ дал официальное согласие на огневой ответ сепаратистам.

Однако, как и прогнозировали большинство экспертов, чуда не произошло. В ответ на попытки украинских властей во что бы то ни стало прекратить военный конфликт, обстрелы украинских позиций из оружия запрещенного калибра, атаки боевиков, поставки боеприпасов и военной амуниции из России только усилились. Так, на днях состоялась масштабная атака на силы АТО в районе села Старогнатовка, которая закончилась контрнаступлением украинских военных. Властям все труднее объяснять своим военнослужащим и новобранцам бездействие в ответ на многочисленные провокации боевиков, ведь де-факто одностороннее выполнение Минских договоренностей все больше угрожает потерей других территорий Украины. После прямых атак боевиков на украинские позиции Вооруженные силы предупредили о возможности использования артиллерии. «Мы в установленном порядке проинформировали наблюдательную миссию ОБСЕ, киевский офис ОБСЕ, через МИД сообщили западным партнерам, что боевики продолжают нарушать Минские договоренности, поэтому мы оставляем за собой право использовать артиллерию в случае атак на наши позиции», – сообщил руководитель пресс-службы Генштаба Владислав Селезнев.

Тактика европейских лидеров, которые весь последний год выступали в роли посредников в урегулировании конфликта на Донбассе, потерпела фиаско. План заключался в надеждах ослабить позиции России санкциями со стороны Европы и США, а затягивание мирного процесса, подкрепленное терпеливой позицией украинской власти, должно было стать неким сдерживающим фактором развертывания полномасштабной войны на территории всей Левобережной Украины.

Однако осуждающая реакция мира на позицию России относительно блокирования расследования и создания трибунала для виновников прошлогодней трагедии рейса MH17 только повысила градус противостояния. Боевики при поддержке российских властей уже откровенно угрожают специальной мониторинговой миссии ОБСЕ на территории оккупированной части Донбасса: сначала они организовали акции протеста против действий миссии, а вскоре сожгли несколько автомобилей наблюдателей в Донецке. Это еще одно доказательство игнорирования договоренностей в формате «нормандской четверки». Во всей этой истории слишком странной выглядит позиция США: выражая дипломатическую поддержку Украине и оказывая финансовую помощь, американцы пока не планируют предоставлять вооружение или любым другим образом влиять на процесс мирных договоренностей. Именно бездействие администрации президента Барака Обамы фактически дает полный карт-бланш для военных и других маневров влияния со стороны России в ситуации на Донбассе.

Какие же наиболее вероятные цели преследуют российско-террористические войска, в очередной раз усиливая конфликт на Донбассе?

  1. Попытка переноса или срыва открытия логистических центров в Донецкой области. Недавно назначенный председатель Донецкой военно-гражданской администрации Павел Жебривский объявил о создании на линии разграничения в зоне АТО нескольких логистических центров, в которых граждане с оккупированных территорий смогут приобрести продукты питания, медикаменты, а впоследствии и получать пенсии. Такие положительные намерения украинских властей разрушают пропагандистские планы сепаратистов, ведь так вскоре украинцы смогут убедиться в различии подходов к организации мирной жизни на этих территориях.

  2. Попытка преодолеть сопротивление украинских солдат по нескольким ключевым направлениям и расширить территорию своего влияния к границам всей Донецкой, Луганской, а в будущем – и Харьковской областей. Последние акции протеста в Харькове в поддержку регистрации местной ячейки партии «Оппозиционный блок» – яркое свидетельство поиска новых центров дестабилизации в восточном регионе. «Нельзя исключать, что, кроме Харькова, будут предприняты попытки провокаций в других городах. Одесса закрыта Саакашвили, поэтому, возможно, под угрозой Днепропетровск. В общем, готовиться нужно ко всему. Москва к этой акции готовилась серьезно. Не исключено, что в Кремле решили расширить АТО на территорию Харьковской области. Харьков находится в 30 километрах от российской границы», – отмечает политолог Виктор Каспрук.

  3. Попытка пересмотра всей концепции мирного урегулирования конфликта на Донбассе. Организуя очередную кампанию по эскалации конфликта, правящая верхушка России стремится достичь большего – создания нового мирного формата переговоров с гарантиями автономии и восстановления Донбасса с помощью финансовых ресурсов украинской экономики (а точнее – стран Запада) с целью в будущем парализовать внешнюю политику Украины. Этот план не нов, однако до сих пор его реализация сдерживалась рядом дипломатических и военных мер. Сможет ли Украина и в дальнейшем продолжать действовать в таком же формате, не переходя к активным действиям – дискуссионный вопрос. К тому же, по мнению экспертов, режиму Владимира Путина нужно что-то делать с огромной армией наемников, которая, по некоторым подсчетам, составляет около 40 тысяч человек. «Нужно понимать, что сегодня Путин абсолютно не ставит своей целью расширение территории ДНР-ЛНР, и захват Мариуполя в его планы не входит. Ему нужно банально утилизировать боевиков, которых он собрал по всей России и Украине, а также маргиналов, набранных из других постсоветских республик. Сейчас Донбасс для Путина – большой крематорий, в котором российский президент хочет уничтожить уголовные элементы, которые в перспективе могут стать угрозой для него самого. При этом вторая цель возможного наступления – отвлечь внимание российских граждан от внутренних проблем», – считает политтехнолог Тарас Березовец.

Фактически последствиями «страусиной позиции» выполнения Минских соглашений для украинской власти стал тяжелый выбор между двумя возможными вариантами – плохим и наихудшим: либо начать полномасштабную войну (в том числе и партизанскую) против оккупантов, либо же принять условия, которые будут предусматривать заключение нового мирного плана. Ни один из двух возможных сценариев развития событий для Украины не гарантирует хороших последствий. Последний, самый радикальный вариант, который пока не рассматривается ни украинской властью, ни мировым сообществом – вообще избавиться от оккупированных территорий, признав их независимый статус. По аналогии с аннексией Крыма, такой шаг приведет к расширению территории России за счет Донбасса и может поставить под угрозу сам факт существования независимой Украины.

Александр Радчук, специально для «Слово и Дело».


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...
Загрузка...