Заграница нам поможет!

Эта фраза Остапа Бендера неприменима к украинским оппозиционерам, ищущим справедливости за рубежом  

На днях народный депутат Геннадий Москаль, слывущий большим любителем обратить на себя внимание эпатажными заявлениями и сенсационными открытиями, выдал для СМИ очередной инфоповод – дескать, министр внутренних дел Виталий Захарченко пойдет под суд. Притом Москаль пообещал запроторить министра не просто в какой-нибудь условный Пещерный районный суд города Киева, где любые кровавые расправы силовиков будут с легкостью оправданы необходимой самообороной, а отдать его под трибунал, да не мелочась – сразу под Гаагский.

Для реализации своего благородного замысла Москаль даже написал письмо Коморовскому, то ли доктору, то ли президенту Польши - во всяком случае, об этом сообщила пресс-служба нардепа. При этом бютовец руководствовался следующей логикой – поскольку среди десятков пострадавших в бойне на Майдане в ночь на 30 ноября был и как минимум один польский журналист, то Коморовский этого не стерпит и обратится в Гаагский трибунал с требованием наказать Захарченко. Сам же Москаль констатировал очевидное – лично у него, да и в Украины в целом, правовых оснований для обращения в эту авторитетную международную институцию нет.

Воспринять такую инициативу нардепа серьезно стоит немало усилий – ведь силовой разгон мирной демонстрации хоть и является вопиющим случаем в демократических странах, но уж никак не выглядит «преступлением против человечества», а Захарченко (которого, кстати, официально еще ни в чем не обвинили) не ставит в ряд кровавых тиранов.  Тем не менее, даже если теоретически допустить, что обращение в Гаагу таки будет, то это последнее, что может напугать виновных в разгоне Майдана представителей власти. Во-первых, утрированно говоря, процедуры рассмотрения дел в международных институциях порой настолько длительны, что виновная в преступлении персона за это время сможет поменять еще десять должностей, состариться и спокойно умереть. Ну, а во-вторых, как показывают другие подобные заявления украинской оппозиции, они никогда не перерастают во что-либо практическое, так что стращать наших суровых руководителей европейской фемидой настолько же действенно, как матерых уголовников – водяным игрушечным пистолетом.

Все мы помним, какое количество заявлений в духе «уж Европейский суд точно восстановит справедливость» было роздано оппозиционерами во время и по итогам процессов Тимошенко, Луценко и других их коллег. Отдельные обещания на этом счет зафиксированы  и в системе «Слово и дело». Например, один из лидеров «Батькивщины», экс-вице-спикер Николай Томенко обещал, что его политсила обратится в ЕСПЧ с целью инициировать персональные санкции против экс-замгенпрокурора Рената Кузьмина, прокурора Лидии Фроловой и судьи Родиона Киреева, которые, по мнению оппозиции, «сообразили на троих» по указке сверху дело Тимошенко. Но 7 месяцев спустя после этого обещания экс-премьер по прежнему находится в тюрьме, при этом подвижек по ее освобождению, несмотря даже на открытые требования Европы в переговорном процессе об ассоциации, как не было, так и нет, а вышеуказанные персоны на жизнь не жалуются и никаких санкций на себе не чувствуют.

Евросудом грозил власти и другой оппозиционер Арсений Яценюк – председатель фракции «Батькивщина» 5 марта 2013 года пообещал обратиться в ЕСПЧ, если у его коллеги и защитника Юлии Тимошенко Сергея Власенко отберут депутатский мандат. Но мандат у Власенко таки отобрали, при этом на довольно сомнительных основаниях, а произошло это уже так давно, что все, и, кажется, даже сам Власенко об этом позабыли.  При этом восстанавливать Власенко в правах вроде бы никто не собирается, пускай еще скажет спасибо, что в тюрьму не посадили как  злостного алиментщика и избивателя своей светской экс-жены.

3 июля обещание по схожему делу дал еще один оппозиционный лидер Виталий Кличко:   председатель фракции УДАР заверил, что оппозиция обратится в Европейский суд по правам человека относительно неправомерных действий против депутатов Балоги и Домбровского, у которых по распоряжению спикера Владимира Рыбака забрали карточки для голосования, лишив при этом полномочий. Несмотря на формальное выполнение обещания, по сути это на данный момент ничего не изменило.

Чуть позже, 7 августа, еще один оппозиционный нардеп Сергей Пашинский в который раз апеллировал к справедливости европейского разлива – член «Батькивщины» обещал, что его партия будет добиваться в ЕСПЧ отмены приговора Константину Матейченко - руководителю донецкой облорганизации партии, которого посадили на 3 года. Последнего, правда, отпустили под залог в ходе апелляционного рассмотрения дела, но, обратно-таки, на облегчение его участи обещание Пашинского никакого влияния бы не имело.

Проанализировав лишь несколько примеров обещаний о «европейском правосудии», вернее отсутствии каких-либо правовых последствий оного для украинских оппозиционеров, стоит сделать простой и однозначный вывод: в нынешних политических реалиях громкие заявления оппозиции о вмешательстве международных судебных инстанций в отечественное беззаконие выглядят пустым сотрясанием воздуха. И даже если по какому-то из дел, инициированных оппозицией в Евросуде или другой международной институции, таки удастся добиться справедливости, то совсем не факт, что от этого изменится даже судьба одного конкретного человека, не говоря уже о судьбе всей страны. Ведь будучи в большинстве своем юристами либо просто имея высшее образование, депутаты должны знать, что выполнение решений Евросуда в Украине представляет собой отдельную весьма сложную юридическую проблему.   

Загрузка...