Мифы медреформы. Настоящая реформа медицины началась с приходом Супрун

Читати українською
Валерий Дубиль

Пиарщики МОЗ акцентируют: проблемы в медицине накапливались десятилетиями, а стали решаться только с приходом команды Супрун. И именно Супрун задала направление реформирования системы охраны здоровья.

Я уже писал о том, что медицинскую «реформу» от власти сложно назвать реформой для людей. Реформы, как таковой, нет – есть отдельные проекты. На этот раз с экспертами проанализировал, когда они начались, кто был их инициатором и какие ранее были результаты.

Медреформы как таковой нет – есть отдельные проекты. Когда они начались, кто был их инициатором и какие ранее были результаты – в материале народного депутата Валерия Дубиля.

Пилотный проект по реформированию здравоохранения в Днепропетровской, Донецкой, Винницкой областях и в г. Киеве был утвержден законом Украины №7 июля 2011 №3612-VI – задолго до прихода команды Супрун. Он ставил своей целью реформировать первичную медицинскую помощь, начав семейную медицину и систему оказания специализированной медицинской помощи в регионах, создав госпитальные округа:

  1. Выделить первичку из общей системы финансирования и развивать ее на базе семейной медицины. Финансы перераспределить из других уровней помощи. Создать центры первичной медико-санитарной помощи;

  2. Автономизировать медучреждения. Перейти от бюджетных к договорным отношениям. Организовать финансирование медучреждений на основе договоров на медицинское обслуживание населения;

  3. Сформировать госпитальные округа и перепрофилировать слабонагруженные больницы.

Теперь найдите отличия этой стратегии Богатыревой-Акимовой от стратегии реформы Супрун.

Еще до прихода Супрун была реально создана система первичной медицинской помощи в нашей стране, ведь пилот не просто декларировал ее развитие. Так, были созданы специализированные учреждения по ее предоставлению, решался вопрос нехватки врачебных кадров на первичном уровне. Изменение государственного заказа и создание системы перепрофилирования для врачей позволила с 2011 по 2015 годы подготовить более 5 тыс. семейных врачей – 20% от необходимого количества. За время управления МОЗ командой Супрун было подготовлено менее 600 семейных врачей.

Пилот был признан настолько удачным, что в марте 2015 года правительство и грузинский министр-реформатор Квиташвили предлагали продлить пилотный проект и расширить его еще на четыре области.

Медреформы как таковой нет – есть отдельные проекты. Когда они начались, кто был их инициатором и какие ранее были результаты – в материале народного депутата Валерия Дубиля.

Реальный старт медреформы – принятие закона №2002 от 06.04.2017 года «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно усовершенствования законодательства по вопросам деятельности учреждений здравоохранения». Именно этот документ изменяет организационно-правовые механизмы в здравоохранении. Его приписывают действующей и.о. министра Ульяне Супрун.

Но идеология автономизации медицинских учреждений была краеугольным камнем еще во время реализации пилотного проекта по реформированию здравоохранения в 2011-2013 годах (см. миф №13.1), а сам законопроект 2309, который стал после принятия Законом № 2002, разработали и подали в ВР задолго до назначения Супрун на должность и.о. министра – еще 10.12.2015 года. При этом авторским коллективом законопроекта был практически весь состав профильного комитета ВР, во главе с «главным противником реформ» – Ольгой Богомолец.

Вклад же «реформаторской команды МОЗ» и лично Супрун в процесс внедрения новых финансовых механизмов в здравоохранении заключается в том, что МОЗ не смог в установленные для этого законом полгода (вернее уже 16 месяцев с апреля 2017 года), разработать необходимую нормативно правовую и подзаконную базу для его реальной практической реализации. Из-за этого, по сей день (а закон полностью вступил в силу 06.11.2017) созданные по этому закону на базе медицинских учреждений некоммерческие коммунальные предприятия не могут финансироваться за определенным законом механизмом – через заключение с ними договоров на медицинское обслуживание населения. Минздрав не разработал типовой договор, порядок его заключения и порядок расчета стоимости медицинских услуг.

Медреформы как таковой нет – есть отдельные проекты. Когда они начались, кто был их инициатором и какие ранее были результаты – в материале народного депутата Валерия Дубиля.

Одним из самых успешных реформаторских достижений Супрун в 2017 году в Кабмине считают проект по реимбурсации лекарств для гипертонии, диабета и бронхиальной астмы.

Однако, этот проект – не новый, а продолжение и полная калька пилотного проекта Богатыревой по регулированию цен и реимбурсации на лекарства для гипертоников. Он был утвержден постановлением КМУ от 25 апреля 2012 № 340 «О реализации пилотного проекта относительно внедрения государственного регулирования цен на лекарственные средства для лечения лиц с гипертонической болезнью» и реализовывался с 01.07.2012 по 31.12.2014.

Согласно ему, цены на лекарства для гипертоников регулировались на основе данных о ценах в референтных странах, пациенты получали бесплатные или частично оплачиваемые ими лекарства в аптеках и по бумажному рецепту семейного врача или терапевта. Тогда удалось снизить цены на лекарства более чем на 15%, пациенты получали лекарства бесплатно или платили в аптеке 30-60% от их стоимости.

Следующим этапом и продолжением пилота Богатыревой должно было стать расширение номенклатуры реимбурсации на лекарства для сахарного диабета и бронхиальной астмы. Что и сделала Супрун в 2017 году, как верный последователь Богатыревой.

Все положительные моменты пилотного проекта вместе со всеми его недостатками перекочевали в новый «реформаторский» проект МОЗ. Единственное отличие – при старте проекта «Доступные лекарства» в 2017 году МОЗ не учел риски дефицита и физического отсутствия лекарств в аптеках, ведь при резком увеличении спроса на них резко снизилась цена. В результате – почти сразу дешевые и бесплатные лекарства из аптек исчезли. Зато в 2012 году перед реализацией проекта государством был специально создан двухмесячный запас препаратов, участвовавших в проекте, и этой ситуации удалось избежать.

Медреформы как таковой нет – есть отдельные проекты. Когда они начались, кто был их инициатором и какие ранее были результаты – в материале народного депутата Валерия Дубиля.

Реформаторы громко заявляют: мы победили коррупцию при закупке лекарств, переведя их из МОЗ – на международные организации. Но на самом деле Супрун не имеет никакого отношения к этому процессу. И закон, и подзаконные акты к нему были приняты задолго до ее прихода в МОЗ. Международные закупки ввели Законом Украины № 269-VIII от 09.03.2015 г. «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно обеспечения своевременного доступа пациентов к необходимым лекарственным средствам и медицинским изделиям путем осуществления государственных закупок с привлечением специализированных организаций, осуществляющих закупки». Соответствующий законопроект подали еще раньше – 17.02.2015. Руководителем авторского коллектива законопроекта была все та же «главный противник реформ» Ольга Богомолец.

Внедрение международных закупок (подготовка и принятие подзаконных актов, вывод первых соглашений с международными организациями, осуществление первых закупок через них) происходило в МОЗ течение 2015 года при министре Квиташвили. Команда Супрун пришла в министерство уже в середине второго года проведения закупок, когда была утверждена номенклатура закупок 2016 года.

С приходом Супрун ситуация с главной проблемой международных закупок – длительным сроком их осуществления – не только не улучшилась, но и существенно ухудшилась. Летом 2016 года Супрун заключила договоры с международными организациями на поставку лекарств за средства бюджета-2016 только в конце года – в декабре, а поставки по этим договорам проходят до сих пор (на середину июля 2018 были поставлены лекарства и медизделия только на 84,7% от перечисленных в 2016 году средств и 37% – от перечисленных в 2017 году средств).

Именно при Супрун приняли изменения в правила проведения закупок, которые позволяют международным организациям осуществлять поставки в течение 1,5 года после получения аванса. Договоры с организациями о закупках в 2017 году заключили так же, как и в 2016 – в конце бюджетного года (Супрун была уже на должности более года). За счет средств бюджета 2017 года предоставлено лекарств на начало сентября только 37% от уплаченных авансом бюджетных средств, при этом вакцин – только на 2,7%.

Медреформы как таковой нет – есть отдельные проекты. Когда они начались, кто был их инициатором и какие ранее были результаты – в материале народного депутата Валерия Дубиля.

Команда Супрун не является автором стратегических документов по реформированию здравоохранения Украины, которые легли в основу реализуемых ими шагов.

«Национальная стратегия построения новой системы здравоохранения в Украине на период 2015-2025 годы» разработана задолго до прихода в МОЗ Супрун в ноябре 2014 года – еще во время министерской каденции Олега Мусия стратегической консультационной группой, в состав которой входили представители МОЗ, профессиональных медицинских организаций, международных партнеров (Всемирного банка, ВООЗ, МВФ).

Второй стратегический документ реформы – концепция реформирования здравоохранения. Концепция построения новой национальной системы здравоохранения была разработана МОЗ Украины совместно с профильным комитетом Верховной Рады и принята на совместном заседании коллегии и ученого совета МОЗ Украины 15.07.2016, во время каденции и. о. министра Виктора Шафранского, также до прихода в министерство команды Супрун.

Основные стратегические документы по реформированию системы здравоохранения Украины были приняты еще до прихода в МОЗ Супрун.

Закон о финансовых гарантиях – единственное достижение команды Супрун, хотя тоже вызывает споры.

Если сравнить окончательный текст скороспелого и недоработанного закона Украины №2168 «О Государственных финансовые гарантии медицинского обслуживания населения с исходным текстом законопроекта №6327 «О Государственных финансовых гарантиях предоставления медицинских услуг и лекарственных средств», представленный МОЗ в ВР 10.04.2017 года, то можно смело заявить, что это два совершенно разных документа. И авторство окончательного текста закона принадлежит не МОЗ и его экспертам, а рабочей группе и депутатам профильного парламентского комитета.


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...