Когда цифры говорят сами за себя: зачем Кремль усердствует на Донбассе?

Виктор Трегубовжурналист, блогер

Есть военное правило. В любом вооруженном конфликте структура, тактика и вооружение задействованных сил определяется, в первую очередь, поставленными задачами. Это не требует лишних объяснений. Понятно, что не нужно мобилизовать три миллиона человек для захвата хутора и не нужно каждый день лупить массированными артобстрелами, если противник хорошо рассредоточен.

Тем интереснее выглядят данные о противнике, противостоящем украинским Вооруженным силам на территориях Донецкой и Луганской областей. Статистика Генерального штаба ВСУ показывает: объем обстрелов со стороны «республик» значительно превышает разумные пределы. При том, что большинство снарядов уходит «в молоко».

Итак, вот данные:

С 01.09.2014 по 16.11.2015 совершено более 24 тысяч обстрелов территорий, контролируемых украинскими силами. Из них: РСЗВ – до 1,7 тыс. раз; миномет – до 7 тыс. раз; танк до 1000 раз; артиллерия – до 2,6 тыс. раз; зенитная установка – до 380 раз; стрелковое оружие – до 7 тыс. раз; ПТРК – 220 раз; РПГ – до 1,4 тыс. раз; АГС-17 – до 2,6 тыс. раз; БМП – до 170 раз.

Если произвести расчет приблизительного расхода боеприпасов:

РСЗВ – более 70 тысяч; миномет – более 300 тысяч; танк – более 8 тысяч; артиллерия – более 80 тысяч; зенитная установка – более 110 тысяч; стрелковое оружие – до 14 млн; ПТРК – 220 раз; РПГ – более 5 тысяч; АГС-17 – около 80 тысяч; БМП – более 17 тысяч.

Всего около 14 тысяч тонн веса.

Для подвоза такого количества боеприпасов необходимо более 2,6 тыс. машинорейсов, либо более 440 вагонов при подвозе железнодорожным транспортом.

В вооруженных силах непризнанных республик «ДНР» и «ЛНР»:

Личный состав – 33,556 тыс., танков – 470, ББМ – 948, арт. систем – 762, РСЗВ – 206, средств ПВО – 477.

У частей ВС РФ, расположенных на территории Луганской и Донецкой областей:

Личный состав – 8,390 тыс., ЗРК «Точка-У» - 4, танков – 237, ББМ – 511, арт. систем – 162, РСЗВ – 95, средств ПВО – 66.

Впечатляет? Впечатляет. Не по Сеньке шапка, не по территории армия.

Снабжать такие силы самостоятельно «ЛНР» и «ДНР» не способны: нет не только ресурсов, но и соответствующих производственных мощностей. А уж масштаб обстрелов (что особенно характерно – заведомо неэффективных) в мирное время больше, чем в иные войны.

Поэтому, если отставить эмоции и попытаться проанализировать происходящее логически, напрашиваются интересные выводы.

Формально у нас действует перемирие. Украинские войска не наступают – это должно быть очевидно всем по обе стороны линии разграничения. Все эти выстрелы – это «тревожащий огонь», огонь неприцельный, «примерно в сторону противника». Уже даже в Донецке местные жители иной раз замечают, что огонь идет куда-то, где нет ни «укропов», ни своих. Такое поведение оправдано при активном противостоянии, когда не считают ни денег, ни боеприпасов, когда целью ставится запутать противника, поизматывать его неделю-другую перед нанесением мощного удара. Но не год с лишним! Если содержание на территории самопровозглашенных республик непропорционально крупного военного контингента еще можно объяснить желанием в перспективе сходить в атаку, то объем и частота обстрелов не укладывается ни в какой боевой устав и ни в какую военную логику. Просто – незачем. Там нет стольких «укров» в одном месте, чтобы вот так лупить по площадям.

Мы далеки от мысли, что российские офицеры, осуществляющие стратегическое управление как обстрелами, так и логистикой поставки боеприпасов, глупы, или что им просто некуда девать снаряды. Остается лишь один вывод: постоянные обстрелы преследуют не военные, а политические или даже политико-дипломатические цели. Их стратегия предусматривает срыв Минских соглашений, причем их срыв именно украинской стороной. Для подробного изложения такого замысла нужна отдельная публикация – и она скоро последует.

Виктор Трегубов, специально для «Слово и Дело»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...