Итоги недели от Виктора Трегубова. Неделя с привкусом долмы

Виктор Трегубовжурналист, блогер

Уж извините за такой заголовок – но что поделать, когда из двух ключевых новостей этой недели одна связана с крымскими татарами, а вторая – с турками?

Энергоблокада Крыма

Подрыв нескольких опор ЛЭП в ночь с 21 на 22 ноября стал ударом в самое слабое место оккупационных властей Крыма. Несколько взрывных устройств оставили без постоянного электроснабжения более миллиона человек, а оцепившие место происшествия татары сразу дали понять, что отныне для каждого крымчанина вопросы большой политики будут неотделимы от вопросов личного комфорта. Всего несколько разорванных линий электропередач – и огромный экономический эффект сочетался с огромным эффектом психологическим. Вот вам и пояснение, почему Хрущев передал Крым Украине, и наглядное свидетельство, кто кого кормил и снабжал, и живая демонстрация того, где у России величие заканчивается.

Вот вам и пояснение, почему Хрущев передал Крым Украине, и наглядное свидетельство, кто кого кормил и снабжал, и живая демонстрация того, где у России величие заканчивается.

Примечательно, что в первые дни «энергетической блокады» украинская власть повела себя так, будто не знала, к какой стороне примкнуть и как среагировать: то ли быстро пресечь безобразие (поначалу Национальная гвардия предприняла несколько попыток отогнать крымцев от опор), то ли оперативно его возглавить. Судя по тому, что Крым до сих пор сидит без света, возобладала вторая версия. Украина и Россия поменялись ролями: теперь мы играем в гибридную войну и примеряем на себя амплуа злого поставщика. Причем ответные угрозы россиян закрыть оставшиеся рынки для украинских товаров и прекратить экспорт угля уже не воспринимаются, как конец света – извините за невольный каламбур. Перестал быть надежным средством давления и газ. Похоже, Кремлю придется рано или поздно привыкать к мысли, что попытки привязать Украину к себе экономическим шантажом приводят скорее к обратному эффекту.

Турецкий кульбит

И пусть я стараюсь в этих дайджестах не касаться внешней политики, тему резкого охлаждения отношений между Россией и Турцией обойти уже не получится. Потому что над турецкой территорией был сбит не российский бомбардировщик, а целый ряд амбиций Кремля.

После успешных пролетов над европейской территорией и вблизи американских кораблей, россияне уже и сами поверили в то, что весь мир боится их настолько, что можно вообще не опасаться жесткой реакции на подобные действия. Однако они забыли учесть, что в чувствительности к провокациям и готовности «мочить в сортире» Турция ближе к самой России, чем к партнерам по НАТО.

Как и подрыв ЛЭП, сбитие самолета имело кумулятивный эффект. И, опять-таки, в первую очередь – психологический.

Во-первых, выяснилось, что Россию не боятся. Причем, как на беду для Кремля и его телеиглы, это стало очевидно даже российскому телезрителю, которому все эти годы внушали, что один вид российских боевых птиц заставляет дрожать сердца прибалтов и американских моряков. Страна, неподалеку от территории которой недавно пролетали, пугая НАТО, страшные российские «Калибры», сбила российское воздушное судно и пообещала делать это и в дальнейшем, если русские не перестанут давать поводы. И ладно бы это были американцы... но турки! Это слишком обидный намек на то, в какой лиге на самом деле играет Россия: ее военная мощь не внушает трепета даже крупным региональным державам. Что там говорить о мировых?

Во-вторых, это оказалось серьезным ударом по российским планам о «широкой антитеррористической коалиции» в Сирии. Побить горшки с крупнейшей страной НАТО в регионе и важным внешним игроком в сирийском конфликте – не лучшее начало долгого пути.

В-третьих, это поставило под угрозу срыва ряд инфраструктурных проектов – в том числе, направленных против Украины. Среди прочих – тот же газопровод «Турецкий поток». А ведь в это же время ЕС подумывает об отказе от второй очереди “Северного потока”.

Россияне забыли учесть, что в чувствительности к провокациям и готовности «мочить в сортире» Турция ближе к самой России, чем к партнерам по НАТО.

В-четвертых, российская агитационная машина автоматически подхватила раскрутку маховика ненависти теперь уже к туркам. Депортации, приостановка безвизового режима, забросанное камнями посольство, внезапно «испортившаяся» продукция турецкого легпрома, рассказы о сакральном значении византийских святынь и воспоминания о прошлых войнах – весь обязательный набор российских «пятиминуток ненависти» был задействован буквально в несколько следующих за падением Су-24 дней. После такого сделать вид, что ничего не было, уже будет не так-то просто. Даже если вдруг срочно понадобится.

В-пятых, если напряженность между Турцией и РФ не уляжется в ближайшее время, возможны очень интересные ассиметричные действия с турецкой стороны. Например, если ранее ходили упорные слухи о том, что турецкое правительство активно не рекомендует Вселенскому патриархату способствовать созданию Поместной православной церкви в Украине, то сейчас может оказаться и так, что оно сменит свою позицию на диаметрально противоположную. Благо, турецко-украинская дружба на таком фоне начала расти и крепнуть: то украинские волонтеры снимут ролик, прославляющий турецкие ВВС (к слову, видео очень быстро завоевало популярность в самой Турции), то отечественные трейдеры намекнут, что в случае ограничений поставок в Турцию российского зерна, всегда готовы подставить плечо.

Законодательная деятельность

Вернемся, впрочем, к Украине. На этой неделе было принято (и не принято) несколько важных законопроектов. Итак.

  1. Президент ветировал законопроект, предусматривающий упрощение передвижения по стране для временно перемещенных лиц (переселенцев с оккупированных территорий). Порошенко не понравилось, что не был установлен орган, который бы отслеживал длительное отсутствие перемещенного лица по месту регистрации. Очень недемократичное решение, но война, возможно, спишет. Законопроект ушел на доработку в парламент.

  2. Рада изменила Уголовный кодекс в части отбытия наказания, приравняв день в СИЗО к двум дням в тюрьме. Давно назревавший шаг.

  3. Рада не проголосовала за закон о реформе госслужбы (перенесен на начало декабря).

  4. Наконец, парламент передал значительную часть административных услуг от центрального аппарата Минюста местных органам.

Отдельной, еще не завершившейся, эпопеей стали выборы антикоррупционного прокурора. На момент написания этого материала специальная комиссия направила на выбор и утверждение Генеральному прокурору две кандидатуры – Максима Грищука и Назара Холодницкого. Таким образом, были исключены оба кандитата, вокруг которых в экспертной среде и гражданском обществе ломалось больше всего копий – заместители генпрокурора Виталий Касько и Роман Говда. Теперь все зависит от решения Виктора Шокина.

В целом, эта неделя изменила не столько нашу страну, сколько ситуацию вокруг нее. Для Украины открылись новые внешнеполитические возможности, а положение, в котором оказался наш основной противник последних лет, вновь совершило крутой вираж. Самое время использовать этот момент себе на пользу – как во внутренней, так и в международной политике.

Виктор Трегубов, специально для «Слово и Дело».


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...